КРЫМСКОЕ ХАНСТВО. Крымское ханство в Русско-турецкой войне 1710-11 года

07 Июл
0

КРЫМСКОЕ ХАНСТВО

КРЫМСКОЕ ХАНСТВО В РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЕ 1710-11 ГОДА

Начало XVIII в. явилось чрезвычайно важным временем в истории русско-крымских отношений, когда закончился долгий период почти непрерывного противостояния и оба народа начали постепенно переходить к практике мирного сотрудничества. Разумеется, такая трансформация не могла пройти быстро и безболезненно. Нестабильное внутреннее положение ханства, невысокий уровень его экономического, социального и культурного развития, слабость оседлого ремесла, преобладание экстенсивного кочевого скотоводства — все это обусловило огромную роль набегов на земли Украины и России в политической и экономической жизни ханства.

Агрессивность татарских набегов в немалой степени определялась и политикой Турции в отношении Крыма. Как справедливо заметил выдающийся русский специалист по истории Крыма В.Д. Смирнов, для Турции Крым «представлял собой источник сильной кавалерии, облегчавшей любую войну и походы, ретивых в этом деле чествовали и ценили». При этом он считал, что «если бы турки не толкали их (татар. — О.С.) к войнам, то в Крыму скорее бы развивались обрабатывающее начало и торговля». Но турки в Крыму видели только одну кавалерию, всякую минуту готовую идти куда угодно в набег, в результате чего было «уничтожено стремление к мирной трудовой жизни, а татары были приучены жить за счет добычи от набегов».[1]

В начале XVIII в. Крым оказывается в довольно двусмысленном положении. Международные порядки, установившиеся после Константинопольского договора 1700 г., запрещали татарам совершать набеги на земли России и Украины. Султанский диван, заинтересованный в сохранении мира, был вынужден ограничивать татарские вторжения в чужие государства, что вызывало серьезные возражения в Крыму, выразившиеся в ходе мятежа Девлет-Гирея II в 1702 — 1703 гг. [2]

Другим фактором, не способствовавшим улучшению русско-крымских отношений, был вопрос о выплате Москвой ежегодных «поминок» хану. На протяжении всего XVII в. в Крыму их расценивали исключительно как форму зависимости в виде дани, но по условиям Константинопольского мира 1700 г. ежегодная «дача» хану окончательно и бесповоротно отменялась[3]. Тем не менее, в начале XVIII в. Крым продолжал настаивать на регулярной выплате дани.

Таким образом, несмотря на мир, в русско-крымских отношениях начала XVIII в. сохранялись искры напряженности, которые не могли не разгореться в новый военный конфликт, тем более что в тот период ханство еще представляло из себя немалую военную силу. Не случайно Карл XII весной 1709 г., накануне Полтавы, неоднократно обращался к Девлет-Гирею с предложением военно-политического союза. Только благодаря позиции Турции, не имевшей серьезного намерения воевать с Россией, и денежным ручьям, наполнявшим бездонные карманы турецких чиновников, Крым сохранил нейтралитет во время Полтавской битвы[4].

Победа Петра I под Полтавой привела к коренному изменению во всей внешнеполитической ситуации в Восточной Европе. Позиции России несоизмеримо укрепились, что вызывало серьезные опасения в Крыму. Начинают распространяться слухи о планах по созданию на обломках Османской империи т.н. «Ориентального цесарства» под скипетром российского царя. Слухи эти не подтвердились, но тем не менее они свидетельствуют о растущих опасениях Турции и Крыма, что следующий удар России будет направлен именно против них[5].

Карл XII
Карл XII
Петр Великий
Петр Великий
Ахмед III. Османская миниатюра 1720 г.
Ахмед III. Османская миниатюра 1720 г.