‘Независимая газета’ 18 сентября 2001

РОК противостоит экстремизму
Но Русской общине Крыма в этом мало кто помогает
Наталья Айрапетова

ФОРМУЛА «остров Крым» (как формула искусственного отторжения региона от России) с самого начала распада Союза отвергалась крымчанами — и отвергается ими по сей день: историческое своеобразие «острова» и сегодня состоит в том, что его жители, не желая противопоставлять себя Украине, в то же время искренне не понимают, почему их (не без «помощи» российской и украинской элит) пытались все последние десять лет сделать «островитянами», изолированными от русской истории, русского языка и русской культуры. Когда Русская община Крыма, насчитывающая сегодня более 6 тысяч человек, начинала свою работу в 1993 г., по словам ее лидеров, «все было против нас — и вся система власти в Крыму, и мощная государственная машина Украины», к тому же Русскую общину Крыма тогда ни в какой степени не поддерживала сама Россия. По словам исполнительного директора РОК Сергея Цекова, начиная с 1995 г. деятельность этой организации, работающей в рамках правового поля Украины и двусторонних соглашений, развивается по нарастающей. Изменилась «в лучшую сторону» и общая атмосфера, поскольку чиновники могли убедиться в толерантности и стабилизирующей роли РОК в регионе. Кроме того, община получает сегодня большую поддержку со стороны Фонда развития экономических и гуманитарных связей «Москва-Крым», что позволяет ей играть существенную роль в культурной и политической жизни полуострова. Любопытно, что в своей стратегии и тактике РОК придерживается единства двух принципов, от которого в силу сложившихся обстоятельств вынуждены отказываться русские общины Молдавии, Украины, Казахстана и других стран СНГ, где актуальной становится именно этническая солидарность русских, чьи права последовательно нарушаются. В Крыму между тем наряду с этнической солидарностью русских сохраняется и принцип солидарности русских с другими этническими группами и их представителями, которые считают себя по языку и воспитанию принадлежащими русской культуре. Поэтому, с одной стороны, Русская община Крыма — организация, несомненно, русская, а с другой стороны, в уставе организации записано, что РОК защищает и права всех тех, кто считает себя «русскокультурными» независимо от нацпринадлежности.
Толерантность Русской общины Крыма высоко ценится здешней общественностью, прессой и, как уже говорилось, оценена даже чиновничеством, которое со временем стало понимать, что именно РОК представляет собой фактически единственную общественную организацию, которая способна, по словам Сергея Цекова, «спокойно, без надрыва и грозных фраз» противостоять любому религиозному или национальному экстремизму, в частности радикальному крылу татарской общины. Кроме того, РОК сегодня в состоянии оказывать помощь другим культурным и образовательным учреждениям республики — заметим, что уже «по традиции» русская община не получает ни копейки из бюджета Крыма и тем более Украины (равно как и другая недавно созданная организация — Русский культурный центр), хотя русские «островитяне» исправно платят налоги. Однако «общинники» не жалуются на жизнь и продолжают свою работу по воссозданию русской истории и русской культуры, чему не грех поучиться и России. Так, с 1996 г. Русская община Крыма была первой, кто вспомнил о героях и жертвах Крымской войны — и благодаря ей в Крыму возродилась традиция отмечать День памяти православных воинов «на поле брани убиенных», прерванная в 1917 году. Пять лет назад именно по инициативе депутатов от Русской общины было принято постановление ВС Крыма об объявлении 10 сентября (даты окончания героической обороны Севастополя) Днем памяти, а также была создана специальная комиссия ВС АРК по увековечиванию памяти воинов, павших в Крымской войне и при обороне Севастополя. В этом году традиционные памятные торжества прошли вместе с интереснейшей научно-практической конференцией, посвященной 145-летию окончания Крымской войны, а также традиционными и тоже ежегодными «Шмелевскими чтениями» в Алуште, в которых приняли участие ведущие специалисты России, Украины, СНГ и дальнего зарубежья.
Сегодня многие русские общины и организации в странах СНГ задаются вопросом: в чем должна выражаться эффективная помощь «руки Москвы», которая часто напоминает некую божественную руку на паперти, бездумно раздающую бюджетные средства России направо и налево по советскому принципу «всем сестрам по серьгам». Крымчане не хотят быть нахлебниками и считают этот принцип ошибочным: это бесперспективное и явно затянувшееся равенство нищих, по их мнению, должно смениться осмысленной помощью Москвы не столько самим организациям, объединяющим соотечественников, сколько тем, кто их уже материально поддерживает и помогает в странах СНГ создавать рабочие места, общественные структуры и т.д. То есть пора, как считают лидеры Русской общины Крыма, на деле осуществлять многократно продекларированную Москвой политику протекционизма по отношению к тем российским организациям или отдельным бизнесменам, которые оказывают существенную финансовую поддержку русской диаспоре в странах СНГ.
К сожалению, русский бизнес в самой России и в отдельных странах Содружества в филантропических и меценатских «телодвижениях» по отношению к соотечественникам и гражданам России в ближнем зарубежье не особенно замечен: К тому же до сих пор не создан реальный механизм действия Федерального российского закона о соотечественниках. Об этих и других проблемах лидеры РОК надеются поговорить на Конгрессе соотечественников в Москве, хотя в решении некоторых конкретных проблем, думается, ей в состоянии помочь уже сегодня и российские граждане, и российские общественные организации.
Так, РОК работает в тесном контакте с недавно созданным Русским культурным центром (финансирование которого, как и всех мероприятий, взял на себя все тот же фонд «Москва-Крым»). РКЦ существует только первые полгода, но у него уже сложилась стойкая репутация толерантного учреждения, интересно работающего в общем для всего Крыма культурно-историческом поле (хотя «доброжелатели», по словам руководителей РКЦ, уже сообщили «куда следует» о том, что здесь окопались «спецслужбы России»).
Разумеется, одна из главных задач РКЦ — сохранение в Крыму русской культуры и русского языка. По словам директора центра Галины Гржибовской, центр не получает ни копейки ни из бюджета Украины, ни от Совмина Крыма, но тем не менее настроен работать активно и многосторонне: в его структуре предусмотрено создание классов с углубленным изучением русского языка («у нас в школах это очень большая проблема»), вообще многосторонняя работа с детьми в разных студиях. Нужны книги — ведь недавно энтузиасты РКЦ не могли найти даже в букинистических магазинах ни одного экземпляра «Горя от ума»! Издательское дело на Украине сегодня оставляет желать лучшего, русские книги, и даже классика, вообще не переиздаются. Если же учесть, что повсеместно внедряется мысль о русской литературе как о литературе «чужой», а уровень преподавания русского языка и литературы катастрофически снижается с каждым годом, то новому поколению русских и «русскоязычных» вполне реально угрожает опасность стать местной разновидностью Маугли. Чтобы этого не произошло, в РКЦ планируют так организовать работу со школьниками, чтобы они имели должное, а не усеченное представление о культуре своего народа. В Крыму ощутимо не хватает и российской прессы, поэтому в РКЦ любому посетителю будет предоставлена возможность читать российские газеты. Голод на все русское испытывает, по словам наших собеседников, все население Крыма независимо от нацпринадлежности. Как сказала Галина Гржибовская, если завтра Украина и Россия объявят о том, что они снова вместе, в Крыму не найдется и 2 процентов населения, кто протестовал бы против подобного объединения. Но пока до таких объятий явно далеко, решать самые насущные проблемы будут, как всегда, обычные люди.