‘Московские Новости’ 20 мая 2003

Продам санаторий недорого
Людмила Бутузова

При разводе с Украиной в Крыму осталось немало российского добра: здравницы, санатории и пансионаты, построенные на средства государства, предприятий и организаций. Что происходит с нашими объектами сейчас, через десять лет после объявления суверенитетов? «Московские новости» предприняли собственное расследование
      — Мадам интересуется недвижимостью в Крыму? — прервал задумчивость корреспондентки «МН» у доски объявлений симферопольский маклер Семен Семенович.
      Он попал в точку: по службе меня интересовала судьба российских санаториев и пансионатов, после развала Советского Союза оказавшихся на территории чужого государства. А домик в солнечной Ялте снился просто так. С детства.
      — Зачем вам Ялта? Что, там Чехов жил? Вообще-то он там помер. Но, если вы хотите обессмертить себя второй «Каштанкой»… А какой, я извиняюсь, суммой располагает мадам?
      — Достойной, — уклончиво ответила я, ощупав в кармане командировочные. Хотя, судя по объявлениям, за имевшуюся у меня наличность в Крыму не купишь даже место в курятнике.
      Семен Семенович поклялся, что для российской гражданки найдется все, что угодно, и мы поехали прицениваться.

Домик под гнездом ласточки
      Сердце дрогнуло у первого же объекта в каком-то поселке за Симферополем. Особняк общей площадью 120 кв. метров, плодовый сад на участке в 11 соток, веранда с виноградником — за все это богатство просили всего 6000 долларов. «Ну и зачем вам море? — подначил маклер. — Дом сделан из ракушек, будете нюхать прибой, не сходя с крыльца». Увы, поблизости не пахло не только морской водой, но и пресной, а электричество не работало хронически. Взваливать на себя этот неликвид не имело никакого смысла.
      Все дешевое в Крыму, пояснил Семен Семенович, обязательно связано с какими-нибудь коммунальными неудобствами или с их полным отсутствием. За блага цивилизации и близость к морю надо платить. Состоятельные россияне не скупятся. Но и «средние» умудряются приобретать недвижимость на любимом Южном берегу. Чаще всего покупают квартиру на пару с друзьями или сослуживцами, и наслаждаются курортом по очереди. В промежутках сдают комнаты знакомым за 10-20 долларов в сутки.
      В Ливадии двухкомнатная квартира стоит 16 — 18 тысяч у.е. В Форосе такая же хатка почему-то тянет уже на 35 тысяч. «Из-за Горбачева, — объяснил маклер. — Во время путча президент целую неделю был здесь заложником. С тех пор местность считается престижной».
      В Ялте с Михаилом Сергеевичем ничего плохого не случалось, но цены еще круче. Отдельный домик с видом на набережную и с крошечным участком в 0, 5 сотки стоит 85 000 долларов. За такой же на окраине просят в два раза дешевле, несмотря на усадьбу в 12 соток. Но обольщаться большим огородом не стоит — через два года в Крыму пройдет приватизация земли, и право владения участками получат в первую очередь жители Украины. Не погонят ли тогда иностранцев с насиженных соток?
      — Все может быть. А что поделаешь? — философски вздохнул бывший сибиряк Семен Семенович. — Наш Крым — чужая земля. Тут и без нас друг друга поднимают на вилы.

Булыжник на память
      Похоже, он не обманывал. Орудиями сельхозтруда ялтинскую мэрию уже месяц устрашают жители южнобережных поселков. Корреспондент «МН» протиснулась послушать, чем они недовольны. Оказалось — волокитой с выдачей государственных актов на землю.
      — В степном Крыму их уж давно раздали, — пожаловалась девушка Валя с рукописным лозунгом «Где моя земля?» поверх фартука. — А нас пока мурыжили, все лакомые камни оказались под чиновниками. Попробуй-ка теперь верни их.
      Один булыжник девушка все-таки ухватила, топырился у нее в кармане. Но не все жители Гурзуфа такие расторопные. Большинство опомниться не успели, как на их каменистой земле выросли чьи-то виллы и дачи. Вот-вот станет недоступен единственный общественный пляж «Гуровские камни». Тогда простонародью зимой грозит голодная смерть. Ведь основной источник дохода в поселке — это деньги, полученные за лето от приезжих курортников.
      У аборигенов Нижней Гаспры отобрали даже котельную, которая подавала тепло в дома. Теперь в этом здании частная гостиница. Между прочим, почти пять звезд, если считать вместе с луной и солнцем. Функционирует в летнее время, когда отдыхающие в батареях не нуждаются.
      Крымские газеты наперебой заступаются за обиженный народ, рассказывают жуткие истории про чиновничью «прихватизацию» и взывают к прокурорской каре. Ради интереса я полистала пару годовых подшивок в поисках следов возмездия. Слава Богу, никто вроде бы не пострадал, а то уж я испугалась, что украинские прокуроры работают лучше российских.
      Маклер Семеныч на всякий случай не советует чужакам связываться с крымским новоделом: спорная земля, обозленные люди, выборы президента Украины на носу… Мало ли что.
      — Нет ничего лучше сиротской дачки, — по-дружески сказал он корреспонденту. — Их тут по берегу не меряно, только не теряйся и «усыновляй», пока другие не хапнули.

Сиротские дачки
      В Мисхоре на территории санатория «Морской прибой», принадлежавшего когда-то 4-му управлению Минздрава СССР, а теперь отошедшего Укркурортпрофу, бывшая госдача знаменитого россиянина Сергея Королева скрывается под именем «пансионат «Лаванда». Нынешний владелец — простой «новый украинец». На трех этажах — по люксу с гостиной, двумя спальнями и джакузи. Гости — как правило, звезды московской эстрады, способные заплатить за комфорт 200 долларов в сутки и при этом удивиться: «Всего-то?» Персонал словоохотливый.
      — Хозяин, можно сказать, спас беспризорницу — десять лет на ее содержание не поступало ни копейки ни от ваших, ни от наших, — рассказывал про дачку инженер Саша. — Начали оформлять, и выяснилось, что ни на одном балансе она не числится. Фантом! Хозяин кому-то отстегнул за сделку. Но, наверное, маловато или власти зависть душит. Теперь накатывают: дескать, неправильная была приватизация, надо возвращать историческое здание государству. Но у меня вопрос — какому?
      За судьбу «Лаванды» здесь не очень опасаются. По соседству — дача Буденного, согласно справке БТИ — тоже не существующая, но на этажах вовсю идут евроремонтные работы. Маршальскую «дачурку» таким же неформальным способом «усыновил» какой-то влиятельный россиянин. Так что, похоже, беспризорная собственность одинаково хорошо прилипает к рукам «и ваших, и наших».
      Через интернет анонимная украинская фирма выставила на продажу архитектурные памятники — виллы «Ксения» и «Мечта», Милютинскую дачу, которые еще в советское время были поставлены на госучет. Цена — полтора миллиона долларов за штуку. За документы можно не беспокоиться — «сделаем в лучшем виде». И ни слова о том, что ни по советским, ни по украинским, ни по российским законам покупать и продавать эти сооружения нельзя.
      — А что, кому-то станет лучше, если объекты совсем развалятся? — рассудительно спрашивает Саша. — Другой вопрос, что с общесоюзным богатством надо было поступать по-другому, цивилизованнее. Но Россия бежала из Крыма как при капитуляции, побросала все. При таком бардаке деловым людям просто грех не подсуетиться в свою пользу.

Ну, очень богатая страна
      В самом деле, что там какие-то дореволюционные viр-дачи по 300 — 500 квадратных метров каждая. Для бюджета России — это копейки, можно и не переживать. На Крымском побережье после развода с Украиной осталось немало другого нашенского госдобра в виде санаториев и пансионатов. Самое интересное, что достоверное их количество и оценочная стоимость неизвестны ни Мингосимуществу, ни Счетной палате, ни другим ведомствам, опекающим российскую собственность за рубежом. В этом корреспондент «МН» убедилась, добросовестно обзвонив перед командировкой все инстанции. Обнадежил только департамент туризма Минэкономики РФ: к 2005 году они собираются провести в Крыму инвентаризацию здравниц и незавершенных строительных объектов. Пять лет назад то же самое обещали сделать к миллениуму.
      — Да какая теперь разница — 150 там санаториев или 250, — раздраженно ответил на мое любопытство чиновник Мингосимущества, «отвечающий за Крым». — Одни давно разворованы, другие уже рухлядь, третьи если и работают, то непонятно, на какой правовой основе. Документов, подтверждающих, что это наше, российское, в большинстве случаев все равно нет.
      Действительно, за десять лет узаконили свои права на недвижимость в Крыму всего восемь российских собственников. Кому не удалось, почем зря кроют украинские законы: надо представить кучу бумаг — от учредительных до отчетов в налоговую инспекцию, подтверждающих, что именно ты санаторий строил, эксплуатировал и отчислял прибыль в казну Украины со времен царя Гороха. Но при Советском Союзе многое возводилось хозспособом, на паях, один завод поставлял кирпич, другой — цемент, учета практически не велось, в архивах если и сохранились обрывочные финансовые сведения, то их по новым правилам вроде бы недостаточно.
      Не все региональные лидеры смирились с утратой санаторно-курортной инфраструктуры в Крыму. Были попытки привлечь внимание правительства к этой проблеме, совместные с крымскими властями инициативы «об упрощенном варианте приватизации» принадлежащих российским предприятиям объектов недвижимости. По поводу последнего замминистра Мингосимущества РФ Моложавый предупредил инициаторов письмом, что Украина не признает никаких договоренностей на местном уровне. Ну так на высшем договаривайтесь, раз Украина такая принципиальная. Однако за десять лет Россия с Украиной договорились только до того, что пора за ненадобностью распускать рабочую Комиссию по урегулированию прав собственности.
      — Существует внутреннее убеждение, в том числе и у нашего правительства, что бороться за свое бесполезно, — сказал корреспонденту «МН» генеральный директор фонда развития гуманитарных и экономических связей «Москва — Крым» Андрей Семененко. — Но это не так. При желании можно собрать и недостающие документы, и свидетельства очевидцев с той и другой стороны. В конце концов, есть суд. В принципе Правительству России давно пора добиваться от Украины пересмотра жестких нормативов о признании нашей собственности.
      Фонд по своей инициативе подготовил перечень объектов недвижимости, принадлежащих российским предприятиям и организациям. Даже по неполным данным набралось свыше 160. Нынешней весной приглашали руководителей на семинар «Пути урегулирования прав собственности российских организаций и предприятий в Автономной республике Крым». Явились всего человек семь…
      В фонде рассказывают: их приглашения ставили начальство некоторых предприятий в тупик: «Разве у нас что-то есть? Я и не знал…» Со времен перестройки на заводах по несколько раз поменялись руководители, было не до зарубежного хозяйства. Остальные собственники, похоже, потеряли интерес к своим крымским здравницам.

Смена вывески
      — Легче новое построить, чем тягаться за старое, — прямо сказали корреспонденту на Ярославском шинном заводе, куда она дозвонилась самостоятельно.
      Я потом посмотрела, к чему ярославцы охладели: девять корпусов санатория имени Кирова, семь уже приспособлены местными деловыми людьми под офисы и частные пансионаты. Похожая картина в санаториях «Киев» нефтеуправления «Ленинскуголь». Холл здравницы имени Куйбышева за 160 гривен в месяц охраняет пенсионерка Тамара Петровна на пару с бездомной кошкой. Кто платит ей зарплату, она понятия не имеет. Но гривны идут явно не с московского завода «Каучук» и не с междугородной телефонной станции Санкт-Петербурга, которые раньше на паях владели комплексом. По ее словам, откуда-то приезжает солидный мужчина и рассчитывается. Зимой здесь пусто, а летом кишат отдыхающие, в основном из Донецка и Днепропетровска.
      В Крыму с российским имуществом случаются и другие интересные вещи. Например, коттеджи и двенадцатиэтажное здание пансионата «Новый свет» под Судаком выглядят как после бомбежки. Трудно поверить, что в добрые времена здесь трудились больше сотни садовников, не считая горничных, поваров и другой обслуги из местных. Ныне безработные с ностальгией вспоминают, какую хорошую зарплату они получали от прежнего владельца — московского НПО имени Румянцева. А растащили все за считанные месяцы.
      Московский адвокат Леонид Могилянский считает, что у «Нового света» ситуация не безнадежная: есть документы, что пансионат находился на балансе завода, было решение о праве на землепользование, хотя Высший арбитражный суд Украины и поспешил признать его недействительным. Бороться можно…
      Адвокатское бюро Могилянского предлагало услуги по защите прав крымской собственности многим потенциальным клиентам: НИИ им. Громова в г. Жуковский (у них санаторий «Полет» в Судаке), новосибирскому АО «Электрон (гостиница «Алушта»), Липецкому металлургическому заводу (пансионат «Новолипецкий металлург»), Московскому совету РОСТО (тренировочная база «Дельфин») и т.д. До завершения не удалось довести ни одного дела.
      — Сначала вроде бы загораются, — рассказывает Леонид Генрихович, — а после раздумий — звонок: ой, с Украиной лучше не связываться, а то вообще все потеряем. Убеждать бесполезно, что подковерные договоренности о совместном владении или уступки типа «пользуйтесь, как хотите, но только пускайте отдыхать наших заводчан» всегда заканчиваются одинаково плохо. Мы теряем один объект за другим.
      По сведениям авторитетных крымских источников, 190 туристических объектов, построенных на полуострове до 1991 года, уже вообще не имеют собственника или обзавелись им, что называется, «по нахалке». Классический пример — с санаторием «Зори России» мурманского ПО «Апатиты». Владельцы лет десять не показывались, видимо, считая, что его уже нет. Оказалось, что санаторий не только уцелел, но все годы продавал путевки и принимал отдыхающих. В чей карман шли деньги, никто не спрашивал. А год назад у «Зорей» сменились хозяева. Процесс перехода санатория под «юрисдикцию» Украины выглядел очень просто: подъехали дядьки на машинах, отбойными молотками сколотили старую надпись и приладили новую — «Зори Украины».
      У пансионата «Рига» вообще странная судьба. Власти Крыма несколько лет безуспешно пытались отыскать хозяев. Сейчас бесхозную «Ригу» освоили бомжи. Предлагали и корреспонденту «МН» койку на пару дней за десять гривен. Впрочем, такая льгота, по их словам, для всех приезжих россиян. Я отказалась. Из гордости за свою богатую страну.

Грачи улетели
      Самой страдающей стороной в этой неразберихе ощущает себя Крымская автономия. Курортное хозяйство, изрядно постаревшее и съежившееся, как шагреневая кожа, отсутствие инвестиционных подпиток нанесли огромный вред ее экономике, туристическая отрасль без потока обожавших Крым россиян фактически обрушилась. А промышленности, за счет которой можно наполнять бюджет, здесь отродясь не было. Поэтому у крымских властей, в отличие от властей Украины, далеко не столь жесткая позиция по отношению к России и ее здешней собственности.
      — В Крыму спят и видят возвращение прежнего положения, — сказал корреспонденту депутат Верховной Рады автономии Анатолий Гриценко. — Можно сколь угодно надувать щеки, будто существуют какие-то договоренности со странами Европы и вот-вот к нам поплывут иностранные инвестиции. Их нет. И всем уже ясно, что без российского капитала нам не выжить.
      Завлекали российский капитал по-разному. Например, у министра туризма Крыма Александра Таряника была идея «продать недостроенные здравницы за 1 доллар» и даже отдать в собственность землю, на которой стоят эти объекты, при условии их дальнейшего развития. Украинский парламент, за которым остается последнее слово при заключении любых сделок в Крыму, довольно скептически отреагировал на эти фантазии. Но, говорят, штук пять-шесть объектов все-таки приватизировано. В одних случаях россияне сделали это совместно с украинским бизнесом, в других — самостоятельно, если заинтересованным лицом выступала структура типа «ЛУКойла», которой трудно отказать.
      Бывший спикер парламента Крыма коммунист Леонид Грач, по словам его недоброжелателей, обещал российскому капиталу «рассчитаться» крымской собственностью, в частности, объектами санаторно-курортного комплекса в обмен на поддержку на выборах. Естественно, выполнить свои обещания он смог бы, только получив коммунистическое большинство в парламенте и контроль над правительством.
      Российский капитал воспринял обещания Грача всерьез. В Крыму до сих пор не пережили шок от сверхзатратной избирательной кампании, которую сторонники Грача вели явно не на партвзносы. Победил соперник Борис Дейч. Он вроде бы неровно дышит в сторону Киева, но на пару с премьером Сергеем Куницыным они неплохо задружили и с Москвой. Правда, поштучно раздавать объекты под приватизацию не обещают, но в нашей доброжелательной столице каким-то образом уже разглядели, что при новом руководстве в Крыму уменьшились политические риски для бизнеса, легче идет лоббирование российских интересов в Верховной Раде Украины. Короче, инвестиционный климат стал лучше. Причем до такой степени, что министр промышленности автономии с восторгом рассказывает по местному телевидению, будто российский бизнес готов вложить в крымскую экономику 400 — 500 миллионов долларов.
      Действительно, россияне интересуются приватизируемыми «Крымэнерго» санаторно-курортными комплексами на Южном берегу, бензозаправками, троллейбусной линией Симферополь — Ялта, кинобизнесом… Но попытки московского правительства получить от правительства Крыма реальные гарантии и льготы для наших инвесторов заканчиваются ничем. При мне, в апреле, на переговоры с Симферополем приезжала очередная делегация под руководством председателя Мосгордумы Владимира Платонова. Местные газеты насмешливо писали: «Ничего конкретного гостям, как всегда, не ответили…»
      Поэтому «активизация российских инвестиций» — это пока всего лишь около 30 млн. долларов, освоенных на реконструкции готеля «Ореанда» в Ялте. Любопытная деталь: завершение инвестиционного проекта совпало с выборами мэра города. Им стал Сергей Брайко, директор того самого готеля.
      Ялтинцам мэр нравится, но все равно поговаривают, что «поставили» его российские олигархи, которым надо подстраховать будущие вложения на всей административно подконтрольной Ялте территории — от Гурзуфа до Фороса.
      По поводу неопределенной судьбы российской недвижимости Сергей Брайко сказал корреспонденту так:
      — На мой взгляд, через столько лет уже не стоит говорить о переделе собственности, надо говорить о создании собственности. В любом случае это плодотворнее.
      На майские праздники ялтинским гостем был российский президент Путин. Между прочим, по ТВ показывали, что он вместе с мэром и президентом Украины Кучмой гулял по набережной мим
о «Ореанды». Почему-то Владимира Владимировича не свозили к громадной «незавершенке» в поселке Олива. Говорят, это собственность администрации Президента России, заброшенная из-за того, что не удается юридически подтвердить права на нее.

В интересном положении
      Тем не менее приезд Путина на Южный берег накануне курортного сезона — это мощный пиар в пользу автономии. Теперь ожидается, что российский турист попрет туда со страшной силой. Этому будут только рады.
      В принципе и мы не против приехать. Полуостров Крым — райское место, не зря Константин Паустовский называл его «медалью на груди планеты». Тем обиднее, что в этом раю, еще недавно обустроенном на свои собственные средства, россияне сейчас всего лишь на положении гостей. Возможно, дойдет и до того, что для нас в Крыму будут устраивать ностальгические туры по руинам заброшенных российских объектов.
      Во всяком случае, в дальнем зарубежье такое уже случается. Один из депутатов Госдумы, во время экскурсии в Париже с ужасом «опознавший» ободранный замок как имущество Российской Федерации, по приезде домой инициировал депутатские слушания о состоянии нашей загрансобственности. Слуги народа страшно разогрелись, узнав от Счетной палаты, что имеющиеся сведения о количестве находящихся за рубежом объектов недостоверны.
      Дело закончилось тем, что переругались все, но виноватого в том, почему страна сегодня теряет свою зарубежную собственность и не в состоянии эффективно распорядиться тем, что осталось, так и не нашли. Ограничились декларацией, что загрансобственность — это не просто вопрос дополнительных квадратных метров где-нибудь в Париже или в Пекине и даже не вопрос дополнительных доходов к казну. Зарубежная собственность — это престиж государства: ничто так наглядно не демонстрирует его ослабление, как, например, российские здания, ветшающие в центре европейских столиц, или роскошные особняки, право на которые Россия так и не сумела отстоять.
      О крымской собственности на тех слушаниях речи не шло. Просто никому из депутатов не пришло в голову, что Крым сейчас тоже — чужая земля.

***
      Журналистское расследование подготовлено при поддержке программы «Чистые перья»
      В соответствии с правилами, принятыми в программе «Чистые перья», материал Людмилы Бутузовой был направлен в Министерство имущественных отношений РФ для возможного комментария. Однако на момент сдачи номера в печать никаких комментариев со стороны министерства не поступило.

***
      В Крыму 632 здравницы. Из них 209 — собственность Украины, в том числе 9 курортных комплексов Министерства обороны СССР и 24 санатория ВЦСПС, переданных республике по межправительственному соглашению 1993 г. 157 объектов принадлежат Крымской автономии, 61 — России. По данным фонда имущества АРК, Российская Федерация может претендовать на 174 туристических и санаторных комплекса с неподтвержденными правами собственности. Из 98 объектов незавершенного строительства 27 находятся в собственности автономии, 20 — в госсобственность, 25-у юридических лиц и общественных организаций Украины, 24 — российские, по одному — в собственности Белоруссии и Узбекистана.

***
      Суммарные капиталовложения в реконструкцию и модернизацию предприятий санаторно-курортного комплекса Крыма в 2002 г. составили 167 млн. гривен (более 30 млн. долл. США). Восемь «территорий приоритетного развития» полуострова за три года освоили 50 млн. долл. иностранных инвестиций, 15 млн. долл. на развитие туристической индустрии поступило из бюджета автономии.