РОССИЙСКИЙ КРЫМ XVIII-XIXвв.

Василий Михайлович Долгоруков-Крымский и Москва

Среди выдающихся военных и политических деятелей России XVIII века незаслуженно забыто имя героя присоединения Крыма к России князя Василия Михайловича Долгорукова (1722 -1782 гг.).

Род Долгоруковых берет свое начало от князя Тимофея Владимировича, по прямой линии ведущего свое происхождение от князя Михаила Всеволодовича Черниговского, замученного татарами в 1246 году и причисленного Православной Церковью к лику святых. Мощи Михаила Черниговского покоятся в Архангельском соборе Московского Кремля.

Прозвище Долгорукого получил его потомок Иван Андреевич. В те времена это слово писалось с суффиксом -ов в родительном падеже, а со времен Петра I суффикс этот из родительного падежа перекочевал в именительный, и поэтому так часто встречаются разночтения в написании этой фамилии. В XVI веке род этот разделился на четыре ветви, из которых вышли многие славные деятели.

Василий Михайлович Долгоруков родился в Москве в июле 1722 года. Отец его Михаил Владимирович был видным деятелем петровской эпохи, участвовал в походах, стал членом Сената. В марте 1716 года за пособничество в побеге царевичу Алексею Петровичу был арестован и сослан в деревню, а спустя десять лет произведен в действительные статские советники. Но судьба готовила ему новое испытание.

Сын царевича Алексея Петровича пятнадцатилетний император Петр II стал опасной игрушкой в руках царедворцев. После падения Меньшикова, безуспешно пытавшегося обручить свою дочь с юным царем, в ход пошли чары княжны Екатерины Долгорукой. Ее удалось обручить с Петром II, и Долгорукие задались целью проторить дорогу к трону. Но царь, командуя в крещенский мороз своей гвардией, простудился, заболел оспой и внезапно скончался.

Благоразумие Михаила Владимировича не очень-то помогло ему в дальнейшем. Воцарившаяся Анна Иоанновна заточила его в Шлиссельбургскую крепость. Угодливым завистникам удалось очернить Долгоруких всех подряд без исключения, обвинив их в том, что они пытались обвенчать княжну Екатерину с трупом Петра II.

Карающая длань императрицы Анны Иоанновны не пощадила и другого Владимировича — Василия, полководца, участника Полтавской битвы, кавалера ордена Андрея Первозванного, удостоенного звания фельдмаршала. Его также приговорили к заточению — сначала Шлиссельбургскому, а затем — к Соловецкому. И только с воцарением Елизаветы Петровны возвращаются им звания, почести, знаки славы и доблести. В 1741 году, вернувшись из ссылки, В.В. Долгоруков становится президентом Военной коллегии и сенатором. Он скончался в возрасте 79 лет и был погребен в Александро-Невской лавре.

Восстановить поруганную честь славного старинного рода Долгоруковых можно было лишь примерами личной храбрости. В этом видит свое предназначение юный князь Василий Михайлович, тринадцати лет от роду записанный в драгуны и произведенный потом в капралы и вахмистры. В 1736 году он отличается во время Крымского похода фельдмаршала Миниха, за что производится в прапорщики, и в июле 1737 года в пятнадцатилетнем возрасте принимает участие в штурме Перекопа. В 1740 году его имя упоминается в числе отличившихся в военных действиях против Швеции, закончившихся Абоским миром.

В начале 40-х годов молодой князь часто общается со своим дядей Василием Владимировичем, вернувшимся из заточения, и слушает его рассказы о минувших сражениях и Азовских походах, в которых тот принимал участие. Незадолго до смерти фельдмаршал благословляет племянника иконой Георгия Победоносца, наставляя его на ратный подвиг во имя Отечества.

В 1756 году Россия вступает в Семилетнюю войну против Пруссии, в которой В.М. Долгоруков участвует уже в чине майора. В битвах за Цориндорф (1758 г.) и крепость Кольберг (1761 г.) он дважды получил тяжелое ранение. В 1762 году на русском престоле воцаряется императрица Екатерина II, которая осыпает полководца милостями, производит его в генерал-аншефы, а в 1767 году награждает орденом Андрея Первозванного.

Зенита своей славы Василий Михайлович достигает во время Русско-турецкой войны, когда в апреле 1771 года во главе русского войска выступает в поход, а в конце июля овладевает укрепленной линией у Перекопа, и несмотря на перевес сил противника, при поддержке Азовской флотилии адмирала Д.Н. Сенявина одерживает победу за победой, в результате которых берет Кафу (Феодосию), Керчь, Арабат, Еникале, Балаклаву, Козлов (Евпаторию), Тамань. Узнав о покорении Крыма, Екатерина II посылает князю рескрипт, датированный 17 июля 1771 года, табакерку со своим портретом и записку: «Прошу ее носить, ибо я ее Вам посылаю от чистого сердца». В августе того же года Долгорукову был пожалован орден Георгия I-й степени — высший военный орден, учрежденный в 1769 году для дворян. Девиз ордена: «За службу и храбрость».

Князь Долгоруков один из первых составил описание Крыма, будучи автором «Поденной записи путешествуя в Крымский полуостров во время кампании 1773 года», в которой, кстати, описаны подробности ранения М.И. Кутузова в районе Алушты, стоившего ему глаза.

По окончании Русско-турецкой войны (1768-1774 гг.) В.М. Долгоруков был награжден украшенной алмазами шпагой, а также алмазом к ордену Андрея Первозванного и титулом Крымский. Он рассчитывал также на получение звания фельдмаршала, но этого не произошло вследствие курьеза, случившегося на обеде у императрицы, когда Москва готовилась торжественно отметить заключение Кучук-Кайнарджийского мира. Императрица передала Долгорукову рюмку со словами «князю Долгорукову», а после паузы добавила: «фельдмаршалу». Однако Василий Михайлович не понял высочайшего намека и передал рюмку сидевшему с ним рядом фельдмаршалу Голицыну, исправлять курьёз императрица не стала.

Кучук-Кайнарджийский мир был заключен 21 июля 1774 года на берегу Дуная в деревне Кучук-Кайнарджа. Завершилась война 1768-1774 гг. Османская империя признала независимость Крымского ханства, открытие Черного моря для русских торговых судов, присоединение к России Азова, Керчи и других территорий. Через год к приезду Екатерины II на Ходынском поле в Москве был сооружен ансамбль временных построек и павильонов по проекту Баженова — своего рода декорации к празднованию победы над Турцией. Тогда же началось строительство Петровского дворца по проекту Казакова в память о победе над Турцией.

Обойденный званием фельдмаршала, Долгоруков-Крымский затаил обиду на Екатерину II и удалился в свою подмосковную деревню Губайлово, где также занялся строительством дворцово-паркового ансамбля. Деревенская жизнь для богатого человека сулила массу прелестей, и прежде всего она удовлетворяла столь присущее русскому человеку стремление слиться с природой. Это чувство прекрасно выразил в стихах один из младших представителей рода Долгоруковых поэт Иван Михайлович Долгоруков (1764-1823 гг.):

    Природа всякого искусства
    Художных рук ценней стократ.
    В полях все нежит наши чувства;
    В Москве все маски и наряд.

Вынужденное затворничество в деревне длилось пять лет. Оно было заполнено делами хозяйственными и строительными. Было начато возведение дворцово-паркового ансамбля в Знаменском-Губайлове, которое потребовало прежде всего перестройки церкви Знамения Пресвятой Богородицы. На колонке портика колокольни, разобранной в связи с новой перестройкой в начале двадцатого века, сохранилась дата «1777 год». Спустя два года храм был завершен. И, как свидетельствует опись Знаменской церкви, составленная в 1813 году, он был «освящен 1773 года декабря в 21 день при державе благочестивейшия, самодержавнейшия, Великие Государыни Императрицы Екатерине Алексеевне всея России и при наследнике Ея благоверном Государе и Великом князе Павле Петровиче и великой княгине Наталье Алексеевне, по благословению Святейшего Правительствующего Синода Конторы Преосвященнейшим Самуилом Епископом Крутицким и Московским».

Близилась к завершению война с Турцией, и в декабре 1773 года императрица прибыла в первопрестольную, где вовсю шла подготовка к пышным торжествам в честь присоединения Крыма к России. Князь Долгоруков-Крымский удостоился чести со стороны императрицы, посетившей его усадьбу, в честь чего был устроен фейерверк и звучала роговая музыка.

Знаменский храм был очень мал. Судя по сохранившимся описаниям, «старый Знаменский храм был устроен больше в виде креста, чем корабля: притвор его был гораздо уже средней части храма, представляющей из себя высокую в три яруса башню внизу четырехугольную, суживающуюся уступами и кончающуюся небольшою граненой луковичной главой, с узенькой шейкой». Храм являлся домовой церковью для владельцев имения и их слуг, дворовых людей. Лики святых на иконах покровительствовали владельцам усадьбы. Почетное место занимала икона, изображавшая Василия Блаженного, сидящего на камне с евангелистом Лукой, а также икона Пресвятой Богородицы с клеймами жития и с надписью «Его императорского Величества войск генералу-фельдмаршалу и кавалеру лейб-гвардии подполковнику князю Василию Владимировичу Долгорукову (1667- 1746 гг.), состоявшему при императрице Елизавете после падения Миниха Президентом военной коллегии».

В Знаменской церкви находились также два барельефа, привезенные Долгоруковым-Крымским из Кафы (Феодосии). Они были установлены внутри церкви. На одном барельефе был изображен Георгий Победоносец, пронзающий копьем дракона. Высеченная на камне дата — 1330 год, вероятно, указывала на время создания барельефа. На другом барельефе была изображена Мария Магдалина в окружении двух ангелов. Надпись на латыни сообщала о том, что барельеф создан «во времена славного Готфрида, Генуэзского консула в Кафе, в лето 1352, первого дня месяца января».

Установка барельефов в Знаменской церкви также была сопровождена соответствующей надписью: «Привезено в 1771 году из города Кафы князем Василием Михайловичем Долгоруковым-Крымским. А поставлено на сие место в 1826 году внуком его князем Николаем Васильевичем Долгоруковым».

Тот же внук позаботился об увековечивании памяти деда и в Симферополе, где был разбит походный шатер главнокомандующего. Там был установлен обелиск из серого крымского порфира и каррарского мрамора работы скульптора Штрейхенберга. Этот обелиск до сих пор украшает один из скверов Симферополя.

После перестройки Знаменской церкви барельефы были перенесены в контору владельца Знаменской мануфактуры А.Я. Полякова. Последнее упоминание о них встречается в журнале «Среди коллекционеров» (1924, ?7-8). Дальнейшая их судьба неизвестна.

К Знаменской церкви примыкает большой дворцово-парковый ансамбль, возведенный во второй половине XVIII в., по всей вероятности, мастерами казаковской школы зодчества и частично сохранившийся до наших дней. По мнению специалистов, схема плана павильона-ротонды, утраченного в наше время, аналогична павильону в Царицыно, выполненному Баженовым. Однако это сходство не подтверждается документально.

Одно очевидно, что усадьба созидалась в соответствии с вкусом героя Крымской войны, мечтавшего увековечить ратные подвиги в зодчестве, где получила тогда широкое распространение ложная готика с элементами мавританского стиля. На территории усадьбы Знаменское-Губайлово еще до 50-х годов нашего века оставались руины молочного двора с явными элементами ложной готики. До 80-х годов просуществовал пруд, называвшийся со времен Долгорукова-Крымского «Черное море», который при строительстве дворца культуры «Подмосковье» был использован в гидротехнических целях при сооружении фонтана. Был еще пруд под названием «Генеральский». Пруды располагались в виде полукольца вокруг центральной части усадьбы и питались ключевыми водами. В прудах разводилась рыба и водоплавающая птица. Парк был украшен скульптурами и гротами. Сетка дорожек и тропинок была строго продумана и подчинена рельефу.

Скорее всего строительство усадьбы при Долгорукове-Крымском не было окончательно завершено. В апреле 1780 года Василий Михайлович был назначен главнокомандующим Москвы и деревенское уединение сменил на пышную жизнь в первопрестольной. Будучи главнокомандующим, Долгоруков-Крымский оставил о себе память как о строгом, но справедливом начальнике. «Он жил по-русски, хороший был хлебосол, щедрый человек, благоприступен, — вспоминал его родственник поэт Иван Долгоруков в своей книге «Капище моего сердца». — Сколько я тут вкусил в доме удовольствий, свойственных моему возрасту. Два раза я только подпал княжьему негодованию и по совести весьма справедливо. Князь был добр, но вместе с тем строг к своим подчиненным, особенно он мне не спускал ни одной шалости, в доме его сделал первый шаг в свет. В табельные дни, несмотря на погоду, я обязан был наряду с прочими скакать верхом у колес его кареты, он часто посылал меня с приветствиями к знатным людям города».

Незадолго до смерти князя по проекту архитектора Казакова был возведен дворец для главнокомандующего на Большой Дмитровке, позже перестроенный тем же архитектором в Колонный зал для Московского дворянского собрания, известный в наше время как Дом Союзов. Превозмогая болезнь, князь до конца своих дней продолжал заниматься делами градоначальника. Иван Долгоруков свидетельствует: «Будучи тяжелобольным, он не отказывал в приеме посетителей, и принимал их лежа на диване». Василий Михайлович скончался 30 января 1782 года. Москва оплакивала кончину главнокомандующего. Известный поэт Ю.А. Нелединский-Мелецкий, знавший князя ещё со времен Крымского похода, посвятил его памяти проникновенные стихи:

    Чрез целый век, ни в ком не чтя себе злодея,
    И правосудия храня устав всегда,
    Кто мог и никому не причинял вреда:
    Тот в недра вечности преходит не робея.
    Таков, таков был сей, кого мы зрим здесь прах!
    Незлоблив, милостлив, о пользе всех радея,
    Утеху находил он в добрых лишь делах.

……….

    Горю последовать примеру твоему:
    А благодарным быть — не есть ли шаг к тому.

Князь был похоронен в пантеоне при церкви Всех Святых в селе Волынщина (Полуэктово, близ Рузы), доставшемся ему так же, как и Губайлово, в качестве приданого за Настасьей Васильевной Волынской, боярской дочерью, на которой он женился в 1743 году. В Межевых книгах сохранилась запись от 1755 года, в которой указывается «на наличие у полковника Тобольского пехотного полка Василия Михайловича Долгорукова дома за Петровскими воротами, за Земляным городом, в приходе церкви Пимена, которым господин его владеет с 1743 года». Дом этот получен Долгоруковым «за женой княжной Настасьей Васильевной, дочерью Волынского». По соседству находился двор камергера Василия Ивановича Стрешнева, «а по кругу в сторону от двора князя Ивана Ивановича Лобанова». Женитьба на дочери Волынского обеспечивала князю достойное место в среде московской знати.

Дальнейшая история рода Долгоруковых связана с именем его сына Василия Васильевича Долгорукова (1752-1812 гг.). Он участвовал с отцом в Крымском походе, служил в лейб-гвардии Семеновском полку, штурмовал Очаков, за что был удостоен ордена св. Георгия I-й степени и произведен в подполковники. При Павле I подвергался опале и удалился в Знаменсокое-Губайлово, где безвыездно вдовствовала Настасья Васильевна.

В 1799 году он вышел в отставку и после смерти матери (1805 г.), похороненной в ограде церкви Знамения Пресвятой Богородицы, унаследовал губайловское имение. Скончался в 1812 году и погребен был в родовом пантеоне в усадьбе Волынщина (Полуэктово). Василий Васильевич был женат на дочери обер-гофмаршала Барятинского — Екатерине Федоровне, от брака с которой он имел двух сыновей — Василия (1787-1858 гг.) и Николая (1789-1872 гг.). Екатерина Федоровна пользовалась почетом и уважением, была удостоена ордена св. Екатерины и возведена в звание статс-дамы. Она была последней в роду Долгоруковых владелицей усадьбы Знаменское-Губайлово.

С продажей имения многие реликвии и раритеты дворцового комплекса в Губайлово были перевезены в усадьбу Волынщина, что неподалеку от Рузы. В селе Волынщина до наших дней сохранился дворцовый комплекс. На фронтоне дворца виден герб князей Долгоруковых. На щите в нижнем левом квадрате рука в кольчуге сжимает острый меч, а в правом верхнем углу — маленькая корона, а под короной — птица. В правом нижнем квадрате — зубец крепостной стены.

В Рузском краеведческом музее представлены чудом уцелевшие предметы княжеского быта XVIII века, а также ряд фотоснимков, запечатлевших интерьеры дворцовых комнат, в которых в послереволюционные годы была размещена небольшая экспозиция. На одном из снимков виден камин с фигурными часами, кубок, а также овальный портрет князя Долгорукова-Крымского. Этот портрет, видимо, открывал портретную галерею, которая была непременной принадлежностью многих дворянских усадеб XVIII века. Автор этого портрета — Александр Рослин, работавший в России с 1775 по 1777 гг. Портрет ныне находится в Государственной Третьяковской галерее и является единственным изображением князя Долгорукова-Крымского, если не считать сильно поврежденного мраморного бюста, помещенного в экспозиции Рузского краеведческого музея. Этот бюст в качестве парковой скульптуры украшал, вероятно, аллею парка. Спустя много лет бюст Долгорукова, расколотый на две части, нашли юные краеведы, роясь на берегу речки. На портрете А. Рослина Долгоруков-Крымский изображен с орденом Андрея Первозванного и орденской лентой через плечо.

К сожалению, пантеон в усадьбе Волынщина не сохранился. Он был разорен и разграблен. Однако, по словам старожилов, в склепе находился цинковый гроб героя Крымской войны 1853-1856 гг., одного из отпрысков славного княжеского рода, защищавшего Севастополь. При вскрытии нетленной оказалась бутылка крымского вина и горсть земли…

М.В. Ногтева