О судьбе Дома-музея Волошина

07 Июл
0

Дом Поэта. Прошлое и настоящее
    О судьбе музея Максимилиана Волошина в Крыму
Я не изгой, а пасынок России.
Я в эти дни — немой ее укор…
М.А. Волошин «Дом поэта»

    «Сегодня великий день. Сегодня решилось, что мы едем в Крым, в Феодосию, и будем там жить. Едем навсегда! […] Я никогда не был так счастлив, как сегодня…» С этой записи, которую 17 марта 1893 г. сделал в дневнике шестнадцатилетний московский гимназист Макс Волошин, началось все то, что сделало Коктебель легендой. Значительно позже, в начале 1930-х гг., Осип Мандельштам, неоднократно гостивший в Доме Поэта, записал: «Максимилиан Александрович — почетный смотритель дивной геологической случайности, именуемой Коктебелем, — всю свою жизнь посвятил намагничиванию вверенной ему бухты. Он вел ударную дантовскую работу по слиянию с ландшафтом…»
     В свое «странствие странствий», как Волошин именовал смерть, поэт ушел в 1932-м, а «намагниченность», завороженность этой неприметной, на первый взгляд, земли все остается…
     Для множества россиян слово «Коктебель» стало почти паролем. Поколения москвичей и петербуржцев ездят сюда годами, самые счастливые по сей день владеют здесь дачами. Раз попав сюда, люди как будто «заболевают». Все продолжается и сегодня. Не останавливают ни границы, ни таможни, ни цены на билеты, вырастающие каждые полгода…
     Мой отец, крупный физик-атомщик, впервые привез меня в Коктебель в 1957 г. десятилетним мальчиком; жили мы на турбазе Дома ученых. И я — один из тех, кто вырос здесь, для кого этот маленький крымский поселок стал второй родиной.
     В 1967 г., когда я учился на втором курсе МАРХИ, приехал сюда в очередной раз. Шел по набережной и вдруг на балконе Дома Поэта увидел девушку с нашего курса. Она помахала мне рукой и крикнула: «Сашка, хочешь помыть полы в мастерской?» «Конечно, хочу!»
     В тот приезд я много рисовал, мои рисунки показали Марии Степановне, вдове Волошина. Ей они понравились. Так я вошел в Дом. Это было счастливейшее время, когда здесь можно было гостить, жить, пить чай с Марией Степановной, слушать ее рассказы, проникаться духом Дома. Как архитектору, мне нравилось и его необычное внутреннее пространство. Много бывало замечательных людей, звучала музыка. Дом был живой. От его стен, вещей, книг исходили какие-то тончайшие флюиды, ветер других времен.
     Мария Степановна рассказывала, что когда к ней в гости после долгих лет эмиграции приехал знаменитый В.В. Шульгин, его первым восклицанием было: «Боже мой! Да это единственный дом в России, где сохранился запах… до семнадцатого года!»
     Только что вышла из печати огромная 500-страничная книга Владимира Купченко «Труды и дни Максимилиана Волошина. Летопись жизни и творчества» (СПб., 2002).
     В. Купченко был в свое время первым директором коктебельского Дома, о его Волошинской картотеке ходят легенды. И вот перед нами первый том летописи (1877-1916). Это фантастическая по насыщенности мозаика событий, встреч, отрывков из дневников и писем.
     Просматривая книгу, я убедился, что, пожалуй, впервые мы можем установить точные даты всех этапов строительства Дома Поэта. И я решил вместо общих слов сделать небольшой конспект по истории Дома, используя в основном новую книгу Купченко.
     Думаю, не все знают, что, приехав в 1893 г. в Коктебель, Волошины (Максимилиан, его мать, Елена Оттобальдовна, и ее второй муж, Павел Павлович Теш) не сразу поселились на побережье. Строения их усадьбы до нашего времени не дошли. Известно лишь место — небольшой холмик (так называемая «горка фон Теша») в глубине долины, за нынешнем шоссе (ул. Ленина), недалеко от почты.
     17 марта 1893 г.* Запись в дневнике Макса: «Сегодня решилось, что мы едем в Крым. […] Павел Павлович там, около Феодосии, купил вместе с мамой маленькое имение. Всего в версте от моря, недалеко от гор… Боже, как хорошо!»
     18 марта 1893 г. Вновь из дневника: «Эту землю, 20 десятин, Павел Павлович покупает пополам с мамой у профессора Юнга».
     13 апреля 1893 г. Из письма
     П. Теша: «Дорога идет по таким спускам, подъемам, ущельям, тропинкам и дебрям, что «даже Макс останется довольным». Пришедши к Юнге, отправился с ним осматривать землю и решил купить ту, которая ближе к морю, всего 6 десятин. Потом нанял у болгарина саклю. В этот же день говорил насчет дома с разными подрядчиками и плотниками».
     21 апреля 1893 г., среда. Письмо от Теша: «К постройке дома (т.е. еще к разравниванию места) приступили во вторник. Дом будет стоять на таком месте, что оттуда будет видна вся долина и бухта».
     2 июня 1893 г. Отъезд Волошина из Москвы в Феодосию.
     6 и
юня 1893 г. Рано утром — приезд на станцию Сарыголь, переезд на извозчике в Феодосию. По-видимому, в этот же день, встретившись с П.П. Тешем, пошли на базар и, «столковавшись с одним из коктебельских крестьян-болгар, на тряской и очень неудобной телеге отправились в Коктебель…»
     Итак, 6 июня 1893 г. — первое появление Волошина в Коктебеле!
     1-я половина ноября 1893 г. Закончено строительство дома П.П. Теша.
     Это — предыстория. А теперь перейдем к хронике возникновения знаменитых ныне строений, заметив для справедливости, что инициатива покупки земли на берегу моря в 1901 г. принадлежала Елене Оттобальдовне: есть письма, где Волошин уговаривал ее незадолго перед этим переехать под Батуми, или даже… в Сицилию!
     Итак, 1 мая 1901 г. мать поэта покупает у Н.В. Юнге участок земли в треть десятины на берегу моря, между двумя ручьями.
     16 мая 1901 г. Начато строительство «домика» для Елены Оттобальдовны (это еще не знаменитый «дом Пра», а небольшое одноэтажное строение).
     5 апреля 1903 г. Елена Оттобальдовна покупает у А. Юнга участок в полдесятины для сына, рядом со своим участком.
     Май 1903 г. Начато строительство «первой очереди» ныне существующего Дома Волошина.
     Начало августа 1903 г. Завершение строительства дома Волошина, получившего также шуточное название «вилла Пелеата». Знаменитая мастерская, напоминающая романский храм, тогда еще не была построена, дом был двухэтажным (по три комнаты на каждом этаже), с лестницей, террасами и одноэтажной пристройкой («хвостом») из семи помещений (его можно видеть на известной картине Богаевского и на ряде фотографий).
     12 сентября 1903 г. У нотариуса в Феодосии совершен «акт купчей крепости» на участок земли для М. Волошина в 1302 кв. саж. за 1085 рублей.
     30 мая 1908 г. Елена Оттобальдовна пишет о намерении строить дом в два этажа, рисует его план. «Уже заказала возить камень».
     7 июля 1908 г. Начинается строительство нового дома Елены Оттобальдовны, сохранившегося доныне. (С 1930-х гг. этот знаменитый дом, где жили Гумилев и Цветаева, был фактически отчужден от основной усадьбы. В настоящее время Музей Волошина ведет переговоры по хотя бы частичному возврату его помещений, что было бы справедливо.)
     29 октября 1908 г. Из письма Елены Оттобальдовны видно, что строительство ее дома завершено. (5 комнат в нижнем этаже, три большие — во втором, три — в мансарде. Рядом — «калыбный домик в две комнаты с кухней и двумя террасками».)
     Август 1912 г. Подписан договор с подрядчиком «на пристройку к своему дому двусветной мастерской-библиотеки по собственному проекту».
     Сентябрь 1912 г. Идет строительство мастерской.
     27 ноября 1912 г. Богаевский пишет Кандаурову: «Макс много пишет этюдов и строит свою мастерскую».
     Апрель 1913 г. В доме идут работы (штукатурные, малярные) по отделке мастерской с антресолями и комнат первого этажа под ней.
     10 сентября 1913 г. Из письма Кандаурову в Москву: через два-три дня «начнутся переделки и заканчиванье» в мастерской.
     20 сентября 1913 г. Из письма А.М. Петровой в Феодосию: «Уже дня четыре как в мастерской началась переделка», приходится присматривать, указывать, «тут и столяры, и печники, и штукатуры, и маляры, и кровельщики», работы еще дней на десять.
     22 сентября 1913 г. Еще идут работы по «исправлению мастерской».
     10 октября 1913 г. Волошин пишет Оболенской в Петербург: «Последние дни красил стены и потолок (каюты)».
     11 октября 1913 г. Верхний летний кабинет отделен от мастерской стеклянной перегородкой, балкон над Таиах расширен, сделаны диваны в «каюте».
     На этом заканчиваются, по-видимому, все достройки и перестройки Дома Поэта, и он обретает знакомый нам облик.
     Дом Поэта возводился Волошиным в течение десяти лет на весьма скромные гонорары и получился простым, но удивительно интересным — Дом-Храм, Дом-Корабль. Удлиненные «романские» окна мастерской — явный отголосок испанских и французских впечатлений поэта. Он оставил нам слепок своей души, свою раковину.
     В истории ХХ в., как ни странно, очень мало примеров, чтобы поэт или художник сам строил себе жилье, мастерскую. Обычно они арендовали, покупали или, в лучшем случае, заказывали проект архитектору.
     Двери своего Дома Волошин широко распахнул для друзей. «Сейчас в России нет нигде такого сосредоточия интересных людей», — писал о коктебельс
ком Доме Брюсов. А Мария Степановна Волошина любила повторять: «Проще назвать тех, кто не бывал в Доме, чем тех, кто в нем бывал!»
     И действительно, кто только ни приезжал сюда. Вполне можно представить ограду Дома, выложенную из мемориальных досок. При жизни Волошина гостями Дома были Цветаева, Мандельштам, Гумилев, Грин, Брюсов, Белый, А. Толстой, Булгаков, Горький, Вересаев, Зощенко, Вс. Рождественский, Чуковский, Ходасевич, Эренбург, Замятин, Леонов, Петров-Водкин, Богаевский, Лентулов, Фальк, Габричевский, Кругликова, Остроумова-Лебедева… А во второй половине века: Солженицын, Бродский, Даниэль, В. Некрасов, А. Мень, Аксенов, Битов, Ахмадулина, Евтушенко, Чичибабин, Искандер, Сапгир, Каверин, Стругацкие, Михайловы, Белов, Радзинский, Рыбаков, Приставкин, Нейгауз, Уланова, Рихтер…
     Последние годы жизни Волошина были омрачены попытками новых хозяев страны отобрать его любимое детище, приспособить Дом к своим нуждам. Но будто охраняемый незримыми силами, прошел Дом через все бури ХХ в. Прецедентов того, чтобы в советские годы не тронули, не разорили такое «гнездо», раз-два и обчелся… Поленово, Абрамцево, Ясная Поляна. В основном же все «мемориальные» музеи — новоделы, «с миру по нитке»…
     В Коктебеле долгие годы все сохранялось так, что возникает ощущение: хозяин лишь ненадолго вышел погулять по своим любимым холмам, случайно забыв посох у двери.
     Но время все же идет, и оно неумолимо.
     Ряд экспертиз конца 1990-х гг. показал, что Дом-музей Волошина находится в тяжелом аварийном состоянии. Изношены, полусгнили деревянные конструкции — балки, балконы, лестницы, оконные рамы. Есть трещины в стенах, нарушена гидроизоляция, в плохом состоянии электропроводка и т.д. В Музее до недавнего времени вообще не было отопления. Эти и множество других проблем годами не решаются из-за отсутствия должного финансирования.
     В Москве есть множество людей, много лет приезжавших в Коктебель и Дом поэта, любящих творчество Волошина. Несмотря на то, что Дом-музей М.А. Волошина превратился теперь в «объект на территории другого государства», очень трудно равнодушно смотреть на плачевное состояние этого священного для нас островка русской культуры.
     В январе 2001 г. в Москве организован «Общественный совет по координации помощи Дому-музею М.А. Волошина». Целью создания Совета является оказание реальной и конструктивной помощи Дому-музею. Мы хотим привлечь внимание как российских, так и украинских властей и средств массовой информации к бедам музея.
     Совет связался, в частности, с московским Фондом «Москва-Крым», который, как нам известно, уже имеет опыт конкретной помощи крымским музеям, например, Музею Чехова в Ялте. Фонд предоставил нам возможность открыть целевой счет «для реставрации Дома-музея М.А. Волошина в Крыму». К сожалению, средства самого Фонда недостаточны.
     Поэтому Общественный совет будет пытаться изыскать требуемые суммы (60-100 тыс. долларов), обращаясь за помощью к российским и зарубежным деятелям политики и культуры, благотворительным фондам и всем лицам, которые реально могут оказать помощь этому бесценному памятнику Серебряного века. Все решения по использованию полученных средств будут приниматься коллегиально членами Совета и руководством Фонда «Москва-Крым». Подразумевается, безусловно, и координация любых действий с Министерством культуры Крыма и администрацией Дома-музея.

Ниже публикуются два документа, относящиеся к деятельности «Общественного совета по координации помощи Дому-музею М.А. Волошина».

Положение об Общественном совете по координации помощи дому-музею М.А. Волошина при Фонде «Москва-Крым»

1. Общие положения
1.1 Общественный Совет по
координации помощи Дому-музею
М.А. Волошина, именуемый в дальнейшем Совет, создан для оказания финансовой, информационной и другой помощи Дому-музею М.А. Волошина, находящегося по адресу: Автономная Республика Крым, пгт Коктебель, ул. Набережная.
1.2 Совет осуществляет свою деятельность на общественных началах.
1.3 Формируется из числа известных деятелей науки, искусства, образования, управления и бизнеса.
1.4 Совет возглавляет Председатель, утверждаемый Правлением Фонда «Москва-Крым».
1.5 Совет проводит свои заседания по мере необходимости.
1.6 Решение об использовании финансовых средств, поступающих целевым назначением для Дома-музея М.А. Волошина на счета Фонда «Москва-Крым», принимается большинством присутствующих на заседании членов Совета и утверждается Председателем Правления Фонда «Москва-Крым».
2. Цели и задачи
2.1. Основными целями и задачами Совета являются:
— организация сбора средств, необходимых для капитального ремонта Дома-музея М.А. Волошина, обновление экспозиции, пополнение основных фондов и решение других проблем, стоящих перед Домом-музеем;
— организация ряда гуманитарных и благотворительных акций для разъяснения значения и ценности творческого наследия М.А. Волошина.

Обращение Общественного совета по координации помощи дому-музею М.А. Волошина

     Обращаемся к Вам с просьбой принять посильное участие в спасении уникального памятника русской культуры Серебряного века — Дома-музея М.А. Волошина в Коктебеле (Крым, близ Феодосии), волею судеб оказавшегося за пределами России. В настоящее время он находится в аварийном состоянии, а то финансирование, которое производится крымскими властями, совершенно недостаточно.
     Этот Дом, построенный поэтом, мыслителем и художником Максимилианом Александровичем Волошиным по собственному проекту в 1903-1914 гг., является подлинным «ковчегом» русской литературы и искусства, сохранившим в мемориальной части всю обстановку того времени, бесценные архивы и библиотеку, собрание картин и акварелей. На протяжении всего ХХ века Дом Поэта был удивительным культурным и духовным центром, прочно занявшим свое место в ряду таких очагов отечественной культуры, как Абрамцево, Поленово, Ясная Поляна, Михайловское.
     В Доме творили, отдыхали, приезжали поклониться: О. Мандельштам, М. Цветаева, А. Белый, М. Горький,
     В. Брюсов, М. Булгаков, А. Толстой, В. Вересаев, А. Грин, И. Эренбург, М. Зощенко, К. Чуковский, К. Петров-Водкин, Е. Кругликова, Г. Нейгауз, А. Габричевский, А. Солженицын, И. Бродский, Е. Евтушенко, Б. Ахмадулина, А. Битов, Е. Рейн, В. Аксенов и многие другие.
     Дом чудом уцелел в Гражданскую и Отечественную войны, в тяжелые
     1930-е годы, однако то состояние, в котором он находится в настоящее время, вызывает глубочайшую озабоченность, желание «бить во все колокола».
     Почти все деревянные конструкции — лестницы, балконы, окна — требуют выполнения высококвалифицированных работ по их замене. Музей не отапливается, в плохом состоянии электропроводка и сигнализация. Существует еще ряд серьезнейших проблем, годами не решаемых из-за отсутствия средств.
     В Москве создан Общественный совет по координации помощи Дому-музею М.А. Волошина, состоящий из людей, много лет приезжающих в Коктебель, любящих творчество Волошина и связанных так или иначе с Домом Поэта. Одной из своих задач Совет ставит сбор необходимых средств и контроль за их использованием. Мы скоординировали свои усилия с Фондом экономических и гуманитарных связей «Москва-Крым» при Правительстве Москвы, который предоставил Совету свои банковские реквизиты для открытия целевого счета:

ИНН 7704167834,
КПП 770401001,
ОКПО 46412239,
Банк: ООО КБ «Русский Купеческий банк»,
р/с 40703810200000000057,
к/с 30101810200000000609, БИК 044552609 (для оказания помощи Дому-музею М.А. Волошина).

Ваше посильное участие поможет сохранить Дом Волошина для России, ее будущих поколений!

М.В. Бокариус (филолог, СПб.)
Г.С. Евтушенко (журналист)
Ф.А. Искандер (писатель)
Р.Ф. Казакова (поэтесса)
М.В. Кончаловский (музыкант)
Д.А. Лосев (гл. редактор
альманаха «Крымский альбом»)
Н.Ю. Менчинская (архитектор)
Е.Е. Павлова-Арендт (научный сотрудник)
О.С. Северцева (искусствовед)
Т.М. Фадеева (историк)
М.Я. Шагинян (художница)
Секретарь Совета — А.Н. Гусев (архитектор-реставратор, фотохудожник)