Газета Трибуна: Россия возвращается в Крым

07 Июл
0

Газета «Трибуна» 25 июня 2003

Россия возвращается в Крым

Название Фонда «Москва-Крым» в курортный сезон на устах у многих жителей столицы. То, что после распада СССР солнечная Таврида как массовая здравница не оказалась для них потерянной — во многом заслуга этой структуры. Наш корреспондент беседует с генеральным директором Фонда «Москва-Крым» Андреем СЕМЕНЕНКО.

    — Андрей Вячеславович, за последние годы Фонд «Москва-Крым» стал одной из наиболее заметных российских структур работающих в Крыму. Долгие годы Фонд оставался единственным гуманитарным и экономическим форпостом в регионе. Ощущается ли сейчас российское присутствие на полуострове?
     — Да, действительно, с середины 90-х годов созданный по инициативе Правительства Москвы Фонд «Москва-Крым» по сути являлся, как вы верно заметили, форпостом России на полуострове. По существующим межгосударственным соглашениям Черноморский флот не мог оказывать поддержку в борьбе наших соотечественников за свои права, открытие российского генерального консульства в Одессе лишь отчасти могло способствовать сохранению российского присутствия в Крыму.
     Благодаря поддержке руководства Москвы Фонд сумел реализовать обширную гуманитарную программу основной целью которой стала поддержка крымчан в их стремлении к сохранению единого культурного и языкового пространства с Россией. Справились ли мы с этой задачей покажет время.
     Сейчас ситуация, конечно, изменилась. Заметную роль в этом сыграло и открытие генерального консульства РФ в Симферополе и внимание к проблемам наших соотечественников президента России Владимира Путина.
     — И все же отношение России с Крымом это, может быть, очень важная, но все же часть отношений нашей страны со всей Украиной. А они, как известно, очень противоречивы.
     — В настоящее время мы наблюдаем процесс сближения наших государств. Может быть, он не всегда виден, не всегда является достоянием широкой общественности. Если брать не официальную статистику, а руководствоваться независимыми источниками, то на сегодняшний день около 40 процентов всей украинской экономики контролируется российскими финансово-промышленным группами. Они являются владельцами значительной части собственности металлургических комбинатов, некоторых областных энергосистем, машиностроительной промышленности.
     Безусловно сегодня отношения двух наших стран отличает больший прагматизм. Россия может принимать лишь опосредованное участие в формировании украинской политики в отношении наших соотечественников. Но чем плотнее наша финансовая и хозяйственная взаимозависимость, тем это участие ощутимее.
     — Вероятно усилилось в последние годы российское экономическое присутствие и в Крыму?
     — Да, и наиболее наглядно демонстрирует это объем капиталовложений. По инвестициям в экономику Автономной Республики Крым, Россия — безусловный лидер. 44 % иностранных средств, поступающих в Крым, переводятся из нашей страны. Кроме того, около 40 % инвестиций идут из офшоров. Возьмем на себя смелость предположить, что, по крайней мере, половина этих денег тоже российского происхождения.
     Почти все крупные инвестиционные проекты на полуострове осуществляют наши компании. Главные игроки — ЛУКОЙЛ, ТНК, Сургутнефтегаз, Внешторгбанк, ГАЗ, Татнефть, Национальный Резервный Банк. Например, ЛУКОЙЛ, реконструирует курортный комплекс в Алуште, который соединит в себе суперсовременное лечебное учреждение и четырехзвездочный отель. Национальный Резервный Банк в той же Алуште строит пятизвездочный гостиничный комплекс площадью в 17 гектаров (стоимость проекта — 26 миллионов долларов). ГАЗ имеет в Крыму свое сборочное производство, откуда «Волги» и «Газели» расходятся по всей Украине. ТНК и ЛУКОЙЛ соревнуются друг с другом количеством автозаправок. Словом, благодаря присутствию наших компаний в АРК можно рассчитывать на весомое российское влияние в регионе.
     — А в чем оно выразилось? Есть ли политические силы, которые могли бы лоббировать интересы наших соотечественников в Крыму?
     — Могу сказать, что благодаря четкой и целенаправленной работе, проводимой нашим Фондом, на выборах 2002 года организации соотечественников добились заметных результатов. Впервые Русский блок Крыма, в который вошли наиболее авторитетные общественные объединения соотечественников, сумел провести в парламент АРК шесть депутатов. Еще больший успех был достигнут на выборах в местные органы власти. Русский блок завоевал в них в общей сложности 80 мест.
     Успех на выборах был закреплен в процессе работы Верховного Совета АРК. Русскому блоку в крымском парламенте удалось создать свою депутатскую группу. В соответствии с законодательством, для того чтобы ее сформировать в Верховном Совете, состоящем из ста депутатов, нужно как минимум 10 человек. Шести депутатам Русского блока удалось привлечь на свою сторону весьма авторитетных политических деятелей, прежде всего, руководителей различных комитетов крымского парламента, и образовать депутатскую группу «Крым-Москва», насчитывающую 11 человек.
     — Но если говорить откровенно, крымская автономия — нелюбимое дитя Киева: значительная часть населения тяготеет к России. Богатейший регион зависит от подачек из Киева, весьма и весьма скудных. Фон для работы депутатской группы, идеологией которой является сближение с Россией, не лучший.
     — И все же ситуация меняется. Идеологические приоритеты в политике Киева по отношению к крымской автономии уступают прагматическим. Там уже понимают, что перегнули палку, используя крымско-татарский фактор. И, конечно, понимают, что сдерживать мощный экономический потенциал Крыма больше нельзя: он призван быть налоговым донором Украины. Крым стоит накануне крупнейшего передела собственности. Государство будет продавать принадлежащие ему здравницы. Этот процесс начинается параллельно с мощным притоком инвестиций в регион.
     — Какова ситуация с наследием бывшей всесоюзной здравницы? Что в Крыму принадлежит сегодня России?
     — Существует список из 84 объектов — санатории, дома отдыха, оздоровительные лагеря, спортивные базы — построенных российскими организациями и предприятиями. 44 из них — предприятиями Москвы. Ситуация с ними крайне сложная. За 10 лет работы совместной комиссии, в которую входят Мингосимущество России и Фонд имущества Украины, было признано право собственности Российской Федерации только по семи объектам. Дело в том, что в 1992 году в Бишкеке были подписаны протоколы, регламентирующие перечень документов, которые должны быть представлены российскими организациями для подтверждения прав собственности в бывших советских республиках. Срок архивного хранения многих из этих документов истек уже к моменту подписания протоколов, чем и пользуется украинская сторона, отказываясь их рассматривать. Ситуация тупиковая. На официальном уровне выхода из нее практически нет.
     — Но какой-то выход все-таки просматривается?
     — Собственность, на которую в Крыму претендует российская сторона, я бы разбил на три группы. В первую входят объекты, за которыми стоят экономически сильные структуры. Они все годы после распада СССР были в состоянии содержать и поддерживать на необходимом уровне деятельность около 15 лечебно-оздоровительных предприятий на Черноморском побережье Крыма.
     — Но ведь известно: чем лучше работает предприятие, тем больше хочется его отобрать.
     — И все-таки для реального владельца есть совершенно легитимный путь к оформлению своей собственности. Дело в том, что ее стоимость состоит из двух частей. Первая — это та, которая была создана до 1991 года, и вторая — созданная после развала СССР за счет инвестиций их реальных владельцев. Предметом спора является, как известно, первая часть. Но ведь украинское государство, за последние годы, как правило, не делало ничего для обновления основных фондов этих предприятий. Инфляция их многократно обесценила. В результате инвестиции, сделанные в предприятие российской компанией, во много раз превышают стоимость «советского наследства». И если на базе этого объекта создать СП, где имущество, созданное до 1991 года, будет признано собственностью украинской стороны, а все инвестиции, осуществленные за последние 12 лет, — собственностью российской компании, ее доля, выраженная в ценных бумагах, достаточна для полного контроля над предприятием.
     Спорные объекты, входящие во вторую группу, а это примерно 40 процентов, таковы, что из-за них, честно говоря, уже не стоит спорить. После распада СССР деньги в них не вкладывались, и, кроме разрушающегося строения, в котором хозяйничает морской ветер, да земельного участка, там, как правило, ничего нет. Дешевле не реконструировать такой объект, а взять другой участок и строить заново.
     Наконец, третья группа объектов (их тоже около 40 процентов) — это те, которые худо-бедно действуют. Думается, что российская сторона и украинские управленцы должны просто договориться, соблюдая взаимные интересы. Здесь, может быть, не стоит трогать проблему собственности. Важно, чтобы объекты действовали, приносили хотя бы небольшую прибыль.
     — И последний вопрос. Каким вы прогнозируете курортный сезон?
     — Прошлый сезон был для Крыма успешным особенно на фоне неудач сочинского региона. В этом году, надеюсь на Черноморском побережье Кавказа природных катастроф не произойдет, и сочинским туроператорам будет сопутствовать больший успех.
     Учитывая, что на сегодняшний день цены лечения в крымских здравницах приближаются к сочинским, можно предположить, что крымские курорты не будут полностью заполнены. Но не исключаю, что из-за нехватки мест на Черноморском побережье Кавказа и курортные места в Крыму окажутся дефицитными.
     — А как ваш Фонд участвует в организации отдыха россиян в крымских здравницах?
     — Мы работаем прежде всего с социально незащищенными группами населения. Наш Фонд, пожалуй, — единственная структура, систематически занимающаяся их отдыхом в Крыму. Работа ведется по трем благотворительным программам. Самая крупная из них — лечение и отдых социально незащищенных детей Москвы. У нее несколько направлений. Во-первых, оздоровительный летний отдых детей; во-вторых, специализированное санаторно-курортное лечение страдающих детским церебральным параличом. За прошедшие годы на отдыхе и лечении в Крыму побывало около 47 тысяч московских детей. Для них все бесплатно: и проезд, и питание в пути, и, конечно, путевки в санатории. Отдельный проект в рамках данной программы — оперативное лечение московских детей с врожденным пороком сердца. Оно включает дорогостоящий комплекс медицинских мероприятий в ведущих столичных клиниках. За время реализации программы было сделано 346 операций на сердце.
     Благодаря другой программе нашего Фонда около пяти тысяч москвичей — ветеранов Великой Отечественной войны прошли курс санаторно-курортной реабилитации в лучших здравницах Крыма.
     Крым обладает уникальными климатическими здравницами во многом не имеющими аналогов в России. На базе Сакского клинического санатория, известного своими целебными грязями, реализуется еще одна наша благотворительная программа — лечение инвалидов с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата. Курс лечения по оплаченным Фондом путевкам прошли 3658 человек.
     — Минувшим летом многие говорили о том, что ваш Фонд вынужден сворачивать свои благотворительные программы. Тревога была обоснованной?
     — В прошлом году начала действовать вторая часть Налогового кодекса, которая отменила льготы по налогу на прибыль предприятиям, переводившим средства на благотворительные цели. В этой сложной ситуации в прошлый санаторно-курортный сезон Правительство Москвы нашло возможность профинансировать упомянутые программы из резервного фонда бюджета г.Москвы. Московское правительство оценив большой опыт Фонда при реализации социально значимых благотворительных программ нашло средства для продолжения их финансирования в текущем году. В нынешнем курортном сезоне мы отправим на отдых и лечение в Крым более шести тысяч детей, двух тысяч ветеранов и полутора тысяч инвалидов с нарушениями двигательного аппарата.
     — Можно ли сказать, что российское руководство обратило внимание на Крым?
     — Россия возвращается в Крым:

Владимир Смык