КРЫМ В XX ВЕКЕ

Подвиг канонерской лодки «Терец»

     Истории известен целый ряд гражданских войн, происходивших в разное время и в разных государствах. Самая кровавая из них, порожденная Октябрьским переворотом 1917 г., разразилась в нашей стране. Братоубийственная война не может быть овеяна ореолом романтики. Она принесла народу кровь, страдания, голод, эпидемии. В боевых действиях с обеих сторон погибло 300 тыс. человек, от голода и эпидемий — 1,5 млн. В ходе Гражданской войны с обеих сторон совершались и настоящие подвиги. Один из них связан с канонерской лодкой «Терец».

''Терец'' в 1880-х годах.

      Канонерские лодки со времен Петра I являлись главным типом артиллерийских кораблей береговой обороны в Российском флоте. В 80-х гг. XIX в., когда Россия развернула строительство сильного парового и броненосного флота, им, наряду с другими классами кораблей, было уделено значительное внимание. В соответствии с проводившейся тогда активной внешней политикой России требовались не только крейсеры для действий на морских и океанских коммуникациях, но и сильные канонерские лодки, способные выдержать переход на самые отдаленные морские театры и действовать не только у побережья, но и на реках, впадающих в моря и океаны. 18 мая 1882 г. управляющий Морским министерством адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820-1888) поставил перед Морским техническим комитетом (МТК) задачу — подготовить проект такой лодки. Разрабатывая проект, МТК, со своей стороны, полагал необходимым ориентироваться на тип корабля, способного самостоятельно совершить переход на Тихий океан и действовать в условиях Дальнего Востока. Такой корабль должен был иметь высокую автономность, что предполагалось обеспечить наличием парусного вооружения, достаточную мореходность при малой осадке, броню, способную выдержать попадания небольших снарядов, и — на всякий случай — носовой таран. С 1883 по 1887 гг. построили 14 таких лодок. Из них наиболее известен «Кореец» — товарищ «Варяга» по бою при Чемульпо 27 января 1904 г., а также «Бобр», «Сивуч» и «Манджур» в связи с обороной Порт-Артура в русско-японскую войну. Менее известны балтийские («Гремящий», «Грозящий», «Храбрый», «Отважный») и черноморские лодки.
      Строить лодки для Черного моря решили в 1885 г. При строительстве черноморских лодок за основу приняли базовый проект «Манджура», частично переработав и улучшив его, особенно в отношении водоотливных систем. Корабли заложили в Николаевском адмиралтействе («Черноморец», «Донец», «Запорожец») и на верфях в Севастополе («Кубанец», «Терец», «Уралец») [1]. В марте-ноябре 1887 г. лодки спустили на воду, в августе-ноябре 1887 г. первыми прошли испытания «Кубанец» и «Терец», затем другие корабли. Водоизмещение лодок доходило до 1400 т, длина — 67,2 м, ширина — 12,2, осадка — 3,5-3,7 м. Их вооружили двумя 203 мм орудиями в бортовых спонсонах за полубаком, одним 152 мм орудием на корме, шестью противоминными 47 мм пушками по бортам и двумя торпедными аппаратами. При мощности механизмов около 1500 л.с. канонерки имели ход от 12 до 14,5 узлов. Экономическим ходом они могли пройти до 2000 миль. 10 мм броня прикрывала котлы, машины, палубу и боевую рубку. Экипаж — 180 человек. Парусное вооружение лодок различалось: николаевские сделали по типу «Манджура» баркентинами с площадью парусов на трех мачтах 500-720 кв.м., а севастопольским при тех же трех мачтах дали более легкое шхунское вооружение, вдвое меньшее.
      Вступив в строй, черноморские канонерки главным образом несли дипломатическую службу в иностранных портах как стационары. В 1900 г. они прошли капитальный ремонт и с 1901 г. использовались еще и в качестве учебных судов. 25 ноября 1911 г. «Черноморец» и «Запорожец» исключили из списков действующих кораблей, остальные лодки в 1912 г. прошли капитальный ремонт с полной заменой вооружения. Теперь на них установили два 152 мм, одно 120 мм, два 75 мм, четыре 47 мм орудия и два 7,62 мм пулемета.
      В 1913 г. «Уралец» разбился на камнях под Севастополем. Все остальные канонерки участвовали в Первой мировой войне. Во время войны в связи с появлением авиации на носу лодок установили 76 мм зенитную противоаэропланную пушку, ставшие бесполезными 47 мм противоминные пушки сняли [2]. 16 октября 1914 г. «Донец» был потоплен в Одессе турецким миноносцем. В декабре 1914 г. корабль подняли и ввели в строй. В 1918 г. команда «Донца» признала большевиков. 1 мая 1918 г. немцы захватили «Донец» и другие канонерки в Севастополе, в ноябре 1918 г. лодками завладели белые, а в декабре 1918 г. — французы и англичане. Только в апреле 1919 г. на канонерки вернулся Андреевский флаг, и они вошли в состав Морских сил юга России. Но в мае «Донец» затонул в шторм у Тендровской косы. 28 ноября 1921 г. его подняли, а в 1928 г. разобрали на металл. «Кубанец» был затоплен белыми 23 августа 1920 г. при эвакуации Темрюка. В 1921 г. его подняли, 4 июня 1924 г. переименовали в «Красный кубанец», и он служил до 1928 г.
      Наиболее примечательной оказалась судьба «Терца». Его заложили 9 мая 1886 г. Спустили на воду 17 августа 1887 г. Как и его собратья, он служил в составе эскадры Средиземного моря и в Практической эскадре Черного моря. Как и другие лодки, в 1900 г. прошел капитальный ремонт. В 1905 г. во время ноябрьского восстания лейтенанта П.П. Шмидта в Севастополе «Терец» стрелял по восставшему миноносцу «Свирепый». В 1914 г., находясь у берегов Албании, едва успел вернуться домой в день объявления Германией войны. В 1914-1916 гг. «Терец» служил в отряде охраны северо-западного побережья Черного моря. 18 января 1918 г. команда «Терца» признала Советскую власть [3]. 27 января вместе с «Кубанцем» «Терец» прикрыл своим огнем порт Жебряны на Дунае, чем способствовал планомерной эвакуации русских войск из Бессарабии, отступавших под натиском бывших союзников — румын [4].
      Оккупация Севастополя сначала немцами, а потом Антантой лишила «Терец» команды. Впрочем, ему еще повезло — уходя из Севастополя, англичане и французы не взорвали его, как многие другие корабли российского флота [5].
      В конце 1919 г. армии главнокомандующего Вооруженными силами юга России генерал-лейтенанта Антона Ивановича Деникина (1872-1947) под ударами красных отходили в Крым и Одессу. Отход войск на Крымском направлении обеспечивал 3-й армейский корпус генерал-майора Якова Александровича Слащова (1885-1929). Корпус Слащова должен был обеспечить оборону Крыма и, прибыв на рассвете 5 января 1920 г. в Севастополь, Слащов распорядился привлечь флот к обороне приморских флангов. Именно для этого и предназначались канонерские лодки. Из них срочно сформировали отряд судов Азовского моря, подкрепив его по зимнему времени двумя ледоколами. Н.Н. МашуковНачальником отряда назначили капитана 2-го ранга Николая Николаевича Машукова (1889-1968). Главной силой отряда должна была стать канонерская лодка «Терец», стоявшая на ремонте механизмов в Южной бухте Севастополя. Срочно объявили набор добровольцев в команду «Терца». С 7 по 10 января, работая день и ночь, добровольцы готовили корабль к походу.
      11 января «Терец» вышел в Азовское море к Геническу и 12 января занял позицию в Утлюкском лимане у Арабатской стрелки, в 50 м от берега. В его задачу входило поддержать огнем оборону Геническа и отход белых на стрелку и Перекоп. С 20 января по март корабль был затерт льдами, подвижка которых посадила его на мель. В тяжелейших условиях, когда корабль во льдах и на мели превратился в неподвижную мишень, при недостатке или полном отсутствии угля, питьевой воды, продовольствия, без отопления в морозы моряки отважно сражались. Команда «Терца» вела непрерывные бои с бронепоездами и артиллерийскими батареями красных, прикрывала отход и поддерживала неоднократные контрудары белых войск, в том числе белый десант в Геническ в июне 1920 г. Кроме того, «Терец» подвергался бомбовым ударам красных самолетов, отразил своей зениткой несколько атак с воздуха, получил подводные пробоины от бомб и снарядов. 28 февраля в приказе ? 53 по 3-му армейскому корпусу комкор генерал-лейтенант Я.А. Слащов отмечал: «В самые тяжелые периоды нашей боевой деятельности канонерская лодка «Терец» оказывала и продолжает оказывать самую широкую поддержку по защите наших позиций на Арабатской Стрелке…
      Лишенный способности маневрировать и тяжело раненый, «Терец» продолжает бороться с бронепоездами противника и держать в страхе пехоту красных. Высадив на берег всю команду, за исключением прислуги орудий, «Терец» оказал поддержку гарнизону Арабатской Стрелки, как людьми, так и своим геройским духом.
Я. В. Шрамченко в эмиграции      От лица службы благодарю командира, гг. офицеров и команду славного боевого судна «Терец» за отличную самоотверженную службу… Предлагаю капитану 2 р. Шрамченко представить к награждению крестами из команды «Терца» наиболее отличившихся».
      В январе-феврале 1920 г. команда «Терца», кроме комендоров, действительно, перешла по льду в окопы на стрелке, чтобы помочь отразить атаки красных.
      Уже в самом конце эпопеи «Терца», 22 апреля 1920 г., с него бежали на буксире «Ногайск» 12 матросов (6 из них — бывшие студенты). Бежали от крайней усталости в занятый тогда белыми Геническ. Еще три матроса «Терца» бежали с берегового поста на стрелке. Остальной экипаж — 13 офицеров и 165 матросов — продолжал стойко выполнять свой долг. Команда честно сражалась в течение всех трех дней, пока «Терец» находился на позиции. 20 апреля четыре буксира сняли «Терец» с мели и отвели в Керчь, а 2 мая — в Севастополь, где его встретили с большим почетом. Инженер-механик «Терца» мичман Николай Зотикович Кадесников (1895?-1971) так описал это в своем дневнике: «Сегодня около часу дня мы торжественно вошли в Южную бухту… Все команды судов… были поставлены по «большому сбору» во фронт… Еще издали мощно звучащий встречный марш смолкает… Флагман судов Севастопольского отряда адмирал Остелецкий зычным голосом поздравляет нас с благополучным прибытием… Н.З. Кадесников в эмиграции.«В честь героев «Терца» — «ура!» — заканчивает он обращение к нам, и могучее «ypa!» тысячами голосов почти заглушает грянувший опять оркестр. От Приморского бульвара… до конца Южной бухты, куда мы медленно входим… несмолкаемое «ура!» сопровождало нас…». 3 мая канонерку посетил со своим штабом командующий Черноморским флотом вице-адмирал Александр Михайлович Герасимов (1861-1930), а 4 мая — главнокомандующий Русской армией генерал-лейтенант Петр Николаевич Врангель (1887-1928). В ознаменование подвига всех офицеров «Терца» произвели в следующий чин, наиболее отличившимся матросам П.Н. Врангель лично надел Георгиевские кресты. Для моряков «Терца» собирались учредить особый нагрудный знак.
      В ноябре 1920 г. командир «Терца» Я.В. Шрамченко покинул Крым вместе с белым флотом, жил в Югославии, где до 1939 г. служил чиновником по артиллерийской части в Военном министерстве, затем — по метеорологической — в авиации. Во время немецкой оккупации в годы Второй мировой войны работал стекольщиком. В 1944 г. переехал в Австрию, где работал в каменоломнях. В 1945 г. оказался в американской зоне оккупации и с помощью Общества бывших русских морских офицеров в США в декабре 1949 г. переехал в Нью-Йорк, где и провел остаток жизни.
      Мичман Н.З. Кадесников после эвакуации из Крыма преподавал в русских гимназиях в Югославии гимнастику, служил инженером в югославском военном флоте. В 1945 г. перебрался с семьей В Триест, где пять лет был директором гимназии. В 1955 г. с помощью Общества бывших русских морских офицеров добрался до США, работал там инженером, учителем, написал и опубликовал труды по истории России и Российского флота [6].
      Командир Азовского отряда Н.Н. Машуков перед эвакуацией Черноморского флота в Бизерту был назначен начальником штаба флота, в Константинополе стал начальником штаба русской эскадры, произведен в контр-адмиралы. С 1921 г. жил во Франции, похоронен в Париже [7].
      Покидая Севастополь, белые оставили избитый «Терец» в бухте, и 14 ноября 1920 г. красные включили его в состав Морских сил Черного моря (МСЧМ). В 1921 г. «Терец» прошел капитальный ремонт корпуса и механизмов и с августа 1921 г. стал флагманским кораблем МСЧМ. 31 декабря 1922 г. корабль переименовали в «Знамя коммунизма». Но старая канонерка быстро дряхлела, и 26 октября 1926 г. ее начали разоружать, после чего сдали в порт на хранение. С 1931 г. судно служило складом-мастерской Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН), время сдачи его на слом не известно [8].

Б.И. Гаврилов

Примечания

1 История отечественного судостроения. — СПб., 1996. — Т. 2. — С. 227-237.
2 Моисеев С.П. Список кораблей русского парового и броненосного флота (с 1861 по 1917 г.) / Под ред. Н.В. Новикова. — М., 1948. — С.320-323; Яковлев И.И. Корабли и верфи. — 2-е изд. — Л., 1973. — С. 144.
3 Апальков Ю.В. Боевые корабли русского флота: 8. 1914 г. — 10. 1917 г.: Справочник. — СПб., 1996. — C. 151-152.
4 Мордвинов Р.Н. Курсом «Авроры»: Формирование советского военно-морского флота и начало его боевой деятельности (ноябрь 1917 — март 1919 гг.). — М., 1962. — С. 98-99.
5 Альпаков Ю.В. Указ. соч. — С. 152.
6 Андриенко В.Г. Подвиги канонерской лодки «Терец». — СПб., 1996.
7 Рутыч Н. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных сил юга России: (Материалы к истории Белого движения). — М., 1977. — С. 156-158.
8 Апальков Ю.В. Указ. соч. — С. 151-152.