Газета «Трибуна» 16 июня 2002

«Очень жаль мне тех, которые…»
Чиновники закрывают больным детям дорогу в спасительную Евпаторию

   В редакцию пришла копия письма, направленного на имя мэра Москвы Юрия Лужкова.
   «Мы, матери детей-инвалидов, страдающих детским церебральным параличом, в течение двух лет имели возможность бесплатно выезжать на лечение в Евпаторийский детский клинический санаторий по городской благотворительной программе «Социально незащищенным детям Москвы». Но мы узнали, что финансирование благотворительных программ фонда «Москва-Крым» прекращено. Мы не имеем возможности приобретать путевки в санаторий за деньги. Просим Вас о поддержке и продолжении финансирования благотворительной программы, осуществляемой фондом «Москва — Крым». Надеемся, что наши голоса будут услышаны». Письмо подписали 18 человек.
   Тяжелейший недуг успешно лечат в Детском клиническом санатории. Благодаря программе правительства Москвы и фонда «Москва — Крым» бесплатные путевки получали больные дети и, что немаловажно, их родители (врачи знают: эффект от лечения больных ДЦП значительно усиливается, если рядом с детьми находятся их родители).
   Евпаторийский детский клинический санаторий Министерства обороны Украины производит впечатление оазиса, возникшего в засушливой крымской степи на берегу моря: он расположен, по сути, в ботаническом саду. Здесь на 14 гектарах растут ливанские и атласские кедры, ленкоранская акация, лотосы, агавы — 600 различных пород. Этот зеленый рай предназначен для самых, может быть, несчастных. Здесь живут дети-инвалиды. Специализация санатория -детский церебральный паралич, поражения двигательно-опорного аппарата, травмы, в том числе нервной системы. Врачи здесь (как правило, выпускники Военно-медицинской академии) дают детям путевку в жизнь, нередко спасая от инвалидности.
   Хирургическая школа Евпаторийского Центрального детского клинического санатория имеет мировую известность.Его директор — полковник медицинской службы, кандидат медицинских наук Анатолий Ненько — один из видных представителей этой школы. За разработку новейших хирургических технологий в лечении ДЦП он стал лауреатом Государственной премии Украины в области науки и техники. Санаторий — своего рода лечебный комбинат. Ребенка в соответствии с программой лечения (а она всегда индивидуальна) «пускают по цехам», по выражению Анатолия Михайловича Ненько. В числе этих «цехов» — грязелечебница, бассейн, водолечебница, кабинет лазерной терапии, «иголки», зал лечебной гимнастики, иппотерапия (лечебная езда на лошадях) и многие другие, но, пожалуй, главный цех санатория — хирургическое отделение, где делают уникальные операции. Эльза Кригер привезла своего сына, больного ДЦП, из Германии. Там врачи его приговорили, а здесь, в Евпатории, мальчика успешно прооперировали, и мама уверена — ее сын будет ходить.
   Но «конвейер здоровья» требует немалых средств, и если баварской «мамочке» — как называют в санатории родительниц — нетрудно оплатить проживание и лечение своего ребенка, то ни об украинских, ни о русских «мамочках» такого не скажешь.
   — К нам приезжают калеки, инвалиды, неработающие мамы с больными детьми. Для них перестроен самый большой корпус санатория и возведен новый. У нас не то место, куда приезжают показать себя и свой купальник,
   — говорит Анатолий Ненько. — У нас совсем другая психология. И мы уже четыре года не повышаем стоимость путевок.
   Тем не менее сохранить возможность лечить бедных и при этом самофинансироваться -задача не из простых. Как бы ни оптимизировали расходы в санатории, как бы ни экономили, сделать стоимость лечения общедоступной невозможно. Без оплаты путевок больным детям солидными спонсорами и благотворительными организациями не обойтись. И первый в ряду этих благотворительных организаций — фонд «Москва — Крым», созданный при поддержке правительства российской столицы. Президент Фонда профессор, доктор экономических наук Олег Котолупов называет внушительную цифру: 10 тысяч.
   — Столько детей Фонд ежегодно направлял на оздоровление и лечение, и половину из них -в санатории Крыма. Это дети из приютов, школ-интернатов, детских домов, многодетных семей, дети, которых воспитывают матери-одиночки. В течение двух последних лет на средства Фонда в евпаторийском Центральном детском клиническом санатории лечилась тысяча детей, больных ДЦП. Причем мы направляли детей не только в летнее время, а круглый год. Это позволило санаторию работать в непрерывном режиме, сохранить высокопрофессиональный коллектив медиков.
   Я показываю Олегу Алексеевичу полученную редакцией копию письма родителей детей-инвалидов.
   — Я с этим письмом знаком. Таких посланий и мэрия, и наш Фонд получили уже сотни. Они идут не только от матерей больных детей, но и от взрослых инвалидов, и от ветеранов войны,
   В 2000 году через Фонд социального страхования мы послали в Крым до 27 тысяч москвичей. Но суммы, направляемые в Фонд социального страхования федеральным бюджетом (у которого якобы ярко выраженная социальная направленность), непрерывно сокращались. Закон о бюджете на 2002 год вообще не разрешает направлять отдыхающих в крымские здравницы по линии соцстраха. В прошлом году мы предлагали депутатам Государственной Думы, чтобы при составлении бюджета Фонда социального страхования было сделано исключение для тех крымских здравниц, которые принадлежат России и которым нет аналогов в нашей стране. Нас поддержали фракция ОВР, коммунисты. В первом чтении бюджета закон прошел с нашей поправкой, но выступил представитель президента г-н Котенков и стал доказывать, что поправка категорически недопустима, что мы не можем подкармливать российским бюджетом чужие санатории. И это при том, что в Крыму — 150 российских здравниц, из них на 84 санатория собственность юридически оформлена. И Госдума не смогла переступить через жесткую позицию представителя президента.
   Вообще законодательное поле для деятельности фонда «Москва — Крым» в последнее время катастрофически сужается. Это поставило под угрозу реализацию наших основных благотворительных программ: речь идет о программе «Социально незащищенным детям Москвы». У нее два главных раздела: помощь в лечении детей, больных церебральным параличом, и детей, больных врожденным пороком сердца. За последние два года наш Фонд профинансировал более двухсот операций на сердце, и, по свидетельству главного кардиолога Москвы профессора Школьниковой, удалось в два раза сократить смертность среди детей, страдающих этим недугом. Еще одна наша благотворительная программа — «Защитники Отечества и Москвы». Мы обеспечиваем санаторными путевками ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны.
   Но, боюсь, эти программы не будут больше работать. Дело в том, что раньше предприятия могли часть средств из налога на прибыль, причитающуюся городскому бюджету, перечислять в наш Фонд. Но недавно российское законодательство это запретило, и московское правительство уже не имеет права проводить такие платежи.
   А у нас только по программе помощи больным ДЦП полторы тысячи детей ждут очереди на лечение в Евпатории…
   В свое время Владимир Маяковский, восхищенный красотой крымского курорта, писал: «Очень жаль мне тех, которые не бывали в Евпатории».
   А нашим «государственным мужам», перекрывающим кислород фонду «Москва — Крым», не жаль ни больных детей, ни московских инвалидов, ни ветеранов войны… Из 102 санаториев, пансионатов и оздоровительных лагерей Евпатории работают только 60, да и те в большинстве своем открыты только с мая по октябрь.

Владимир Смык