У КЛАДБИЩА КОММУНАРОВ

Пятый бастион

Пятый бастион входил в первую дистанцию оборонительной линии под командованием генерал-майора А. О. Аслановича.

К моменту высадки десанта в Крыму на бастионе стояла только казарма с закругленным фасадом. Такая же казарма сохранилась около первого бастиона. Ее спешно вооружили, установив 5 орудий внутри и 6 пушек на верхней платформе. В казарме устроили пороховой погреб. Командиром бастиона назначили капитан-лейтенанта 44-го флотского экипажа Д. В. Ильинского. Левее пятого бастиона был построен редут ?1 — Шварца, получивший название по имени командира лейтенанта М. П. Шварца. Улица, возникшая на месте этого укрепления, носит его имя. Редут, вооруженный 8 крепостными 12-фунтовыми пушками, имел важное значение, прикрывая пространство между четвертым и пятым бастионами. Впереди редута Шварца и пятого бастиона вырыли ров глубиной до 6 футов[I].

Перед рвом и по бокам укреплений насыпали земляные валы до 7 футов высоты и 6 ширины. Правый фас пятого бастиона укрепили, построив люнет ?7, которым стал командовать лейтенант М. Ф. Белкин.

5 октября 1854 г. грохот батарей союзников возвестил о первой бомбардировке города. На пятый бастион прибыл П. С. Нахимов. Как вспоминает очевидец, «ядра свистели около, обдавая нас землей и кровью убитых; бомбы лопались вокруг, поражая прислугу орудий» [63]. Нахимов, получив ранение, с окровавленным лицом, сам наводил орудия, разделяя опасность наравне со своими моряками.

Ядра противника разрушили парапет казармы, повредили стоящие наверху орудия. Из 39 человек орудийной прислуги 19 выбыли из строя. Артиллерийская дуэль, показавшая, что огонь русских артиллеристов не уступает неприятельскому, к вечеру прекратилась.

Потерпев неудачу 5 октября, французы стали сооружать новые батареи, рыть траншеи, приближаясь к русским укреплениям, пытаясь их охватить полукольцом. Чтобы обезопасить тыл бастиона, защитники в ноябре 1854 г. возвели редут, названный Чесменским по имени корабля «Чесма», моряки которого сооружали это укрепление. На месте редута с 1958 г. находится здание первой горбольницы. Впереди пятого бастиона вырыли волчьи ямы, положили доски с гвоздями. Один из моряков 39-го флотского экипажа изобрел превосходную защиту от штуцерных пуль неприятеля.

Над своей пушкой у амбразуры он повесил тросовые маты, которые штуцерные пули противника не пробивали. Его примеру последовали и другие артиллеристы. Назначенный начальником первой дистанции капитан 1 ранга А. А. Зорин, увидев эту защиту, приказал сделать такие щиты над всеми амбразурами пятого бастиона. Вскоре это изобретение переняли все защитники, а позже и противник. Щиты из канатов, изобретенные на пятом бастионе, явились прототипом броневых щитов современных артиллерийских орудий.

В период обороны широкое развитие получило и устройство ложементов (окопов), сыгравших большую роль в укреплении оборонительной линии. Первый ложемент заложили в ночь на 21 ноября 1854 г. впереди редута Шварца. С этого времени система передовых укреплений стала развиваться. Окопы рыли в два ряда: впереди находились стрелки, вторую линию занимали подкрепления. Неприятель был вынужден прекратить осадные работы и начать борьбу с развитием русской контрапрошной системы. Французы даже сформировали отряд добровольцев для нападения на ложементы. В апреле 1855 г. им удалось захватить окопы впереди редута Шварца. Чтобы обезопасить пятый бастион, было решено устроить плацдарм на Кладбищенской высоте, укрепить его батареями, заложить ложементы у Карантинной бухты и соединить их между собой. Для этих работ назначили Подольский и Варшавский полки и два батальона Житомирского полка под общим командованием С. А. Хрулева. В ночь с 9 на 10 мая защитники захватили Кладбищенскую высоту. Французы, озадаченные неожиданным появлением русских, попытались выбить их с этого плацдарма. Несколько раз укрепления переходили из рук в руки. Хрулев ввел в бой подкрепление — семь рот Углицкого полка, два батальона Минского полка и закрепился на высоте. Ложементы у Карантинной бухты остались у французов. В этом бою получил смертельное ранение майор Житомирского полка Эраст Агеевич Абаза, талантливый музыкант, автор известного романса «Утро туманное», написанного на слова И. С. Тургенева.

В мае 1855 г. впереди пятого бастиона погиб и командир третьего саперного батальона Николай Константинович Зацепин, опытный военный инженер и замечательный художник. Газета «Одесский вестник», сообщая о гибели Н. К. Зацепина, писала: «Он был… почетным вольным общником Императорской Академии художеств, от которой несколько раз получал поощрительные награды. На выставке академии 1853 г. картина «Монастырки на клиросе» обратила на себя общее внимание. В картине много жизни, теплоты» [64].

В те дни численному преимуществу завоевателей, их превосходству в вооружении защитники противопоставляли удаль и мужество, инициативу и находчивость — неотъемлемые черты русского народа.

Большие потери понесли защитники пятого бастиона. Чтобы сберечь человеческие жизни, командир Полтавского полка полковник князь С. С. Урусов, один из лучших шахматистов России, чемпион Москвы и Петербурга предложил сыграть партию в шахматы с любым из осаждавших Севастополь на траншеи перед пятым бастионом. Начальник Севастопольского гарнизона Д. Е. Остен-Сакен не сомневался в его победе, но все-таки отклонил предложение храбреца. От солдат, матросов и офицеров не отставали и жители Севастополя. Вблизи редута Шварца, на батарее Г. Н. Забудского (на этом месте сейчас площадь Пирогова), вместе с матросом 2 статьи 37-го флотского экипажа Тимофеем Пищенко сражался его десятилетний сын Николай. 27 марта 1855 г. отец погиб. Коля попросил разрешения перейти на редут Шварца, состоять при кегорновых мортирах. По свидетельству очевидца: «Это самый знаменитый громовой редут нашей второй линии, от него очень близки неприятельские батареи, а траншея всего только в шагах 70-80. Из этой траншеи французы бросают в редут из небольших мортирок небольшие же бомбы и гранаты (1/4-1/2 пудового калибра), причиняющие нам очень большие потери. С нашей стороны на редуте действуют в неприятельскую траншею девять тоже маленьких кегорновых мортир, также не любящих шутить во французской траншее» [65]. Находясь при них безотлучно день и ночь и подвергаясь постоянным опасностям, Коля Пищенко, несмотря ни на какие убеждения, не хотел расставаться с означенными мортирами, говоря: «Маркелами[II]
заведую, при них и умру».

Один из участников обороны писал: «Он мстит врагам за смерть своего отца и бомбы Николкиной батареи в неприятельской траншее страшнее и гибельнее пушек великанов. Можно долго любоваться Николкой, когда он с фитилем в руках беспрестанно снует от одной мортирки к другой, ловко прикладывая фитиль к затравке, его дядька, старый служивый моряк-артиллерист, не поспевает заряжать за ним» [66]. Узнав от командира редута лейтенанта Д. С. Ханджогло о юном герое и исключительной меткости его огня, главнокомандующий русской армией князь М. Д. Горчаков наградил Николая Пищенко серебряной медалью «За храбрость» и приказал отправить его в Петербург в школу кантонистов. Позже медаль заменили на знак отличия Военного ордена. Когда юный бомбардир уезжал в столицу, ему еще не исполнилось одиннадцати лет, но он имел за плечами одиннадцатилетний стаж воинской службы. Указ царя о том, что месяц сражений во время обороны засчитывать за год, распространялся и на Николая Пищенко.

Участником героической обороны города стал и одиннадцатилетний Костя Станюкович, впоследствии известный русский писатель. Он родился и вырос в Севастополе, в семье вице-адмирала М. Н. Станюковича, в период обороны — командира Севастопольского порта. Костя готовил корпию[III], за что был награжден медалями «В память Крымской войны 1853-1856 гг.» и «За защиту Севастополя». Событиям Крымской войны и обороны города он посвятил рассказ «Кириллыч», повести «Маленькие моряки» и «Севастопольский мальчик». В них Станюкович рассказал о героизме жителей города, самоотверженности солдат, матросов и офицеров.

Дети, оставшиеся в осажденном Севастополе, собирали ядра, картечь, пули и, конечно, играли в войну. Они делились на два лагеря, строили баррикады и дрались между собой, бросая друг в друга ядра и бомбы, слепленные из глины. Если кому подбивали нос или глаз, относили на «перевязочный пункт». Однажды устроили ребятишки бомбардировку. Раздались крики раненых. Сбежались матери, разобрали драку и выпороли начальников одной партии «Канробера» и «Раглана». Ухватились за третьего мальчика. «Меня не за что сечь, — завопил он, — я князь Меншиков, я ничего не делал…» [67].

Взрослые же играли в более серьезные игры.

«В каземат 5-го бастиона, где находилось много народа, вкатилась бомба. Матрос 43-го флотского экипажа Григорий Палюк не задумался: он шапкой зачерпнул воды и подскочил к бомбе, чтобы загасить ее трубку, но не успел — бомба в это время лопнула. «Пропал Палюк», думали все. Но дым рассеялся, а Палюк стоит себе с шапкой воды на том же самом месте.

— Ишь, не успел, прах ее возьми! — сказал он с досадой, обращаясь к толпе, смотревшей на него с удивлением…» [68].

27 августа 1855 г. защитники пятого бастиона, редута Шварца и люнета Белкина отбили три атаки неприятеля.

Около двух часов дня более четырнадцати тысяч французов бросились на эти укрепления. Впереди бежали цепи штуцерников, солдаты с лестницами и фашинами, саперы с шанцевым инструментом. Тучи русской картечи встретили врага. 30 августа 1856 г. начальник оборонительной линии генерал-лейтенант К. Р. Семякин в рапорте скупо опишет эти события: «Передовые, достигнув рвов помянутых двух укреплений (5-го бастиона и люнета Белкина. — В. Ш.), там и остались, в редут же Шварца, с помощью лестниц, ворвались, но не прошли дальше блиндажа и траверза.

Подоспевшие подкрепления — батальон Житомирского и батальон Минского полков и сверх того командующий Екатеринбургским полком — подполковник Веревкин лично и весьма скоро привел в редут из соседственных траншей, одну сводную роту. На редуте завязался рукопашный бой, продолжавшийся около часу… неприятель был выбит» [69].

На люнет ?7 М. Ф. Белкина устремились около двух тысяч французов под командованием полковника Трошю. Когда противник показался у обрыва, перед спуском в ров люнета, дежурный гальванер взорвал три фугаса, заложенные на случай штурма еще весной 1855 г. Французы, потеряв множество солдат, отхлынули назад. Только около 200 человек успели добраться до рва, но были разгромлены ротой Подольского полка под командованием подпоручика Банковского и группой матросов во главе с поручиком морской артиллерии П. П. Назаровым.

Героизм защитников города заставил французского главнокомандующего Пелисье отказаться от дальнейших попыток захватить русские бастионы.

На месте люнета Белкина к 50-летнему юбилею обороны 1854-1855 гг. открыли памятник мужественным защитникам этого небольшого укрепления. Было высказано предположение, что проект разработан А. М. Вейзеном. Документальных подтверждений этому пока не найдено. Памятник защитникам люнета, выполненный из серого гранита, стоит на территории кладбища Коммунаров. При сооружении монумента П. П. Шмидту его перенесли ближе к главному входу кладбища.

На некрополе царит особое, торжественное спокойствие. Вдоль дорожек сплошной чередой следуют строгие памятники из мрамора и гранита, простые плиты. Здесь похоронены участники революционных событий и второй мировой войны, подпольщики, известные военачальники и безымянные воины, деятели науки и культуры… Это некрополь славы Севастополя, героическая и трагическая энциклопедия истории города.

Шестой бастион — ближе к морю. К нему ведет улица, названная в 1937 г. именем С. П. Частника. Она проходит по тому месту, где в первую оборону города находилась оборонительная линия между пятым и шестым бастионами. Справа, где сейчас детский стадион, 1 декабря 1854 г. моряки с корабля «Ростислав» построили редут, названный Ростиславским. Он имел прямоугольную форму. Один из фасов редута образовали из строений военно-сухопутного госпиталя. Укреплением стал командовать лейтенант 37-го флотского экипажа Д. И. Бутаков — отличный артиллерист и храбрый офицер, награжденный орденом св. Георгия IV степени.

Смело и решительно действовал личный состав редута. Во время артиллерийского обстрела была разрушена одна из амбразур. Ее бросился расчищать рядовой 2-й роты 3-го саперного батальона Никифор Ермолаев. Под шквальным огнем противника он убирал землю, оттаскивая камни. В это время в орудийном дворике разорвалась еще одна вражеская бомба. Чудом оставшийся живым, Ермолаев с шутками, ободряя товарищей, завершил работу. За этот подвиг Никифор Ермолаев получил знак отличия Военного ордена.

На перекрестке 6-ой Бастионной улицы с улицей Катерной видна часть полукруглой башни, выщербленная осколками двух войн. Покрытые патиной времени смотрят амбразуры для ружейной стрельбы. Остатки оборонительной казармы и часть вала — все, что осталось от шестого бастиона. Памятник на территории укрепления к 50-летию обороны не установили, хотя и существовал проект архитектора А. М. Вейзена.

Время не пощадило это фортификационное сооружение прошлого века. Но память не подвластна времени.



[I] Фут=0,3048 м.

[II] Мортирами.

[III] Корпия — нащипанные из чистых тряпок нитки, которые употреблялись при перевязках вместо ваты.