Черноморский флот и Севастополь в I четверти XIX в.

07 Июл
0

РОССИЙСКИЙ КРЫМ XVIII-XIXвв.

Черноморский флот и Севастополь в первой четверти XIX в.

Б.И. Гаврилов
Историко-публицистический альманах «Москва-Крым» ?2, Москва 2000

Корабли, построенные для Черноморского флота 1802-27 гг.

В 1800 г. на Черноморском флоте сменился командующий. Причиной замены явился происшедший в Севастополе на Глубокой пристани взрыв бомбового погреба. Император Павел I обвинил командовавшего флотом вице-адмирала Николая Семеновича Мордвинова в недосмотре и заменил его адмиралом Виллимом Павловичем фон Дезином, немцем на русской службе. Мордвинов остался вице-президентом Адмиралтейств-коллегии. В.П. фон Дезин командовал флотом недолго: новый император Александр I в 1802 г. поставил на эту должность другого эмигранта — маркиза Ивана Ивановича де Траверсе (1752-1831), бежавшего из Франции от революции 1791 г. У себя на родине маркиз был капитаном флота, командовал кораблем, имел боевые отличия. В России его произвели в контр-адмиралы. Черноморской эскадрой при де Траверсе командовал товарищ Ф.Ф. Ушакова по Морскому корпусу и его сподвижник контр-адмирал И.В. Пустошкин. Де Траверсе был храбрым и толковым морским офицером, но на посту командующего флотом, а с 1809 г. — управляющего Морским министерством он больших способностей не проявил, более того — став морским министром, едва не привел русский флот в полный упадок. Командуя Черноморским флотом, он предпочитал осторожную тактику и сдерживал инициативу командовавшего эскадрой П.В. Пустошкина[1].

В первые годы XIX в. рост боевой силы Черноморского флота замедлился. В Херсоне в 1802 г. спустили на воду 110-пушечный линкор «Ратный». В 1803 г. построили 10 лодок для черноморских казаков, 2 плашкоута, 2 парома для перевозки орудий через Керченский пролив и заложили 32-пушечный фрегат «Воин», а на Хопре построили 20 канонерских лодок. В 1804-1805 гг. «Воин» вступил в строй и был заложен другой фрегат — «Лилия» (36 пушек), 2 транспорта, на воду спустили 76-пушечный линкор «Правый».
В марте 1805 г. Александр I утвердил «Правила производства кораблестроительных работ в черноморских портах». Правила учитывали местные природные условия и поэтому, хотя и сохранили принятый в России 3-летний срок постройки больших кораблей, но число мастеровых сократили. Для сооружения 100-пушечного корабля утвердили 243 человека, для
64-пушечного — 139, для 44-пушечного фрегата — 98, для 36-пушечного — 92, для корвета — 58 человек.
В июне 1806 г., в самый канун новой русско-турецкой войны, товарищ управляющего Морским министерством П.В. Чичагов потребовал от де Траверсе «принять меры к построению вновь сколь можно большего числа судов». Де Траверсе ответил, что наличные запасы леса позволяют построить один 110-пушечный и один 74-пушечный линкоры и несколько фрегатов. Мелкие суда маркиз предложил сооружать в Николаеве как казенными средствами, так и с подряда.
Предложения де Траверсе Чичагов одобрил, но подчеркнул, что России необходимы прежде всего линкоры и для этого следует срочно возвести в Херсоне еще два эллинга, доведя их число до пяти. Строить мелкие суда Чичагов предложил в Ялте из крымского леса, а кроме того, выдвинул идею соорудить в Севастополе плавучий док для ремонта кораблей. Однако строить суда в Ялте черноморцы не рискнули по причине открытости там берегов со стороны моря. Строить мелкие корабли командование флота решило в Севастополе и начать собралось с корвета. От плавучего дока черноморское командование решило отказаться, т.к. леса на него пошло бы как на несколько линкоров, а обилие в севастопольских бухтах морских древоточцев в два-три года привело бы док в полную негодность.
Во исполнение намеченных планов в 1806 г. в Херсоне заложили 74-пушечный линкор «Анапа» и 110-пушечный «Полтава»; в 1807 г. — 74-пушечные линкоры «Мария», «Дмитрий Донской» и «Азия» [10]. Севастопольское судостроение до l808 г. ограничивалось постройкой двух шхун — в 1794-1797 гг. В апреле 1805 г. из Петербурга в Севастополь приехал Осип Петрович Амосов, представитель известного рода русских кораблестроителей. Под его руководством возвели первый стапель в Севастопольском Адмиралтействе. Вскоре Амосова отозвали в столицу, и работы в Севастополе вместо него возглавил мастер Иван Иванович Юхарин. В конце 1808 г. строительство стапеля завершилось и 14 ноября на нем заложили первый корабль — корвет «Крым», до этого кораблей данного класса Черноморский флот не имел.
В ноябре 1808 г. в Николаеве заложили второй черноморский корвет — 12-пушечный «Або». Николаевское Адмиралтейство в начале XIX в. имело малую загрузку, эллинг там несколько лет не использовался. Поэтому одновременно с закладкой «Або» де Траверсе приказал привести николаевский эллинг в исправность, а в начале 1809 г. распорядился заложить там 74-пушечный линкор и построить новый стапель для фрегата. Линкор было предписано строить силами вольнонаемных, а 36-пушечный фрегат — казенными мастеровыми.
В Херсоне в 1808 г. спустили на воду линкоры «Мария» и «Полтава» и заложили третий 110-пушечный корабль этой серии — «Двенадцать Апостолов». Летом 1808 г. вступил в строй первый на Черном море линкор 74-пушечной серии «Анапа», недостатком которого являлась плохая остойчивость, вызванная малой метацентрической высотой — 1,1 м.
В конце 1808 г. вместо положенных по штатам 1803 г. 21 линкора Черноморский флот имел в строю только 6, кроме того, один 110-пушечный и два 74-пушечных корабля находились в постройке в Херсоне. Этого было далеко недостаточно — ведь военные действия могли возобновиться в любой день.
С 1809 г. руководство строительством флота в Севастополе перешло к мастеру Андрею Ивановичу Мелихову, он и достроил «Крым». На корвете длиной 27,8 м и шириной 8,7 м установили 18 пушек, в его экипаж входило 146 человек. 13 января 1810 г. «Крым» спустили на воду, а в мае он вступил в строй и принял участие в войне с Турцией[11].
В январе 1809 г. де Траверсе сообщил Чичагову свой план усиленного судостроения на Черном море, на что требовалось около 1 млн. руб., причем в Херсонском Адмиралтействе сооружалась отдельная верфь для постройки кораблей подрядным способом.
Император Александр I считал Россию сухопутной державой и в значение флота для страны не верил, но близкая угроза войны заставила его срочно отпустить на черноморское судостроение сверх сметы первые 500 тыс. руб. В апреле 1809 г. был заключен договор с поверенным коммерции советника А. Перетца купцом Л.И. Львовым о сооружении в Херсоне при реке Кошевой, на Карантинном острове, двух стапелей из материалов подрядчика и постройке на них 32-пушечного фрегата и транспорта. Оба корабля заложили на новой верфи уже в октябре 1809 г. В Николаеве к этому времени завершили обновление эллинга и возвели стапель для фрегатов. В ноябре на них заложили 74-пушечный линкор «Лесное» и 44-пушечный фрегат «Минерва». Однако на намеченную в Николаеве подрядную постройку корвета и двух транспортов денег не хватало, поэтому их решили сооружать казенным способом. Но леса оказалось мало, и пришлось ограничиться постройкой одного транспорта: флот очень нуждался тогда в транспортных судах.
Вступление в строй нового эллинга в Николаеве сделало возможным одновременно закладывать на черноморских верфях сразу шесть линейных кораблей. Дело было только за лесом. Пришлось заключить новые контракты с купцами Ф. Исаковичем и Л.И. Львовым на поставку дуба и сортовой сосны из частных помещичьих имений. Рост черноморского судостроения потребовал также увеличить поставки флоту парусины, канатов, такелажа, пеньки, железа и проч. Канаты поставлял Херсонский завод, расходуя на их производство ежегодно 640 т пеньки. Но к 1805 г. завод пришел в упадок. В 1809 г. П.В. Чичагов приказал, не останавливая производство на старом, строить в Херсоне новый большой канатный завод. К сожалению, начало военных действий, недостаток денег и необходимость срочно построить в Севастополе новую казарму и пороховой погреб не позволили соорудить в Херсоне предполагаемый двухэтажный каменный завод, и рядом со старым возвели в 1809 г. каменный одноэтажный, при этом старый завод продолжал работать еще многие годы.
Железные изделия с 1801 г. поступали на Черноморский флот с казенных Пермских заводов через Горный департамент и Пермское горное правление. Затребованная продукция собиралась в Лаишеве, оттуда перевозилась по Волге к г. Дубовке, затем переволокой поступала к Качалинской пристани на Дону и далее сплавлялась на юг. По нормам 1801 г. Черноморский флот получал ежегодно 521 т железа. Рост черноморского кораблестроения и начало военных действий привели в 1805-1806 гг. к увеличению поставок до 640 т. Новые расчеты сентября 1809 г. показали, что теперь черноморцам требуется 720 т железа плюс 95 разных якорей[13].
В 1810 г. в Херсоне спустили на воду линкор «Азия». Корабль «Двенадцать Апостолов» довести до спусковой стадии не успели из-за нехватки рабочих. А поскольку третий эллинг тем самым оставался занят, заложили только два 74-пушечных линкора — «Максим Исповедник» и «Бриен», с подряда строился «Кульм» — все по типу «Правого». Учитывая опыт «Анапы», на них перераспределили весовую нагрузку. В 1810 г., несмотря на постройку новых кораблей и отсутствие боевых потерь, Черноморский флот сократился сразу на 5 линкоров, 4 фрегата и несколько судов меньшего ранга. Эти корабли вместе с отрядом Грейга входили в состав эскадры Сенявина в Средиземном море. Они не могли вернуться в Россию из-за войны с Турцией и Англией и были интернированы в Триесте, где их пришлось продать Франции по оценочной стоимости[16].
На 1811 г. правительство выделило на черноморское судостроение в дополнение к штатным 4,5 млн. руб. еще 2,2 млн. руб. для восполнения проданных в Триесте кораблей. Угроза франко-турецкого союза заставила Александра I в октябре 1811 г. приказать Черноморскому ведомству «усилить кораблестроение и усугубить успех оного по всей возможности». К осени 1813 г. предполагалось иметь на Черном море 15 линкоров. План надо было выполнять, хотя на черноморских верфях не хватало 1550 мастеровых. Недостаток рабочей силы заставил ускорить формирование учрежденных в 1810 г. шести ластовых (нестроевых, рабочих) экипажей 8-ротного состава[18].
К началу Отечественной войны 1812 г. Черноморский флот состоял из 12 линкоров и 6 фрегатов. В войне с Наполеоном участвовал 75-й черноморский экипаж, состоявший из 4 рот (300 человек). В конце 1812 г. он поступил в корпус генерала от кавалерии барона Фердинанда Федоровича Винценгероде (1770-1818) и прошел боевой путь от границ России до Парижа. Командир корабля «Правый» П. А. де Додт, уже в чине капитана 2 ранга, был направлен в Польшу к 3-й армии генерала Михаила Богдановича Барклая де Толли (1761-1818), построил на Висле 6 канонерских лодок, осаждал с ними крепость Торн, участвовал в дальнейших боях[19].
В 1813 г. в Херсоне спустили на воду 74-пушечный линкор «Бриен» и два 32-пушечных фрегата, построенных по подряду; в Николаеве спустили линкор «Кульм», в Севастополе — бриг «Мингрелия». Заложили один корабль, линкор «Красное», в Николаеве. С учетом новых недостроенных линкоров Черноморский флот имел теперь три 110-пушечных и девять 74-пушечных линкоров.
Для скорейшей доставки корабельного леса из Херсона в Николаев командующий флотом вице-адмирал Грейг в 1819 г. заказал петербургскому заводу Карла Николаевича Берда (1766-1843) пароход «Везувий» с двумя паровыми машинами по 16 л. с. Строил «Везувий» в Николаеве корабельный мастер А.И. Мелихов, переведенный из Севастополя. В 1809-1816 гг. Мелихов построил в Севастопольском Адмиралтействе бриг «Мингрелия» и корвет «Язон», заложил шхуну «Севастополь». При нем в 1815 г. в Адмиралтействе начали строить второй стапель.
Машины для «Везувия» привезли из Петербурга разобранными, собирал их мастер с завода Берда В.С. Овен, швед по происхождению. 25 сентября 1820 г. «Везувий» вышел в рейс из Николаева в Херсон. Это было первое плавание парохода в Черном море. В 1822 г. Грейг заказал Берду второй деревянный, обшитый медью, более крупный пароход «Метеор» с машиной в 60 л.с. Строил судно в Николаеве корабельный мастер И.С. Разумов. «Метеор» вступил в строй в 1823 г. В 1825 г. Разумов построил для дальних плаваний пароход «Молния». Механизмы собирал мастер Ижорского завода Я. Листер, но машины оказались неудачными и смогли развить скорость только в 4 узла. Вместе с «Молнией» в Севастополе начали строить 20-пушечный бриг «Пегас», 36-пушечный фрегат «Рафаил» и 12-пушечный катер «Жаворонок». Два таких же катера — «Ласточка» и «Соловей» — заложили в Николаеве. Тогда же начали строить несколько транспортов подрядным способом. В 1825 г. Черноморский флот состоял из 15 линкоров, 12 фрегатов, 31 меньшего судна, 50 канлодок и 3 пароходов. Но 4 линкора, фрегат и 3 других судна 7 ноября 1824 г. во время наводнения выбросило на берег, они требовали серьезного ремонта. 4 других линкора тоже нуждались в ремонте, а 2 линкора и фрегат подлежали по ветхости списанию. В конце декабря 1825 г. во время шторма у берегов Поти погиб корвет «Крым».
В августе 1827 г. Черноморский флот состоял из двух 110-пушечных, одного 80- и пяти 74-пушечных линкоров (еще два 84-пушечных находились в постройке), четырех 44-пушечных и одного 32-пушечного фрегатов (один 36-пушечный находился в постройке). Гребной флот включал 4 корвета, 5 бригов, шхуну и 4 катера. Кроме того, 30 октября 1827 г. в связи с резким ухудшением русско-турецких отношении Николай I одобрил предложение Грейга о постройке 20 судов для новой Дунайской флотилии[20].