ПЕВЕЦ ПРАВОСЛАВНОЙ ТАВРИДЫ

Слово об авторе книги ‘Жития святых Таврических (Крымских) чудотворцев’

Имя Дмитрия Михайловича Струкова сегодня почти забыто. А между тем, этого московского историка, археолога и художника, знатока древнерусского искусства, хорошо знали во второй половине XIX века и в Москве, и в Крыму. Его статьи и заметки о таврических святых, древних храмах и монастырях полуострова часто появлялись в печати. Результатом неоднократных посещений Крыма археологом Струковым было открытие остатков многих замечательных памятников. А сколько рисунков, работ по истории Православной Тавриды осталось неопубликованными, и лежат под спудом в московских и петербургских архивах!
В 60-е годы прошлого века в Москве, при активном участии Струкова были организованы Археологическое общество и Общество любителей духовного просвещения. Как великолепного рисовальщика, знатока церковного искусства, Археологическое общество направило Дмитрия Михайловича в 1868 году в Крым исследовать христианские древности. С этого времени художник заболел Тавридой, и до конца жизни православный Крым стал дорог ему так же, как и златоглавая Москва.

Струков был своеобразным продолжателем дела архиепископа Херсонесского Иннокентия (Борисова). Этот известный церковный деятель России еще в середине XIX века указывал на величайшее духовное значение Крыма для России: ‘Крым как будто создан для того, чтобы быть нашим русским Афоном. Если Афон изобилует священными памятниками и воспоминаниями, то и русский Афон, Таврида, не уступит в этом Афону Греческому’, — говорил преосвященный Иннокентий.

По окончании Крымской войны, на месте памятных явлений чудотворных икон, забытых церквей и обителей были возрождены или вновь устроены Бахчисарайский Успенский, Инкерманский Климентовский, Херсонесский, Кизильташский монастыри, скиты и киновии.
Крым с его чудесной природой, многочисленными следами древней христианской истории произвел на Струкова неизгладимое впечатление. В течение ряда лет, по несколько месяцев в году, Дмитрий Михайлович проводил в исследовании крымских христианских древностей. Одной из первых работ Струкова в Крыму было участие в возобновлении древнего пещерного храма во имя св. Климента в Инкерманской обители близ Севастополя. Прикосновение к святыне, связанной с первыми веками христианства с именем ученика апостола Павла, определило дальнейший интерес художника к теме таврических святых.

В 1871 году ‘Таврические епархиальные ведомости’ поместили краткую информацию: ‘По соизволению Государя Императора в Крым для разыскания древнейших христианских древностей прибыл художник Д. М. Струков. В татарской деревне Ай-Василь, на южном берегу, он нашел памятник с надписью 801 года…’.

Однако самое впечатляющее открытие было сделано Струковым в небольшой деревне Партенит, расположенной у подножия Аю-Дага. На этом месте еще в 1869 году во время строительства дороги были обнаружены остатки какого-то храма. Струков тщательно раскопал его фундамент. Партенитская базилика оказалась большой, приспособленной для архиерейской службы. У алтаря исследователь нашел расколотую на несколько частей каменную плиту с надписью на греческом языке. В тексте было названо имя основателя базилики Иоанна исповедника (Иоанна Готского). Епископ Готской епархии Иоанн был известнейшим крымским святым, чтимым Православной Церковью.

На открывшейся в 1872 году в Москве Политехнической выставке в историческом павильоне были выставлены модели и рисунки новооткрытых Струковым древнехристианских памятников Крыма. Трижды в неделю художник-археолог давал посетителям объяснения по Крымскому отделу. Газеты ‘Московские епархиальные ведомости’ и ‘Русский вестник’ помещали статьи Струкова о древнейших христианских памятниках Крыма. Так в 1875 году москвичи могли прочитать его статью ‘Древнейший христианский памятник в Крыму — о храме у горы Демерджи’.

Дмитрий Михайлович пользовался заслуженным авторитетом в научных и церковно-общественных кругах Тавриды. Приезды ученого и его участие в раскопках регулярно освещали крымские газеты. В Крыму хорошо знали его книгу ‘О древнехристианских памятниках в Крыму’, изданную в 1872 году в Москве. Струков был избран членом Симферопольского православного Александро-Невского братства и принимал участие в сооружении Александро-Невской часовни в Симферополе.

Тема крымских святых красной нитью проходит через все творчество Д.М. Струкова. Многие годы, сопоставляя различные свидетельства, художник кропотливо собирал все сведения о деяниях крымских святых.

В 1878 году в Москве была отпечатана книга Струкова ‘Жития святых таврических (крымских) чудотворцев’. Автор прислал несколько экземпляров в дар Симферопольскому Александро-Невскому братству и убедил нескольких московских купцов в необходимости приобрести сотни экземпляров для рассылки монастырям и церковным учебным заведениям. Сборник Житий крымских святых, составленный Струковым, быстро разошелся, и ко дню празднования присоединения Крыма к России в 1883 году книгу переиздали.

В это время Струков продолжает разрабатывать крымскую тему. На страницах Московских ведомостей им опубликованы заметки о Топловском монастыре (1885 год) и статья ‘О христианстве в местности бывшего Тмутараканского княжества’ (1888 год). В крымской периодике он печатает заметки ‘О поездке в г. Мариуполь к переселенцам древнего христианского Крыма’, откликается статьей по поводу тысячелетнего юбилея Георгиевского Балаклавского монастыря.

Однако годы брали свое. Все реже Струков бывал в ставшем для него родным Крыму. Поездка в колыбель русского православия в 1892 году была последней. 1 февраля 1899 года на 72-м году жизни художник тихо скончался. Отпевали Струкова в его приходской церкви Илии на Воронцовом поле, а похоронен он был на кладбище московского Донского монастыря. При отпевании в храме близкий друг почившего, священник И. Арсенев, сказал: ‘Дороги были для него пещерные храмы древней Тавриды. Там, благодаря его неусыпным и поистине для одного человека изумительным трудам, открыт был целый ряд подземных святилищ, где некогда совершали богослужение христиане еще первых веков. Эти святилища, быть может, освящены были такими великими светилами на тверди церковной, как св. Климент Римский, св. херсонесские священники, св. Мартин Исповедник, св. Стефан Сурожский и многие другие проповедники Божии. Вот почему дорогой наш почивший особенно благоговел перед памятью всех таврических святых и даже изложил их жития в изданной им же книге. Всякий раз, когда ему приходилось касаться в своих разговорах древних памятников Таврического полуострова, он оживлялся и как-то весь преображался’.

К сожалению, время оказалось немилосердно к памяти человека, так много сделавшего на благо святого Православия. Полному забвению после революции были преданы его труды. Исчез даже надгробный памятник с его могилы в Донском монастыре.
Нынешнее переиздание составленных Струковым житий крымских святых — лишь начало большой работы Симферопольской Крымской епархии по ознакомлению жителей и гостей Крыма с забытыми сочинениями о православных святых и святынях Крыма.

Владимир Козлов, Москва.