ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК КРЫМА

Евреи и караимы

Семитизм сыграл свою роль в культурной жизни народов Тавриды. Он еще, вероятно, в архаическую эпоху Тавриды забросил сюда свои культурные семена. Финикийские мореплаватели, вероятно, [9] достигали берегов Тавриды, — они первые открыли пути в нее для культурного обмена; за ними, может быть, проникли сюда карийцы, египтяне (семиты). Более достоверно известно нам то, что еврейская диаспора возникла уже в эллинскую эпоху и близка ко времени основания греческих городов Тавриды. Еврейские поселенцы основали здесь свои религиозные общины и братства из язычников (прозелитов), признавших единого Бога-Иегову.

О существовании еврейской диаспоры в Тавриде говорят многочисленные надписи из Анапы, Керчи, Феодосии, Херсонеса (?), Ольвии и др. Они говорят об освобождении рабов и рабынь по данному Богу обету с одобрения иудейской общины и под условием посещения и пребывания в синагоге.

Число евреев увеличилось в Римскую эпоху, особенно же после разгрома Палестины и разрушения Иерусалима во времена Веспасиана и Тита (70 г. по Р.Х.). В Византийское время евреи претерпевают в империи ряд ужасных гонений и массами бегут в сторону наименьшего сопротивления, между прочим, на Кавказ, в Тавриду и в водораздел Дона и Волги. В Тавриде еврейство чувствует себя особенно хорошо в ту хазарскую эпоху, когда иудейство было принято хазарами (VIII в.) в качестве религии кагана (Булан) и высшего класса (магометанство у хазар было в войске, язычество — в народе, а христианство — во всех сословиях). Отсюда оно ведет обширную пропаганду по югу России. Посольство святого Константина (Кирилла), брата св. Мефодия, в Тавриду и Хазарию имело целью противодействовать иудейской проповеди, которая, как видим, приняла громадные размеры, и поддержать православие. Из русской летописи мы знаем, что иудейские проповедники пришли и на Русь — в Киев.

Евреи Тавриды не имели какого-нибудь определенного пункта, где бы они могли сосредоточить свои силы и образовать нечто похожее на государство, они были во всех доходных местах, преимущественно занимаясь торговлей и разными ремеслами, напр., на Мангупе в нач. XVII в. — кожевники, по Эмиддио Дортелли d’Асколи (префект Каффы 1634 г.). Жили они и между христианами и мусульманами; иногда только их, как видимо, сосредотачивали в определенных кварталах, так было, вероятно, на Мангупе (мыс Чуфут — (еврейский) — бурун) или в предместьях, как было в Каффе. Шильтбергер (XV в.) говорит, что в предместье Каффы было до 4000 еврейских домов.

Гонения на евреев и всякого рода притеснения были довольно часты в средневековой генуэзской Каффе, об этом говорит устав о генуэзских колониях 1449 г., предписывающий защищать евреев от всевозможных притеснений. Евреям много пришлось претерпеть и в татарскую эпоху: эмиры, беи и мурзы, капризные и своевольные, часто из-за корыстных целей притесняли евреев. Ханы в защиту их многократно издавали ярлыки (указы).

В конце XV в. еврейство Тавриды весьма увеличилось беглецами из Литвы и Киева. Они принесли новые веяния в религиозную жизнь евреев, и между ними произошел раскол.

Путешественник XVI в. Мартин Броневский («Tartariae desciptio», Кельн 1595 г.) говорит, что евреи живут в урочище Инкермана («Ингерманц»), Балаклаве («Ямбольц»), Мангуп («Манкоп»), Феодосии («Каффе»), где они занимаются садоводством и торговлей. Хан Селямет-Гирей (1608-10) дал евреям большие льготы, он же освободил евреев от налогов и охранял их от насилия в Чуфут-Кале. Доминиканец Жан де Люк в своем «Описании перекопских и ногайских татар, черкесов, мингрелов и грузин» 1625 г. говорит, что Мангуп был населен евреями и что много было их и в Каффе. Хан Мюрад-Гирей I (1678-83) в 1682 г. выдал ярлык евреям города Чуфут-Кале, в котором подтверждает права их собственности на земли около столицы Бакчэ (Бахчи)-Сарай.

В 1728 г. ханом был дан ярлык евреям города Карасубазара на право земельной собственности в Карасубазаре и на освобождение их от государственных налогов и торговых пошлин.

С переходом Крыма к России положение евреев изменяется к худшему, но не все еврейство Крыма находится в одном положении, часть их находится в особых условиях и не только не притесняется, но даже пользуется особыми привилегиями и покровительством — это еврейская секта, враждебно относящаяся ко всему прочему еврейству, — караимы (библейцы). Название это сравнительно недавнего происхождения. Прежде караимы назывались Баале-Микра и Бене-Микра. Секта эта основана Ананом [VIII в. (?)] с антираввинским направлением. Она предписывает полную свободу исследования Моисеева закона. Постепенно она отступила от иудейства и, конечно, со стороны поборников последнего была в свое время гонима и получила своего рода ореол мученичества. Ананиты держались стойко и постепенно распространяли свои взгляды. В конце XII в. они появились в южнорусских степях и особенно в Хазарии. Отсюда в конце XIII в. отхлынули в Тавриду и обосновались в виде общины в Солхате (Эски-Крым — Старый Крым), столице татарского крымского юрта; ананиты могли здесь спокойно жить, так как татары вообще отличались веротерпимостью. В первые века своего существования они ни в чем себя не проявили, да и в последующие времена особенной дееспособностью не отличались. Только в конце XVIII в. они начинают поднимать голову и становятся в воинственную позу против своих соплеменников за чужой сильной спиной.

При Императрице Екатерине II-й караимы заявили себя жаркими приверженцами России и врагами евреев-иудействующих. Русское правительство оказало им существенное покровительство; особенно много и разнообразных льгот они получили при Императоре Николае I.

В прошлое столетие для возведения на рискованную высоту караимов и их истории много потрудился их ревностный сочинитель Авраам Фиркович. Он выставляет караимов исконными жителями Тавриды со времен Кира и Камбиза (VI в. до Р.Х.). По Фирковичу, израильтяне-караимы (не иудеи) прибыли в Крым при Камбизе (529-522 г. до Р.Х.) и построили три города: Солхат, Онхат и Сола-Гагегудим (Чуфут-Кале). Насколько это неосновательно, говорит то, что Чуфут-Кале (по-турецки) значит иудейская (а не израильская) крепость, притом это наименование появилось в XVII в.

В XIV в. Чуфут-Кале, по сообщению арабского географа Абульфеды (ум. 1331 г.), был занят аланами, и до перенесения (при Гиреях — конец XV в.) татарской столицы из Солхата в Бахчэ-Сарай здесь была резиденция особого хана. Крепость эта называлась Киркир-ери (или Кирк-иер), а хан в русских и польских литературных памятниках называется киркиельским, хирхиельским и т.п.

В Чуфут-Кале сохранилась тюрбе (гробница), в которой была погребена дочь хана Золотой Орды Тохтамыша, Ненкеджан-ханым, умершая в 1437 г.

Путешественник XV в. Шильтбергер говорит, что нашел эту крепость населенной греческими христианами. В начале XVII века Чуфут-Кале назывался иногда просто Кале (крепость). [10]

По свидетельству Симхи Исаака Луцкого, караимы жили в 50 г.г. XIX в. в 4-х общинах: Чуфут-Кале, Евпатории, Мангупе и Феодосии.

В заключение о евреях нужно сказать, что в Крыму сохранились потомки древнего еврейства, так называемые, «крымчаки» (в Симферополе, Карасубазаре и др. местах). По внешности, обычаям, нравам и быту крымчаки близки к горным татарам, отличаются же от татар золотисто-рыжим цветом волос, не бреют головы и др. чертами; в женщинах особенно проявляется тип евреек, они много белятся, румянятся, красят ладони желто-красной краской. Говорят крымчаки на джагатайском наречии, в письме же прибегают к еврейскому шрифту. Занимаются они ремеслами и особенно садоводством. Интересны у них брачные церемонии. Они хорошие семьянины; отличаются честностью, гостеприимством и любовью к домашнему хозяйству, которое почти всегда в цветущем состоянии.

В первые десятилетия по присоединении Крыма на запросы русского правительства управляющие делами Крыма отзывались о крымчаках, как о хорошем и желанном элементе населения.