«ПОТОМУ ЧТО Я КОРЕННОЙ КРЫМЧАНИН»

Это и побудило «сегодняшнего москвича», президента Фонда «Москва-Крым», профессора Олега Котолупова заняться укреплением связей между Москвой и Крымом

В.Л. — Олег Алексеевич, как возникла идея создания Фонда «Москва-Крым»?

О.К. — Говорят, что идея создания этого Фонда витала еще где-то в 1994 году. Кто стоял у истоков этой идеи, мне трудно сказать, но она не была воплощена. А в 1996 году, независимо от других источников, желание реализовать эту идею возникло у меня. Я обратился к тогдашнему премьер-министру Крыма Аркадию Федоровичу Демиденко, после разговора с которым было подготовлено письмо Юрию Михайловичу Лужкову с просьбой о создании Фонда «Москва-Крым». Первоначально предполагалось, что учредителями Фонда будут два правительства — Москвы и Крыма. Но осенью 1996 года, состоялся очень серьезный и жесткий разговор по Севастополю и прозвучало знаменитое выступление Юрия Михайловича. Видимо, в связи с этим выступлением, Демиденко и отказался от идеи участия правительства Крыма в создании Фонда. И тогда вместе с Комитетом общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы нам удалось убедить Юрия Михайловича организовать Фонд в одностороннем порядке. 27 ноября 1996 года вышло Распоряжение мэра Москвы «О создании Фонда развития экономических и гуманитарных связей «Москва-Крым». Начался подготовительный период, и руководством Москвы и Крыма мне была доверена организационная работа по созданию Фонда. Совместно с Комитетом общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы был написан устав, подготовлены учредительные документы, и 14 мая 1997 года Фонд был официально зарегистрирован Регистрационной палатой Правительства Москвы. Тогда же я был назначен президентом Фонда «Москва-Крым».

В.Л. — Почему вы, москвич, решили заняться созданием такого Фонда?

О.К. — Я, сегодняшний москвич, родился и вырос в Симферополе. Мои деды и прадеды родились и похоронены на полуострове, то есть я коренной крымчанин. Крым — моя малая родина, и поэтому посчитал необходимым поработать в вопросах укрепления связей между Москвой и Крымом.

В.Л. — Каковы этапы становления Фонда?

О.К. — Отношение премьер-министра Демиденко к созданию Фонда было нормальное, но, видимо, в тот момент сложилась такая ситуация, когда он был вынужден отказаться от своего намерения выступить учредителем Фонда. Затем премьером стал Анатолий Романович Франчук. Я встречался с ним неоднократно, на словах была полная поддержка и, как говорится, «срочно и немедленно», но, к большому огорчению, должен сказать, что дальше слов дело не двинулось. Хочу отметить, что с приходом в Крыму к власти нового руководства, спикера Грача Леонида Ивановича и премьера Куницына Сергея Владимировича, отношение к Фонду, на мой взгляд, изменилось в положительную сторону.

В.Л. — То есть практически работа с Крымом началась только летом 1998 года?

О.К. — Считаю, что да. Несмотря на то, что у нас еще в 1997 году был подготовлен перечень программ, которые Фонд предложил для Крыма, и Франчук даже утвердил этот перечень и назначил координатора в лице первого вице-премьера, реальных шагов по налаживанию сотрудничества по сути сделано не было. Более или менее нормальная работа пошла только после смены руководства в республике. А именно, Фондом совместно с Комитетом общественных и межрегиональных связей был подготовлен проект торгово-экономического Соглашения между Москвой и Крымом, и наша идея была в том, чтобы к этому Соглашению был приложен перечень конкретных мер, программ, реализацию которых можно было бы контролировать. Предложение было принято. Это был первый шаг, когда действительно началась реализация тех программ, которые были задуманы.

В.Л. — Какова роль Фонда в реализации Соглашения между Москвой и Крымом?

О.К. — В рамках Соглашения нам отведено определенное место, перед Фондом поставлены конкретные задачи и определены программы для их выполнения. Достаточно сказать, что мы очень активно участвуем в санаторно-курортной деятельности, связанной с организацией отдыха в Крыму, с оздоровлением социально незащищенных детей. Если в 1998 году через Фонд социального страхования мы направили в Крым для оздоровления порядка 1500 — 1600 человек, то в 1999 году уже свыше 7 тысяч. Или, допустим, пополнение библиотек. Мы определены в Соглашении соучастниками этой программы, и нами направлено на полуостров где-то около тысячи томов. Только одного Пушкина мы передали около 700 томов в различные библиотеки и школы Крыма.

Но наша деятельность не ограничивается рамками Соглашения. У нас 32 программы, большинство из которых уже реализованы, при том что ни одна из них не вошла в Соглашение. Так, например, Фонд профинансировал ремонт отопительной системы и хранилища Пушкинского музея в Гурзуфе, что позволило провести Международные пушкинские чтения, организатором которых выступило Русское культурное общество. Совместно с Крымской Академией гуманитарных наук, на средства Фонда были проведены конкурс и передвижная выставка детского рисунка, посвященные 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина. Пять победителей этого конкурса были направлены Фондом в один из лучших санаториев Сочи — «Одиссея» — в группе одаренных детей по программе «Новые имена». Еще пять участников конкурса в составе группы крымских школьников в количестве 40 человек посетят на новогодних каникулах Москву, поездку которых по приглашению Мэра Москвы организовывают Фонд и Комитет общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы.

Учреждено 10 именных стипендий Фонда «Москва-Крым» для студентов и аспирантов вузов Крыма. Издается альманах «Москва-Крым», посвященный развитию гуманитарных связей между Москвой и Крымом. Раз в неделю по телевидению идет программа «Фонд «Москва-Крым», создаваемая совместно с ГТРК «Крым», которая информирует крымчан о реализации наиболее актуальных программ Фонда. Была оказана финансовая поддержка единственному детскому журналу «Крымуша», издаваемому в Крыму на русском языке, а также журналу «Брега Тавриды» и газете «Русский мир». Фонд оказывал финансовую помощь жителям Крыма по их обращениям к Мэру Москвы. Были осуществлены и другие гуманитарные и благотворительные акции в Крыму.

В.Л. — Стараетесь ли вы загрузить российские здравницы в Крыму?

О.К. — Конечно, и я не скрываю этого. Но, к большому сожалению, в наиболее популярных, комфортабельных российских здравницах, таких как «Меласс», «Понизовка», «Зори России», «Шевченко» и т. д., как правило, высокая цена на путевки. И ценовой барьер не позволяет нам масштабно с ними работать. Тем не менее мы все равно работаем даже с таким суперсовременным санаторием, как «Сосновая роща» Нижневартовскнефтегаза. В декабре мы попытаемся заключить договор на 2000-й год с санаторием Краснознаменного Черноморского флота. После личной встречи с командующим флота были проведены переговоры с начальником санатория. Пока окончательного ответа нам не дали, но надеюсь, что мы будем вместе работать.

В.Л. — С какими здравницами вы реально сотрудничали?

О.К. — Перечень довольно значительный, в основном с санаторно-курортными учреждения алуштинского региона. Это санатории «Алушта», «Славутич», «Альбатрос», «Северная Двина», Алуштинский военный санаторий и др.

В.Л. — С чем связан выбор именно Алушты?

О.К. — Мы пытались работать и с ялтинскими санаториями, с «Ялта курортом», но пока не получилась у нас с ними работа.

В.Л. — А через какие фонды соцстраха в России вы реализовывали путевки?

О.К. — Примерно 90% путевок были реализованы через Фонд социального страхования Москвы. Хотя мы очень серьезно работали и с Фондом социального страхования Московской области, некоторыми региональными и отраслевыми фондами.

В.Л. — Как обстоят дела с детской программой?

О.К. — Мы разработали и сейчас занимаемся реализацией большой благотворительной программы «Социально незащищенным детям Москвы — лечение и оздоровительный отдых». Она получила статус городской благотворительной программы. В соответствии с ней мы бесплатно направляем детей на отдых и лечение в Крым. Нынешним летом базовым у нас был прекрасно оснащенный украинский санаторий «Прометей» в Евпатории. Хотя в процессе работы у нас появились и определенные претензии к нему. Сейчас, начиная с октября-ноября, мы сделали основную ставку на российские детские здравницы. Это расположенные в известном детском курорте Евпатория санатории «Шевченко», который принадлежит правительству Москвы, и «Орен-Крым» Оренбурггазпрома. Думаю, что по детской программе мы будем преимущественно работать с ними.

В.Л. — Сколько детей удалось оздоровить по линии программы?

О.К. — Мы оздоровили около 500 детей. Абсолютно бесплатны и путевка, и проезд. Более того, мы даем детям суточный сухой паек, оплачиваем питание в пути, потому что это социально незащищенные дети — из детских домов, школ-интернатов и т. п. До конца 1999 года планируем оздоровить около двух тысяч детей, поскольку первый этап программы, который предусматривает оздоровление около пяти тысяч детей, уже профинансирован Газпромом. В настоящее время в детских здравницах Крыма проходят лечение свыше 350 детей, в том числе пострадавших от терактов в Москве, Дагестане, Волгодонске, и 35 детей, болеющих ДЦП. Каждого такого ребенка сопровождает один из родителей, затраты которого также полностью оплачиваются Фондом. В этом и следующем годах мы планируем направить на лечение московских детей с диагнозом ДЦП не менее 700 человек.

Сейчас при поддержке Правительства Москвы и лично Людмилы Ивановны Швецовой, председателя Комитета общественных и межрегиональных связей, мы провели успешные переговоры с Газпромом о выделении средств для реализации второго этапа программы предусматривающего оздоровление еще 15 тысяч детей. Такова цель, которую мы ставим перед собой. Надеюсь, мы ее выполним.

В.Л. — Кто основные спонсоры вашей благотворительной программы?

О.К. — Как таковых спонсоров у нас нет. Дело в том, что статус городской благотворительной программы позволяет предприятиям Москвы направлять нам на реализацию благотворительной программы налог на прибыль, который они платят в городской бюджет. Что касается первых 500 детишек, которые отдохнули в Крыму летом, Фонд профинансировал их оздоровление полностью за счет своей прибыли, в основном полученной от реализации путевок в здравницы того же Крыма.

В.Л. — От какой еще деятельности у вас собственная прибыль?

О.К. — Скажем так, основной удельный вес у нас занимает санаторно-курортная деятельность. Но есть и другие программы, которыми мы занимаемся и которые, в какой-то степени, дают нам доход.

В.Л. — Есть ли у вас представительство в Крыму?

О.К. — Наша штаб-квартира находится в Москве. В Симферополе у нас открыто представительство, которое официально зарегистрировано без образования юридического лица. У него есть текущий счет, и в рамках сметы, которую определяет Фонд, представительство получает деньги на выплату заработной платы, на текущее содержание и т. д. В штате представительства — 5 человек, которые координируют выполнение утвержденных Фондом программ.

В.Л. — Через кого вы осуществляете свою деятельность на полуострове, помимо представительства?

О.К. — Мы очень тесно работаем с различными общественными организациями, которые имеют пророссийскую ориентацию и настроены на укрепление экономических и гуманитарных связей между Москвой и Крымом. Чтобы воплотить 32 программы в жизнь, мы создали так называемый Координационный совет. В него входят представители всех общественных организаций, с которыми мы работаем. Каждый понедельник, в 16 часов мы обязательно проводим заседание Координационного совета, на котором заслушиваем координаторов, ответственных за программы, и намечаем меры для их успешного выполнения. С другой стороны, мы работаем, конечно, и с официальными органами Крыма.

В.Л. — В чем состоит деятельность Фонда по связям с соотечественниками?

О.К. — Те 32 программы, которые мы проводим в Крыму, в основном реализуются за счет того, что мы очень тесно работаем с соотечественниками. Взять хотя бы День памяти, который проводился 10 сентября в Крыму. Он был посвящен памяти воинов, погибших в годы Крымской войны 1854-1855 годов. Этот День памяти проводился первый раз в 1996 году по инициативе Русской общины Крыма. Затем решением Верховного Совета республики он получил официальный статус. В этом году Фонд впервые принял активное участие в проведении Дня памяти. Несмотря на наличие Постановления Верховного Совета Крыма о финансировании Дня памяти, правительством Крыма не было выделено ни одной копейки. Могу сказать без лишней скромности, что все средства в основном были выделены Фондом «Москва-Крым». И все организационные мероприятия, и автобусы, и венки — все это было оплачено нашим Фондом. Более того, Фондом впервые в отечественной историографии выпущена книга, посвященная Альминскому сражению 1854 года. Она стала началом серии книг «Памятники и поля сражения Крымской войны». Кроме того, мы полностью профинансировали создание 25-минутного фильма, который рассказывает о памятных событиях Крымской войны на полуострове и посвящен нашим славным предкам, которые погибли, защищая Крым и Россию. В самое ближайшее время фильм будет демонстрироваться по крымскому телевидению, и мы бы очень хотели, чтобы он прошел и по российским каналам. День памяти — это одна из наших самых серьезных акций.

В.Л. — Как идет работа по созданию Русского культурного центра в Крыму?

О.К. — К сожалению, сегодня я ничем не могу похвастаться в этом вопросе. На все наши просьбы, обращения по вопросу выделения помещения от всех, начиная с Симферопольского городского головы, мы получили отказ. Так, мы подобрали пустующее помещение — бывший детский садик на улице имени Сергеева-Ценского. Мы хотели еще два года назад взять его, когда он еще был в более или менее приличном состоянии. Нам сказали, что этот садик принадлежит коммунальному хозяйству города Симферополя. Мы обратились в коммунальное хозяйство, там сказали, что отказались от садика, но тем не менее мы снова получили в горисполкоме отказ. Сейчас мы написали повторные письма и Грачу Леониду Ивановичу, и Куницыну Сергею Владимировичу с просьбой, чтобы они оказали нам содействие в решении этого вопроса. В настоящее время садик находится в ужасающем состоянии, пройдет год-два, и он окончательно разрушится, тогда и мы от него откажемся.

В.Л. — А других путей решения вопроса нет?

О.К. — Мы нашли, на мой взгляд, точки соприкосновения с Министерством культуры. Оно владеет помещениями, которые могло бы нам предоставить, если на то будет, как говорится, добрая политическая воля руководства Крыма.

В.Л. — Вы с ними встречались?

О.К. — К сожалению, не получилась у меня встреча с Сергеем Владимировичем Куницыным. Мне трудно сказать, чем это вызвано. Может быть, чисто политическими событиями, может быть, чем-то еще. Русский культурный центр — это мечта и чаяния наших соотечественников в Крыму. Создание такого центра поддерживает Правительство Москвы. Недавно на имя руководства Крыма было направленно письмо за подписью первого заместителя Премьера Москвы О.М.Толкачева, в котором содержится просьба поддержать Фонд в создании культурного центра. Мы готовы серьезно заняться этой проблемой. Как получится, покажет время. Во всяком случае, мы очень рассчитываем, что и Председатель Верховного Совета, и Председатель Совета Министров Крыма в итоге положительно откликнутся на нашу просьбу.

В.Л. — Личность создателя очень важна при организации нового дела. Не могли бы вы рассказать о себе подробнее?

О.К. — Родился я, как уже сказал, в Симферополе, 10 августа 1937 года. Там же закончил 7 классов школы и автодорожный техникум. Затем по путевке комсомола поехал на целину, год проработал в Казахстане. Потом три с лишним года прослужил в Советской армии, после чего два года работал в Симферопольском автобусном парке механиком, мастером. Почувствовав необходимость в получении высшего образования, поступил в Ленинградский инженерно-строительный институт, который тогда как раз объединился с Ленинградским автомобильно-дорожным институтом им. Куйбышева. После окончания института был распределен в Министерство автомобильного транспорта Латвии, в Ригу. Пришел туда старшим инженером, потом стал директором предприятия, главным инженером главка, начальником главка и дорос до заместителя министра. За это время защитил кандидатскую и докторскую диссертации по экономике.

В 1989 году меня пригласили в Москву на должность директора Научно-исследовательского института экономики, в котором проработал до 1992 года. Должен сказать, что, к сожалению, этот период был не самым светлым в моей жизни. Будучи директором института, одновременно я являлся экономическим советником первого заместителя Председателя Совета министров СССР. Это было время реформирования экономики. Как известно, тогда преобладала тенденция шоковой терапии, а я и несколько моих единомышленников были категорически против такого подхода к реформированию экономики. С помощью экономических выкладок, опираясь на экономические законы, мы в те времена пытались доказать, каким должен быть процесс реформирования, развития экономики в Советском Союзе. Но наши оппоненты «красивыми» фразами типа того, что «нельзя чуть-чуть забеременеть», «нельзя кошке или собаке рубить хвост по десять раз», «нельзя прыгать через пропасть в два прыжка» и тому подобное, отметали все наши соображения. Я только потом понял, что был серьезный политический и социальный заказ на то, чтобы не просто реформировать экономику, а чтобы сломать политическую систему, сломать государственную машину. Видимо, поэтому те экономические доводы и категории, которые мы приводили, никого ни в чем не убеждали. По-моему, дальнейший экономический развал страны показал, что, предлагая концепцию поэтапного реформирования экономики, мы были правы. Видимо, нужно было идти по эволюционному пути. Думаю, жизнь доказывает нашу правоту. На сегодняшний день мы имеем то, что имеем. Может быть, я консервативен, но посчитал дальнейшую работу директором института в таких условиях невозможной и ушел с этого поста. Получилось так, что как экономист я стал востребован в других структурах, негосударственного плана, и до 1996 года в них и работал. В 1996 году занялся созданием Фонда «Москва-Крым», где и тружусь сегодня.

Ноябрь 1999 года
Беседу вел Вячеслав Лебедев