БЛАГОВЕРНЫЙ КОНСТАНТИН, КНЯЗЬ МАНГУПСКИЙ В ИНОКАХ СВ. КАССИАН УЧЕМСКИЙ ЧУДОТВОРЕЦ

Мангупский князь Константин[71], происходил из древнего рода Византийских императоров дома Комниных, имевшего в своем владении княжество Мангупское в Крыму, населенное в большинстве православными, но тут жили паписты, караимы и евреи. Мвангупское княжество,[72]
как и весь Таврический полуостров, в половине XV столетия находилось под игом мусульман[73] и нравственным гнетом папистов-миссионеров, явившихся в Тавриду в XV столетии под видом купцов Генуэзской республики; влияние их на православных было так тяжело, что князья Кофы и Мангупа, предшественники[74], Константина еще в 1392 году оставляли свои владения и искали убежища в Московском государстве, так и Константин претерпевал от нашествия Турок и преследуемый папистами, вынужден был оставить свои владения в Крыму, а поселиться  у своего родственнике Фомы, деспота Морейского, у которого была дочь София. Из Мореи Константин сопровождал Софию в Рим, и оттуда в Россию, когда она прибыла в Москву 12 ноября 1473 г., сопровождаемая большою свитою, состоявшею из римлян и греков. Великий князь московский Иоанн III Васильевич, после бракосочетания с царевною Софиею, богато одарил сопровождавших его невесту; некоторые из них возвратились обратно в Рим, другие остались в России, награжденные вотчинами и поместьями, поступили в русскую службу. Князь Мангупский Константин, по кротости своего характера и смирению, не мог долго находиться при великокняжеском дворе и определился боярином к ростовскому архиепископу Иосафу, который вскоре оставил труды по епархиальному управлению и удалился в Ферапонтов Белозерский монастырь: князь Константин поехал вместе с уважаемым архиепископом, и, желая в Ферапонтовом монастыре проводить жизнь подвижническую, поселился в особой келье, где вручил себя руководству старца священномонаха Филарета, мужа исполненного страха Божия и любви; потом был пострижен в монахи и наречен именем Кассиана: будучи иноком, проходил со смирением все монастырские послушания, не оставляя своего келейного правила. В это же время в Ферапонтовом монастыре жил преподобный Нил, впоследствии основатель Сорского скита, с ним Кассиан проводил время в собеседовании о богомыслии, а потом находился в переписке. Чрез несколько времени преподоб. Кассиан с некоторыми из братий оставил Ферапонтов монастырь, отправился в лодке по Волге и остановился на берегу устья реки Учьмы, при впадении ее в Волгу; облюбовал место, они поставили келии, проводили время в посте и трудах. Слава о подвигах и духовной жизни Кассиана вскоре дошла до князя углицкого Андрея Васильевича, который, желая видеть святого старца, послал за ним на Учму, когда преподобный пришел к князю, то после встречи много беседовал с ним, при чем преподобный Кассиан просил позволения учредить монастырь, князь не только дал свое согласие, но и наградил богатою милостынею на устроение монастыря; в то же время родился у князя Андрея сын Дмитрий, и преподобный Кассиан был восприемником его при святом крещении; по возвращении на устье реки Учьмы, поставил храм в честь Успения Пресвят. Богородицы, трапезу и новые келии; братия увеличивалась приходившими не только из ближайших мест, но и из дальних стран; потом было учреждено общежитие под управлением игумена; первым игуменом избран был инок Закхей, сам же старец Кассиан остался строителем. Обитель эту и св. старца часто посещал князь Андрей Углицкий и бояре его, оделяя монастырь богатыми вкладами, милостынею и угодьями. Однажды во время наводнения от разлива р. Волги, вода затопила монастырь, — многие келии и утварь церковная были унесены потоком воды; братие много скорбели, но преподоб. Кассиан утешал их и увещевал повиноваться воле Божией; когда же о бедственном положении монастыря старец сказал князю Андрею, то щедротами его обитель устроена была на новом, более возвышенном месте, близ старого: построены церкви — одна каменная в честь Успения Богородицы, и другая с трапезою в честь Рождества св. Иоанна Предтечи; обитель, снабженная и обеспеченная всем необходимым, утешала преп. Кассиана; он жил до 102 лет, удостоился предузнать свое отшествие к Богу. — призвал к себе братию и сказал им: ‘Се уже, братия, моя возлюбленная приходит день скончания моего, аз убо отхожду от вас к Богу, Его же из млада возлюбих, вас же предаю Спасу, Пречистой Его матери и великому Иоанну Предтече: и по моем отшествии, братия моя возлюбленная, имейте между собою мир и любовь Божию; собрании не отлучайтеся, сиречь пения церковного, молебны пойте, и на литиях умерших поминайте, и синодик чтите; то бо суть книги животные; написано бо: аще кто поминает усопшие, тот и сам поминовен будет; страннолюбия не забывайте, молю вас, нищих питайте, вдовиц заступайте от насильствующих, христиан же своих берегите, Государ
ю и вельможам пожалуйтесь о них, а за землю домовую Пречистыя единомысленно стойте, игумена своего слушайте, покоряйтеся и повинуйтеся о Господе, яко присному отцу своему’. Много других душеполезных слов изрек, исповедался и приобщился Святых Таин, возблагодарил Бога, и скончался в 1504 году октября 4; погребен позади правого клироса в нижнем храме. При гробе его сохраняются до сего времени схима и тельный крест, им носимый. Память ему совершается 21 мая и 4 октября.

После кончины святого Кассиана, господь прославил его многими чудотворениями; из них некоторые записаны в книге, хранящейся в церкви бывшего Учемского монастыря.

Св. Кассиан подобием: борода большая с проседью; в руках держит хартию, на которой написано: ‘плод духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание’. (Гал. 5, 22); или ‘не скорбите убо братия моя, но по сему разумевайте, яко узкий путь входи’. (‘Рукоп. Жит. св. Кассиана Учем. Чуд’, хранящаяся в библиотеке упраздненной Кассиановой пустыни).

 


  • [71] Благ. Константин, кн. Мангуп., инок Кассиан. Странник 1874 г. Рукописное житие, хранится в церкви бывшего Учемского монастыря.
  • [72] Мангуп был город, но находится на вершине неприступной скалы, среди ущелий окрестных гор, около 20 верстах от Инкермана. Есть предположение, что Мангуп был столицею Готии, но если признать за Готию бесспорно южное побережье, а Мангуп с окрестностями доходили до горы Яйлье, самостоятельным княжеством, то в подтверждение этого предположения могут служить исторические известия о владетелях Мангупа, именуемых ‘Князь’. Так в половине XV столетия князь Константин, в 1474 г., князь Исайко, сватавший за сына дочь Русск. царя Иоанна III, вероятно, чрез посредство Кн. Константина, в 1512 г. Феодорит, Кн. Мангупский. До сего времени в Мангупе сохраняются остатки Дворца княжеского и несколько церквей.
  • [73] Крымск. сбор. Кеппен, 1837. Стр. 261. Памятная книга Тав. губ. 1867.
  • [74] Кн. Симон, от коего произошли роды Головиных.