Черноморский флот и Севастополь в I четверти XIX в.

07 Июл
0

РОССИЙСКИЙ КРЫМ XVIII-XIXвв.

Черноморский флот и Севастополь в первой четверти XIX в.

Б.И. Гаврилов
Историко-публицистический альманах «Москва-Крым» ?2, Москва 2000

Военные действия флота 1806-12 гг.

Турция начала войну в декабре 1806 г. Большую роль здесь сыграла Франция, толкавшая турок на войну, чтобы отвлечь на них силы России. Перед войной, в 1805 г. из Севастополя через Босфор и Дарданеллы к Ионическим островам для подкрепления находившихся там русских войск вышла эскадра капитан-командора Алексея Самуиловича Грейга (1775-1845) из двух линкоров, двух фрегатов и транспорта. На эскадре находилось 6800 человек, предназначенных для пополнения русских гарнизонов. В сентябре 1805 г. туда же вышла из Кронштадта эскадра вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина (1763-1831), а в сентябре 1806 г. Англия, Россия, Швеция, Пруссия и Саксония образовали четвертую антифранцузскую коалицию. В турецкой войне главный удар по Стамбулу наносили с запада эскадра Сенявина из пяти линкоров, фрегата и двух бригов и союзная английская эскадра. Черноморский флот действовал с востока.
Стамбул предполагалось взять операцией десанта. Турецкую армию должны были сковать у Дуная российские войска. Однако Черноморский флот не смог принять участие во взятии Стамбула — у него не хватало сил: он имел возможность выставить только 6 линкоров, 3 фрегата и 10 мелких судов. Английская эскадра, не дожидаясь подхода кораблей Сенявина, одна прорвалась к Стамбулу, но была вынуждена отойти. Эскадра Сенявина подошла к Эгейскому морю только в феврале 1807 г. и в двух сражениях разбила турецкий флот.
Адмирал Иван Иванович де ТраверсеЧерноморская гребная флотилия активно действовала на Днестре. В октябре 1806 г. на Днестр перешли 44 канонерские лодки, 3 малых парусных судна и транспорт под командованием контр-адмирала С.А. Пустошкина. Флотилия содействовала сухопутным войскам при взятии крепости Аккерман 30 ноября 1806 г. Сдавший крепость турецкий паша в разговоре с командовавшим русскими войсками французским герцогом Арманом Эммануэлем дю Плесси Ришелье так оценил действия флотилии: «Не овладеть бы вам Аккерманом, если бы не налетели эти черные вороны (суда флотилии. — Б.Г.)». В декабре 1806 г. русский главнокомандующий генерал от кавалерии Иван Иванович Михельсон (1740-1807) затребовал гребную флотилию на Дунай, но морской военный совет во главе с де Траверсе, ссылаясь на малую способность гребных судов к действиям зимой, решил оставить флотилию на Днестре.
Черноморская эскадра в полном составе зимой 1806/07 г. в море тоже не выходила. В январе 1807 г. черноморцы ограничились набегом на Трапезунд и осмотром побережья между Варной и Босфором. Только в конце апреля 1807 г. адмирал Пустошкин вывел в море эскадру из 4 линкоров, 4 фрегатов, 2 бригов, брандера и 5 канонерок. Русские корабли двое суток бомбардировали крепость Анапу, а затем 28 апреля взяли ее десантом, захватив 98 пушек и 2 турецких судна. Разрушив крепость, черноморцы 6 мая вернулись в Севастополь. Оттуда эскадра вскоре вышла к Трапезунду, имея в составе 4 линкора, 6 фрегатов, 5 канонерских лодок, 2 бомбардирских, 6 меньших судов и 8 транспортов. Они подошли к Трапезунду 7 июня. Пустошкин надеялся овладеть крепостью, т.к. местные жители, по сообщению русского консула, были недовольны своим новым пашой. Власти Трапезунда сдаваться отказались. Тогда Пустошкин обстрелял соседний город Платану, захватил одно купеческое судно, а другое утопил. Десант высадить не удалось. Меж тем ветер набирал силу, грунт не держал якоря, корабли эскадры начали дрейфовать, пресная вода кончалась, и 11 июня Пустошкин увел эскадру в Севастополь. Неудача экспедиции привела к замене Пустошкина на посту командующего эскадрой контр-адмиралом Трескиным.
В марте — мае 1807 г. гребная флотилия несколькими отрядами вошла в Дунай, где с 20 августа по 14 сентября содействовала сухопутным войскам при атаке турецких крепостей Тульчи, Исакчи, Измаил и Силистрия. 25 июня 1807 г. Россия заключила с Францией Тильзитский мир, по которому признала завоевания Наполеона, оставила Ионические острова и присоединилась к континентальной блокаде Англии. 12 августа было заключено перемирие с Турцией.
Однако Тильзитский мир испортил отношения России с Англией, а турки могли пропустить британский флот в Черное море, поэтому пришлось принять срочные меры к укреплению Севастополя. Из лимана перебросили туда несколько гребных канонерок. Отремонтировали Александровскую, Михайловскую и Николаевскую батареи. На Северной стороне построили пять новых батарей, укрепили также Южную сторону. Весной 1808 г. 5 канонерских лодок выделили для защиты Одессы, 10 лодок и 3 плавбатареи направили к Очакову[12].
В марте 1809 г. война с Турцией возобновилась. Новый русский главнокомандующий на сухопутном театре генерал-фельдмаршал князь Александр Александрович Прозоровский (1732-1809), один из образованнейших людей своего времени, высоко оценивал значение флотилии при действиях войск на речном театре. По его просьбе правительство отпустило деньги на постройку в Галаце 20 канонерских барказов, 10 понтонов и 4 катеров. После постройки этих судов Дунайская флотилия вместе с трофейными судами увеличила свой состав до 85 судов, 8 из которых несли брандвахтенную службу. Осенью 1809 г. флотилия оказала большую помощь сухопутной армии, особенно при осаде Силистрии 12 сентября — 15 октября и взятии крепостей Измаил (20 августа — 14 сентября) и Браилов (12 сентября — 15 октября).
Оценивая действия флотилии, командир одного из корпусов Молдавской армии России генерал Михаил Илларионович Кутузов (1745-1813) писал начальнику отряда флотилии капитану 1 ранга Анисимову: «Все, что вы ни делаете, все ваши предприятия не иначе приемлю я, как с истинным чувством должного к вам уважения, и могу вас уверить, что и главнокомандующий разделяет обще со мной мои к вам чувствования» [14].
В 1809 г. Севастополь был объявлен крепостью. В июне 1809 г. император Александр I назначил де Траверсе управляющим Морским министерством, и.о. главного командира Черноморского флота стал вице-адмирал Н.Л. Языков, командование эскадрой принял контр-адмирал Г.А. Сарычев. Действия эскадры летом 1809 г. выразились в посылке к Анапе отряда капитан-лейтенанта Перхурова (линкор, 2 фрегата, бомбардирское судно, военный транспорт и малое судно). Отряд высадил десант в 1150 человек, и 15 июня турки сдались без боя. Русские оставили в Анапе гарнизон и бомбардирское судно. 11 июля другой отряд (линкор, 2 фрегата и 3 вспомогательных судна) под командованием капитан-лейтенанта Петра Андреевича де Додта (?-1826), датчанина на русской службе, после двухдневного обстрела захватил на Кавказе турецкую крепость Сухум-кале. Нашим морякам досталось 64 орудия, 8 знамен, более 1 тыс. пудов пороха.
Тем временем русские войска в Румелии заняли важные приморские пункты Кюстенджи (совр. Констанца) и Мангалию, в связи с чем командование флота направило к берегам Румелии отряд капитан-лейтенанта Стули (3 фрегата и бриг) для прикрытия занятого нами побережья. Но после падения Анапы, Сухум-кале и Кюстенджи турки в конце июля 1809 г. направили против отряда Стули линкор, 2 фрегата, корвет и 29 малых судов. Узнав о появлении турок, Стули послал в Севастополь бриг с донесением, а сам встретил турецкие корабли около Варны. Однако турки в бой не вступили и к рассвету скрылись с горизонта.
В сумраке русский 36-пушечный корвет «Назарет» неправильно разобрал сигнал о повороте и на рассвете 4 октября оказался среди турецких судов. Два вражеских корабля, один из них 100-пушечный, подошли к «Назарету» с подветренной стороны и сделали несколько выстрелов. Командир «Назарета» лейтенант Ланге растерялся и приготовился уже сдаться, как турки внезапно прекратили огонь и дали русскому фрегату уйти. Когда этот странный случай разбирала специальная комиссия, выявилась ложь Ланге, который представил данный казус как боевой подвиг, обнаружилась трусость и командира фрегата, и офицеров, вскрылись многочисленные интриги Ланге. Он и четыре его офицера были разжалованы в матросы (офицеров впоследствии помиловали).
На помощь кораблям Стули из Севастополя послали отряд, но он не решился атаковать в Варне превосходившие силы турок. Из Севастополя направили второй отряд, но не найдя ни первого отряда, ни турок, он вернулся в Севастополь[15].

В начале 1810 г. адмирал Н.Л. Языков получил приказ держать флот в трехдневной готовности к выходу. Одновременно в связи с опасностью объединения турок с англичанами было предписано соблюдать величайшую осторожность и беречь корабли. Тем не менее фрегаты, корветы и даже мелкие суда черноморцев ходили в крейсерство к Дунаю, Румелии и Анатолии, перехватывали у Сухум-кале и Суджук-кале турецкие суда, доставлявшие мятежным горцам оружие и порох. 5 июня два судна под командой капитан-лейтенанта И.И. Свинкина обстреляли Геленджик. 2 июля новенький корвет «Крым» под командованием того же Свинкина обстрелял Суджук-кале, а 4 июля — опять Геленджик.
В июле 1810 г. в Севастополе стало известно о выходе из Босфора большой турецкой эскадры. На поиск ее под флагом адмирала Сарычева направились три 110-пушечных, четыре 74-пушечных и два 54-пушечных линкора с двумя бригами. Сарычеву сообщили, что одна часть турок приближается к Анатолии, другая — к Румелии, и приказали вести эскадру сперва к Анатолии.
В 1810 г. большую тревогу у командования Черноморского флота вызывало положение непосредственно в Крыму: турецкие эмиссары готовили восстание местных татар, доставляли им оружие и инструкторов. Адмирал Языков неоднократно докладывал об этом в Одессу новороссийскому генерал-губернатору герцогу Ришелье. Однако герцог донесениям не верил и полагал, что на «покорных властям татар» возводят напраслину. Но едва эскадра покинула Севастополь, как 10 июля 1810 г. гонец из Балаклавы сообщил, что в Байдарской долине усмотрены вооруженные татары. На следующий день у Севастополя появились 14 больших турецких кораблей. Стало ясно, что татары и турки действуют по одному плану. Гарнизон города подняли по тревоге. Жители помогали укреплять город, добровольцы заменили на батареях недостающие номера матросов и офицеров. Татарский мятеж подавили 200 балаклавских военных поселенцев. Они заняли выходы из Байдарской долины, отрезали часть восставших от яйлинских проходов и пленили их. Без поддержки с суши турецкая эскадра не решилась атаковать Севастополь и 13 июля ушла к Евпатории.
Адмирал Гавриил Сарычев не встретил противника, и это спасло его корабли. Маркиз де Траверсе не уделял внимания состоянию кораблей, и за 9 лет его командования многие части корпусов и рангоута пришли в полную ветхость. Корабли Сарычева в походе лишились мачт и стеньг, кницы раскалывались, болты вываливались из гнезд. Кроме того, на эскадре был некомплект обученных матросов, их заменили новобранцами. «В числе наличных, — отмечал Сарычев, — было до 150 ребятишек, по большей части необразованных (необученных. — Б.Г.), так что самое управление парусами сделалось затруднительным». Несмотря на состояние эскадры, быстро исправить которое не было возможности, командование в августе 1810 г. вновь отправило корабли в море с задачей уничтожить в Варне турецкий флот. Турок в Варне не оказалось, и Сарычев повел корабли в базу, но в пути 17 русских кораблей внезапно увидели 11 турецких. Турки не приняли боя и стали уходить. Сарычев послал в погоню 4 линкора и фрегат. Русские и турки обменялись выстрелами, но турки предпочли уйти.
Вскоре Сарычев повел корабли в новую экспедицию — на захват Трапезунда. Два наших линкора, фрегат и несколько транспортов доставили туда около 4 тыс. сухопутных войск. В пути туман и ветер разъединили корабли, и для сбора они зашли в Платанскую бухту. Турецкие батареи открыли по ним огонь, но наши пушки подавили турецкие. Был высажен десант, но в жестоком бою половину его турки уничтожили. Оставшиеся в живых бежали на корабли. Сарычев приказал сниматься с якоря, а перед уходом «в отмщение за понесенное поражение» обстрелять турецкие позиции и город. 30 октября корабли вернулись в Севастополь и стали готовиться к зимовке. Но 11 декабря отряд капитан-лейтенанта Сальти из 3 фрегатов и 2 бригов получил приказ помочь сухопутным войскам овладеть крепостью Суджук-кале. Однако крепость сдалась еще до прихода наших кораблей. Сальти оставил там бриг и вернулся в базу.
Дунайская флотилия в 1810 г. помогала русской армии при осаде крепостей Силистрия и Рущук. 26 августа в бою с турецкими судами у Батина флотилия потопила два вражеских судна и пять захватила[17].

В начале 1811 г. адмирал Сарычев вышел в отставку, эскадру принял вице-адмирал Галл. Состояние Черноморской эскадры пpи нем еще более ухудшилось. Галл плохо знал морское дело, к тому же он присваивал казенные деньги и отличался откровенно грубым отношением к людям. Он вызвал недовольство всех черноморцев. Дошло до того, что в Севастополе кто-то расклеил листовку, обращенную к народу с призывом бороться против бесправия и бедности, то была, пожалуй, первая революционная прокламация в России нового времени.
Командуя эскадрой, Галл водил в поход к Варне 10 линкоров, 3 фрегата и бриг, но врага не встретил. Зато 24 июля капитан 1 ранга Быченский, посланный с тремя кораблями в Пендераклию, захватил там турецкий фрегат и корвет, которые служили у нас под прежними именами «Магубей-Субхан» и «Шагин-Гирей». Больше значительных выходов корабли эскадры в 1811 г. не совершали, ограничиваясь крейсерством. Осенью один из крейсеров, бриг «Царь Константин», разбился меж Анапой и Редут-кале. В конце 1811 г. император утвердил адмирала Языкова в должности главного командира Черноморского флота.
26 июня 1811 г. суда Дунайской флотилии отличились при взятии Рущука: они прошли сквозь горящий мост, приняли остававшиеся на восточном берегу русские войска и перевезли их на другой берег. В июле отряд флотилии под командою Акимова обратил в бегство 120 турецких судов и захватил г. Лом-Паланку, где сжег хлебные запасы противника. Затем 15 русских судов уничтожили несколько вражеских батарей, после чего истребили еще три батареи у Рущука. 6 октября флотилия весь день вела перестрелку с турецким лагерем у Рущука и к ночи выбила турок с позиции. 7 октября в приказе по армии Кутузов отметил: «Отличное действие флотилии Дунайской, при Рущуке находящейся, обязывает меня, прежде нежели буду иметь честь донести о подвигах ее государю императору, изъявить ей совершенную мою благодарность». 12 октября флотилия перекрыла Дунай, полностью отрезав окруженную турецкую армию, и обеспечила тем самым успех мирных переговоров. 16 мая 1812 г. война с Турцией закончилась подписанием Бухарестского мира, по которому Россия получила Бесарабию, крепости Аккерман, Килия, Измаил и право свободного плавания по Дунаю, но вернула Турции крепости Анапа, Суджук-кале и Поти.