КНИГА ПУТЕШЕСТВИЯ
     
Эвлия Челеби

Описание безопасного кермана, то есть крепости Тамань

     В ханском реестре он носит название острова Шахи. Этот остров длиной в 67 миль, с трех сторон он окружен проливом Черного моря под названием Чочка. Шахи — это прекрасный и богатый остров в форме шестиугольника, расположенный между южной частью степи Хейхат и рекой Кубань, которая течет с гор в стране черкесов. На нем находится 80 черкесских деревень.
      Как только Мухаммед Герай переправился, татары, оставшиеся на противоположной крымской стороне, были опечалены и расстроены этим и завопили: «О горе! Хан не поднял восстания, и из наших рук вырвался!» А высокодостойный хан, освободившись от татар, остановился в крепости Тамань.
      О виде крепости Тамань. В … году, во время султана Баязида Вели, ее завоевал Гедик Ахмед-паша у генуэзских франков. Этот остров украшают селения и поместья, а в глубине его находится 3 прекрасных крепости. Но самой замечательной является эта крепость Тамань.
      Этот санджак относится к Кефинскому эйялету. Тамошний бей, согласно закону, получает 320 тысяч акче дохода. Тимаров и зеаметов там нет, так как это воеводство. Это каза османских владений, кади которой получает 150 акче. Там находится 3 нахие, нахие …, нахие … и нахие …
      Крепость Тамань стоит на берегу моря, на глинистом холме. Это древняя, отлично отстроенная крепость в форме пятиугольника, но небольшая, так как окружность ее составляет около 600 шагов. Вокруг нее стоит 10 прекрасных башен с крышами, а также 10 башен без крыш, не покрытых ни досками, ни черепицей. В углу же, на западной стороне, если спуститься, стоит очень большая башня — это цитадель. Там нет других строений, кроме дома коменданта, который стоит рядом со складами оружия и снаряжения. В этой прекрасной крепости имеются превосходные, хотя и не очень большие пушки, которые смотрят на залив и в сторону рва.
      Похвала внешней крепости. С западной стороны внешняя крепость имеет небольшие двойные железные ворота. Эти ворота двойные, так как с той стороны и стена двойная. Надо рвом, перед этими воротами, находятся подъемные мосты, сделанные из дерева. В случае сражения эти мосты с помощью лебедки поднимаются вверх и ими закрываются ворота. Когда входишь через эти ворота и идешь по узким дорожкам вниз, к центру города, можно дойти до ворот Лиман-капу.
      Эти ворота очень мощные, крепкие, сделанные также из железа, но в один слой и обращены на север. Ниже этих ворот находится порт, обширный и глубокий, защищенный от восьми ветров, к нему пристают все корабли.
      За этими воротами Лиман-капу с внутренней стороны находится колодец живой воды. Все люди там утоляют жажду из этого колодца. Напротив этих ворот, с внутренней стороны, находится помещение, служащее местом собраний. Двадцать пушек шахи смотрят в эту сторону и находятся несколько ниже.
      Описание нижней крепости. Это небольшая крепость со рвом и железными воротами, открытыми на запад. Внутри имеется всего 3 дома. Во времена неверных эта крепость защищала порт. И теперь стоят ворота со стороны порта, но они закрыты. По обеим сторонам этих ворот находятся вырезанные из мрамора львы. Крепость имеет 3 большие башни.
      Похвала строениям средней крепости. Там есть соборная мечеть Касым-паши, прекрасная, полная света молельня, построенная в старой форме, крытая чистой, как амбра, землей. Минарет ее построен из дерева, но и минарет, и мечеть отлично украшены. Внутри нее находятся 2 красивые колонны из белого мрамора. Эти колонны так отполированы, что кажется, что они только что вышли из под руки шлифовальщика, они поблескивают, как кристалл. Снаружи, на южной стене, с улицы, на четырехугольной плите белого мрамора есть следующий тарих, написанный четким почерком: «Построил эту мечеть Хаджи Герай-хан». Тем не менее, эта соборная мечеть называется мечетью Касым-паши.
      Напротив этой мечети находится баня Касым-паши, она тоже замечательная. Там есть еще одна соборная мечеть, но она некрасивая. Дома в окрестностях называются кварталом Касым-паши. Там есть 200 домов, крытых дерном, 50 лавок, а также суд, дела в котором рассматриваются согласно законам Шариата Пророка. Улицы там, однако, очень узкие, не вымощены и настолько тесны, что там не проедет не только арба, но не разминутся и не повернутся два коня. Поэтому в эту крепость не разрешается въезжать на конях. Там слишком маленькие ворота. В этой крепости имеется медресе, обитель дервишей и школа, других построек там нет.
&nb
sp;     Описание внешнего пригорода. За крепостью Тамань, на запад, как раз посередине дороги от нее до предместья имеется озеро со сладкой водой. Вода эта применяется для различных целей, но ее не пьют. К западу от озера, на невысоком глинистом холме находится пригород Тамани. Все его дома стоят на берегу этого озера. Это большие дома, построенные из дерева и сверху до низу вымазанные отличной глиной. Всего этих строений тысяча. В озере прислуга вышеупомянутых домов поит всех животных, некоторые стирают там одежду и применяют воду для других надобностей. Поэтому вода из него не годится для питья. В долине, что невдалеке, есть небольшое озеро, возникшее из дождевой воды. Оно около одной мили в окружности. Посреди него есть множество скал. А на запад от озера стоит мечеть Хаджи Фархада с белым минаретом.
      О пригороде, называемом Базаром неверных. Этот пригород также замечателен. В этом пригороде расположена мечеть Хаджи-ага, крытая дерном, с отличным минаретом. Она собирает многочисленных прихожан, так как здесь живут все купцы, торгующие маслом, здесь находится 150 лавок. Живут здесь большей частью неверные таты, греки и армяне.
      Оба пригорода, находящиеся в окрестностях этого озера, не имеют стен и рвов.
      В этом городе Тамани, то есть в самом городе и в пригородах, имеется всего 9 мусульманских молелен. 5 из них — соборные мечети, в которых совершается соборная молитва, остальные 4 — квартальные мечети. Имеется также 1100 домов, простых и крытых дерном, 3 медресе, 7 школ, 3 текке дервишей, 2 бани, находящиеся в крепости, 5 небольших ханов и кишкенеков [1]. Вот сколько там построек. Муфтия и накыб-уль-ашрафа там нет, но есть начальник крепости с 300-ми людьми охраны, мухтесиб, эмин и сборщик налогов, а также янычарский ага. Кетхуды сипахиев и других управителей там нет.
      Все дороги там немощеные. На этом острове и в городе нет даже следа садов и виноградников, потому что там холодный воздух. Вода горькая на вкус, и у всех должны быть колодцы. Достойны похвалы тамошние пироги, масло, а также упряжь и татарские плети.
      Высокодостойный хан отослал оттуда двух своих сыновей к османскому султану в качестве заложников и так написал к Высокому Порогу: «Я отрекаюсь от венца и трона, счастья и богатства, а теперь отправляюсь на широкий свет». Он пробыл там еще пару дней, собирая войско. Я же, недостойный, в это время отправился осматривать Таманский остров.

1 Непонятное слово. Не исключено, что это испорченное кр-татар. «кичкине» — маленький.

Описание стоянки в безопасной крепости, или в могучей твердыне Тамань

     Когда мы въезжали в эту крепость, весь народ Тамани вышел приветствовать пашу, а в крепости стали стрелять из пушек в нашу честь. Был там сын Осман-паши и кадий, сеййид …-эфенди из Кефе. Всем сопровождавшим пашу они выдали карточки, на которых были написаны дома, назначенные для их проживания. Паша расположился во дворце сына Осман-паши, а затем каждый отправился в свое место на отдых.
      Однако пришло известие, что с Таманского острова на Крымский остров перебраться невозможно, так как между мысом Чочка и противоположным крымским мысом Килиседжик плывут льды из Азовского моря. Когда паша об этом узнал, он приказал оставаться в крепости Тамань.
      О строениях, виде и прочих подробностях касательно этой крепости мы писали выше, когда в свое время отправились с Мухаммед Герай-ханом в Дагестан. Короче говоря, во время этого путешествия мы посетили 150 больших московских крепостей, начиная от московской крепости Терек над берегом Хазарского моря, до Балухана, Аждерхана, Атры, Казани, Сарая, Мужик-кермана и до берегов реки Идиль, реки Джайик [1] и до Турецкого Перекопа, а также прочие местности [2]. Далее, прибыв к реке Дон, к крепости Азак, мы посетили … крепостей на правом и левом берегах Озю, проезжая по замерзшему морю на казацких лодках с тростниковыми парусами. Из Азака мы ехали через степь Хейхат 40 дней во время ужасных морозов, претерпевая днем и ночью тысячи бед и страданий и сотни тысяч мучений от сильных холодов, пока, наконец, не достигли черкесских земель. За это время я, наисквернейший из рабов, слава Богу, даже одного дня не проболел и никаких страданий не претерпел. Когда же я приблизился к этой крепости и к мусульманским землям, то тотчас позабыл обо всех трудностях путешествия. Всюду, где бы я ни был, я не переставал благодарить Бога за это утром и вечером. В этой крепости Тамань я провел 10 дней и 10 ночей с пашой в развлечениях, вместе с сыном Осман-паши, с Али Джаном, сыном Дервиш Али-бея и другими почтенными мужами Тамани.
      Однажды ночью ударил мороз и подул сильный ветер. Между Таманским островом и Крымским островом находится пролив Черного моря в 18 миль, и этот пролив замерз. Лед был толщиной в целых 3 аршина. Паше доложили об этом, и паша тотчас же приказал бить в барабаны и трубить в трубы, оповещая о выступлении. Мы вышли из Тамани со всеми товарами и припасами и прибыли на
      Стоянку мыс Чочка, находящуюся в одном часе пути от Тамани. Счастливый паша сошел с коня, опустился на молитвенный коврик и была совершена усердная молитва. [Паша сказал]: «Пусть по льду переправляются на противоположную сторону!»
      И сразу же этот недостойный, уповая лишь на одного Бога, со словами «Во имя Божие», выехал на лед на коне вместе с еще пятьюстами пешими людьми. Мы мгновенно переправились на ту сторону. Там я оставил лошадь своим слугам, и снова, спешившись, с копьем вернулся обратно. Однако от холода люди теряли мужество, не могли сидеть на лошади и падали с коней. Этот убогий набрался смелости, отправился назад к Тамани и подошел к паше. Я сказал :»Добрая весть, мой султан! Лед удивительно затвердел. Он стал, как нахшуванский булат. Это отличная возможность — давайте теперь же, на утреннем холоде переберемся на ту сторону по льду».
      Тут же пашу усадили в сани на двух длинных полозьях и тянули сани на длинных канатах. Сей недостойный шел пешком рядом с пашей и считал шаги. За 500 шагов быстрого шага по льду, пройдя одну неполную милю, мы перебрались с мыса Чочка на Крымскую сторону.
      Стоянка мыс Килиседжик. Паша достиг этого места, вышел из саней, опустился на ковер и стал наблюдать, как оставшиеся воины переправлялись на Крымский остров. Все подчиненные паши и прочие, все его животные переправились за 1 час. Весь груз этого недостойного, как мелкий, так и крупный, был благополучно переправлен, и мои люди припали к Крымской земле.
      Однако на третий час, под воздействием солнечного света лед на море стал потрескивать, а местами льдины стали ломаться. А края льдов под воздействием тепла земли стали таять. Между тем сзади осталось много купцов, паломников и татар, которые промедлили, а солнце близко к полудню взошло на небесную башню, и наступило гибельное время. Действительно, когда стало совсем тепло, лед на море затрещал, пошел трещинами и во многих местах проломился. Мудрый паша тут же послал нескольких смельчаков из людей, бывших с ним, сказать оставшимся на той стороне людям, чтобы никто больше не шел, так как лед треснул. Они же, не смотря на то, что известие было правдивым, вышли на морской лед.
      О последствиях того, что лед ломался. Оказавшиеся на льду смышленые ловкие татары, пешие или на конях, перескакивали с льдины на льдину и спасались. Но из тех повозок, что остались позади, 15 потонуло, а вместе с ними 20 человек ушли под лед. Некоторым из них бросили канаты и вытащили людей, но многие утонули и стали шехидами перед Всевышним Богом.
      О храбрости и отваге могучих богатырей. Эти ловкие всадники, перескакивая среди льдов на конях с льдины на льдину, достигли крымской стороны. А те, кто остался позади, увидели, что уже поздно. Они сняли уздечки с голов коней и седла и подпруги с их спин, оставили коней на льду, а сами перескакивали с льдины на льдину, помогая себе копьями и пиками, и благополучно спаслись. Некоторые же, оказавшись на льду, не могли воткнуть свои жерди в лед, потому что жерди соскальзывали, и они достигали безопасного места с огромным трудом. Короче говоря, отвага — это великий Божий дар!
      В это время в том месте подул южный ветер и разломал на куски лед на море. В один миг куски льда образовали кучу и стали двигаться в сторону Черного моря. На льдинах осталось 20 человек с лошадьми, а также 70-80 пеших людей. Они с лошадями оказались в огромной куче льда, а вокруг них со всех сторон было море. Короче говоря, эти 20 человек, обезумев, подобно мевлеви [3], со стонами, воплями и стенаниями понеслись в холодное и морозное Черное море. Но хитроумные джигиты, которые знали дело и не потеряли голову, перепрыгивали с льдины на льдину, если она была близко, и нашли спасение на одной из сторон. А некоторые бесстрашные и ловкие молодцы не выпустили уздечек своих коней, которые оказались в воде, сами стояли на маленьких кусках льда, а лошади тянули их среди льдов, а они перепрыгивали с льдины на льдину, пока не вышли на берег пролива около крепости Керчь вместе со своими конями и имуществом. Все воины ислама прославляли такого джигита и в удивлении прикладывали палец к устам и ноготь к зубам. Действительно, дело это в высшей степени удивительное.
      Воину необходим хороший конь, ибо конь — брат роду Адама. Род верховых коней был сотворен могучей дланью Господа из той же глины Каабы, из которой был сотворен святой Адам. До сотворения Адама на лице земли были лошади, но на их плечах были крылья, а копыта их были раздвоены, как вилки.
      Между тем три джигита увидели, что их вместе с конями вынесло в Черное море. Они в один миг сняли с коней седла, положили их на лед, сами разделись донага и сказав: «Помоги, Боже!», голыми сели на своих коней и бросились со льда в Черное море. Они на этом морозе вцепились в гривы своих коней. Эти трое проплыли на конях около 20-ти миль и достигли крепости Керчь, где люди одели джигитов. Сказано стихами об этих трех:

Бесчисленны удовольствия в море,
Но спасения ищут на берегу.

      По мудрости Божией один из татарских молодцов, тонувший в воде, схватил за хвост коня, и тот его спас. Таким образом, один конь вытащил двух людей. Действительно, конь — благородное создание, и Создатель мира сказал о коне в Великом Коране и славном Фуркане [4], в суре «Сад»: «В сумраке препроводили скакунов, копытами земли касающихся… [5]» Поэтому я, недостойный, очень люблю лошадей, и уже 51 год не бывает так, чтобы у меня не было по 5-10 лошадей.
      Семь человек добрались до крепости Керчь вплавь, а еще семь человек доплыли до острова Тамани. Но 7 человек на наших глазах уплыли в Черное море на льдинах, которые колебались под ними. 11 лошадей остались на льдинах, но и им Господь миров, Промыслитель судеб, если на то будет Его воля, пошлет спасение. Может быть, в море они встретят какой-нибудь корабль.
      Слава Богу, мы с пашой и воинами переправились на эту сторону, никому из людей не было принесено ущерба, они остались в безопасности и при имуществе.
      Описание стоянки в крепости Керчь. Мы остановились в этой крепости на 3 дня. Наш господин Мехмед-паша всем людям, которые перескакивали на конях с льдины на льдину, и тем кто спасся, ухватившись за конский хвост, и тем семи, что спаслись вплавь, пожаловал по прекрасному одеянию и по десять червонцев, а они его поблагодарили. Паша тысячу раз похвалил коней, а семерым пожаловал по одеянию и по 50 червонных алтунов каждому. Троим всадникам, что приплыли голыми, он подарил еще седла с упряжью, чем тех джигитов осчастливил. А Бог Всевышний да позаботится о нем самом!
      Между вышеупомянутым мысом Чочка [и мысом Килиседжик] протекает пролив почти в 2 мили, соединяющий Азовское море с Черным. Если бы с двух сторон его были крепости, то казаки с реки Дон, пройдя под крепостью Азак, не могли бы выходить в Черное море. Со стороны Таманского острова на милю тянется отмель глубиной в один аршин и шириной в один шаг. Если бы владыки пожелали и построили на стороне Тамани на мысе Чочка у этой отмели крепость, этот пролив стал бы уже одной мили, и тогда здесь и птица не пролетела бы. Этот пролив между мысами Чочка и Килиседжик, через который мы переправлялись, — злосчастный пролив. В 976 году [6], во время султана Селима Второго, Соколлу Мехмед-паша [7]
приказал выкопать ров до берегов реки Идиль, который называется Турецким Перекопом. Воины остались там зимовать и успокоились, не докопав ров. Воины ислама, пройдя через степь Хейхат, подобно нам в холодную зиму вышли на этот пролив и по льду переходили на крымскую сторону. Лед сломался, и более 10-ти тысяч воинов ислама утонули подо льдом. Это злосчастный пролив. Слава Богу, мы безопасно переправились.
      Два дня мы находились в крепости Керчь. Описание этой крепости, ее облика и строений мы привели выше, при [описании] старого путешествия по Крыму, когда мы с Мухаммед Герай-ханом ехали в Дагестан. Из этой крепости Керчь мы выехали на запад, проехали 7 миль по Крымскому острову.
      Деревня Халиль-ата. Это большая благоустроенная татарская деревня. Затем, в 9 часах [езды] на запад —

1 Идиль — Волга. Джайик — река Яик, совр. Урал.
2 Путешествие, о котором говорит Эвлия, побробно им описано и переведено на русский язык. См.: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века. Перевод и комментарии. Вып.II. М., 1979.
Крепость Терек — Терский городок (Терки), основан русскими казаками у устья р.Терек на Каспийском море. Атра и Мужик-керман — города на Северном Кавказе, которые посещал Эвлия, мы затрудняемся определить, какие населенные пункты имеются в виду. Турецкий перекоп — канал, которым турки попытались соединить Дон с Волгой во время похода на Астрахань в 1569 г.
3 Мевлеви — члены суфийского братства мевлевиййа.
4 Фуркан — араб. «отделение», имеется в виду правды от лжи, эпитет Корана.
5 Коран, 38, 31.
6 976 г.Х. = 1568/69 г. В действительности канал турки начали копать в 977 г.Х. = 1569/70 г.
7Соколлу Мехмед-паша (Соколович), серб по происхождению, великий везирь Османской империи 1565-1578 гг.

Описание крепости Кефе

     Весь народ Кефе вышел встречать Мехмеда-пашу. [Ему и] всем его подданным и подвластным были назначены места проживания. Каждый на своем месте встретился с местными вельможами, и они повели душевные беседы. На следующий день из Трабзонского вилайета в Кефе на 10-ти больших кораблях под названием шайка прибыл Сархош Ибрахим-паша, назначенный кефинским вали, с большим полком. Когда он входил в Кефе, весь народ опять же вышел его встречать. Когда он шел с полком по крепости к своему дворцу, был дан залп из 50-ти пушек. Ак Мехмед-паша вышел приветствовать Ибрахим-пашу, потому что Ибрахим-паша давно уже был везирем, с тех пор, как был главой бостанджи. Состоялся великий пир. На следующий день Ибрахим-паша пришел к Ак Мехмед-паше, и снова было замечательное угощение. На следующий день [следует]