‘Независимая газета’ 18 апреля 2000 г.

Крымские татары разыгрывают чеченскую карту?
Южный берег Крыма — новое место жительства молодых преуспевающих чеченцев

С началом антитеррористической операции в Чечне из республики хлынул огромный поток беженцев. И президент Фонда Репрессированных народов и граждан (ФРНГ) Алихан Ахильгов, в прошлом житель Грозного, обратился к губернаторам Курской, Московской, Орловской, Саратовской, Ярославской областей и столичному мэру, как к руководителям наиболее благополучных регионов России с просьбой о размещении чеченских ребятишек в детских лагерях на зимний период. Откликнулись только Дмитрий Аяцков, согласившийся принять 100 человек в мае-июне, и Юрий Лужков, поручивший Комитету общественных и межрегиональных связей оздоровить в Крыму 200 детей.

Работу по оказанию помощи детям из семей беженцев фонд, основанный 7 лет назад, начал в 1995 году, в период первой чеченской кампании. Как рассказывает Алихан Ахильгов, уже через неделю после событий в Буденновске 200 чеченских ребят были направлены в знаменитый «Артек» за счет Минсоцстраха РФ и МПС, бесплатно предоставившего вагоны. Далее последовали обращения в посольства, и детей приняли Польша, Германия, Испания, Румыния и другие страны за свой счет с размещением в лагерях или семьях. Всего за 5 лет фонду удалось оздоровить 1200 обездоленных ребят. Вот и сейчас 17 детей из Чечни живут в семьях на Мальорке, обучаясь по трехгодичной программе, четверо детей-сирот с июня прошлого года находятся в Англии, четверо — в ЮАР и двое — в США, нынешним летом они вернутся назад, и в США и ЮАР выедут по 6 новых детей сроком на 5 месяцев.

Занимаясь детскими благотворительными программами, ФРНГ держится в стороне от политики. Но на этот раз сценарий оказался несколько иным. Алихан Ахильгов обратился в Московскую мэрию с просьбой разместить чеченских детей в Подмосковье, комитет по общественным и межрегиональным связям поручил решить вопрос Фонду «Москва — Крым», осуществляющему благотворительную программу «Социально незащищенным детям Москвы — лечение и оздоровительный отдых», и фонд оплатил 24-дневное пребывание 215 человек (из них 14 — сопровождающие, врачи-чеченки) в «Прометее», одном из лучших детских санаториев Евпатории. После полуторамесячных раздумий Федеральная миграционная служба России, уже при Сергее Хетагурове, согласилась приобрести билеты на поезд до Симферополя и обратно для 199 жителей Чечни, среди которых двое русских и 10-15 ингушей.

В последний момент выяснилось, что некому доставить детей с симферопольского вокзала до Евпатории, и Ахильгов обратился в крымско-татарский меджлис в Симферополе с просьбой помочь с автобусами. Несколько дней спустя, Фонд «Москва — Крым» оплатил аренду недостающих автобусов, в татарский меджлис последовал отбой, но не тут-то было. В кабинете у председателя меджлиса Мустафы Джемилева висит портрет Джохара Дудаева, и было решено организовать достойную встречу единоверцев. Сам Мустафа в этот день был в Киеве, и на вокзал пришли несколько десятков татар во главе с его женой. Чеченских беженцев, не имеющих никакого отношения к боевикам, татары приветствовали митингом с антироссийскими лозунгами. Это получило широкое освещение в украинских и крымских СМИ со странным возложением вины за произошедшее на Фонд «Москва — Крым», полностью выполнивший финансовые обязательства, возложенные на него правительством Москвы, и не причастный к планированию и организации благородной акции, осуществленной фондом Репрессированных народов и граждан.

В ФРНГ всего два сотрудника — Алихан Ахильгов и его жена Лиза, врач-педиатр, практически руководившая работой по отбору детей на Кавказе и их доставкой в Евпаторию. Оба они были крайне возмущены попыткой крымских татар нажить себе политический капитал на чужом горе, в особенности детском, а также заявлениями татар о возможном оставлении чеченских детей на воспитание в татарских семьях. В Ичкерии так не принято, сирот воспитывают родственники, и в республике нет детских домов. Вместе с тем в ФРНГ с интересом отнеслись к предложению меджлиса принять на лето 200 детей-беженцев из Чечни с размещением в семьях.

Чеченских детей направили в Крым, а не в Анапу, поскольку, как сообщил президент фонда «Москва — Крым» Олег Котолупов, в здравницах, с которыми они сотрудничают, не было мест. По словам Лизы Ахильговой, детям чеченских беженцев чисто психологически намного комфортнее в Евпатории, чем в Анапе, где население относилось к ним как к изгоям, и они постоянно чувствовали этот пресс.

На самом деле крымская общественность очень неоднозначно отнеслась к приезду чеченских детей, о чем можно судить по публикациям в местной прессе. И связано это прежде всего с боязнью отпугнуть курортников. Известно, что среди иностранных наемников, воевавших в Чечне, были крымские татары. Сейчас на полуострове, по данным правоохранительных органов, около 500 чеченских беженцев, ежедневно прибывают новые семьи. На начало марта в управлении миграции при правительстве Крыма официально было зарегистрировано только 73 человека, из 18 обращений по вопросу предоставления статуса беженца было удовлетворено 7.

Как рассказал начальник управления миграции республики Николай Матвеев, в период первой чеченской войны беженцами на Украину были в основном лица славянской национальности — русские, украинцы и белорусы, сейчас это преимущественно чеченцы. Закон о беженцах на Украине касается в основном лиц из дальнего зарубежья и действует из-за экономических трудностей не в полной мере. Статус беженца дается сроком на 3 месяца с возможностью дальнейшего продления. По идее, местные власти этой категории граждан должны предоставлять жилье, пригодное для проживания. Реально в порядке исключения оплачивается проживание в общежитии сроком до 3 месяцев. Материальная помощь из бюджета не оказывается — ее выдают в офисе УВКБ ООН в Крыму в размере около 100 долларов на одного взрослого, на ребенка меньше. Человек приобретает право работать наравне с гражданами Украины, но искать ее нужно самому. Медицинская помощь беженцам, если просят, оказывается. Из 73 человек, прошедших регистрацию по вопросу статуса беженца, документы приняли только у 18, остальные не имеют паспортов — у них сохранились, скажем, пенсионное или водительское удостоверение, а этого недостаточно. Свыше 400 чеченских беженцев к регистрации не стремятся. Они звонят в управление миграции, выясняют, какие документы от них требуются для получения статуса беженца и какие льготы это им сулит, и, испытав разочарование, исчезают. В подавляющем большинстве эти люди, среди которых немало мужчин в возрасте 25-40 лет, хорошо одеты, при деньгах, обитают в самом престижном и дорогом регионе Крыма — Большой Ялте, намереваются обзавестись там жильем и остаться на постоянное место жительства. Купить дом или квартиру на полуострове нетрудно, но для прописки на Украине чеченцам как иностранцам нужно выписаться со старого адреса в России, и соответствующими обращениями они уже завалили Генеральное консульство РФ в Симферополе.

Сколь велико присутствие чеченцев в Крыму и их желание влиять на политические события на полуострове, прояснится 18 мая, когда татары будут отмечать очередную годовщину своей депортации.

Вячеслав Лебедев.