Из истории деятельности Российского общества по изучению Крыма (РОПИК)

Крым с его неповторимыми географическими и климатическими особенностями, уникальными памятниками истории и культуры всегда привлекал пристальное внимание многих ученых нашей страны. На территории полуострова жили и работали в различное время многие знаменитые российские писатели, естествоиспытатели, историки, археологи. В XIX — начале XX веков в Крыму были организованы различные музеи, научные и общественные организации, ставящие перед собою цели исследования Крыма, популяризации его природы, истории и культуры: Никитский Ботанический сад (1812 г.), Феодосийский (1811г.), Керченский (1826 г.) и Херсонесский (1880-1890-е гг.) археологические музеи, Севастопольская биологическая станция (1871 г.), Таврическая ученая архивная комиссия (ТУАК, 1887 г.), Феодосийская картинная галерея Айвазовского (передана городу в 1888 г.), Ялтинское отделение Крымско-Кавказского горного клуба (1891 г.), Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы (1901 г.), Карадагская биологическая станция (1914 г.); музей обороны Севастополя (1905 г.), Панорама обороны Севастополя (1906 г.). Некоторые из этих известных в России научных объединений издавали свои труды, сборники и путеводители.

После революции 1917 г. число таких учреждений еще более увеличилось. Активно изучало Крым образованное в 1923 г. на базе ТУАК Таврическое общество истории, археологии и этнографии. Продолжало свою деятельность при Крымском университете Общество естествоиспытателей и любителей природы. В начале 1920-х годов в Крыму на основе национализированных художественных ценностей возникло более 10 различных музеев. Охрану исторических памятников, а также руководство всеми музейными учреждениями осуществлял находившийся в составе Наркомпроса Крымской АССР Крымский комитет по делам музеев и охране памятников искусства, старины, природы и народного быта (Крымохрис).

Однако, если о вышеперечисленных обществах и учреждениях мы знаем сравнительно много, то о существовании и деятельности еще одной организации — Российского общества по изучению Крыма (РОПИК — 1923-1931 гг.) мало кто знает. Важно отметить и то, что общество это возникло в Москве и носило всероссийский характер, что в общем не было свойственно краеведческим организациям, изучавшим Крым. История общества требует внимания еще и потому, что в различных отделениях РОПИК состояли также и москвичи — видные ученые и общественные деятели.

Источниками о деятельности общества являются в первую очередь его издания. С 1926 по 1929 гг. Московское отделение РОПИК издало в московской типографии ‘Красный пролетарий’ десять выпусков общественно-научного и экскурсионного журнала ‘Крым’, в разделах которого ‘Хроника’ и ‘На местах’  помещалась информация о деятельности крымских отделений общества, съездах, пленумах, отчеты о деятельности музеев, и т. д.1  Статьи в журналах, написанные московскими, ленинградскими и крымскими членами РОПИК, хорошо отражают разнообразную деятельность общества. Своеобразным источником является и статья секретаря РОПИК, зав. музеем А.П. Чехова в Москве Е.Э. Лейтнеккера ‘Российское Общество по изучению Крыма’ в подготовленном обществом путеводителе ‘Крым’. Отдельные дела с документами о возникновении РОПИК (протокол организационного собрания, Устав, смета и др.) хранятся в Москве в Государственном архиве Российской Федерации в фонде Главнауки.2  К сожалению, отдельного архивного фонда общества, хотя бы комплекса документов об обществе, пока не обнаружено.

Как писал Е.Э. Лейтнеккер первые беседы о необходимости организации Общества по изучению Крыма проходили в июньские и июльские дни 1922 года на террасе Гаспринского дворца — будущего санатория ЦЕКУБУ. ‘Намечавшееся Общество…, — вспоминал он, — призвано было широко помочь возрождению края, содействовать установлению живой, фактически прерванной в период гражданской войны культурной связи между Крымом и Москвой; выдвигалась идея возрождения и восстановления крымских культурных очагов, установления между ними творческого взаимодействия в целях общей координированной работы’.3  Среди участников этих бесед были известные крымские деятели писатель С.А. Найденов, доктор А.В. Кузнецов и др.  Главными же инициаторами создания общества выступили уже упомянав-шийся Е.Э. Лейтнеккер, один из организаторов курортного дела в Крыму Н.И. Тезяков, Н.А. Смирнов и доктор И.М. Саркизов-Серазини.

Днем рождения уникального общества можно считать 13 октября 1922 года, когда в здании Политехнического музея в Москве собралось двадцать человек -учредителей. Среди присутствующих можно было увидеть профессоров и докторов А.В. Цингера, Б.Ф. Добрынина, А.А. Литкенса, С.А. Богуславского, А.В. Кузнецова, И.И. Саркизова, И.А. Багашева, А.Я. Закса, представителя Крымского университета А.В. Семенковича, студентов 1-го Московского государственного университета и др. На учредительном собрании был принят Устав, по которому общество распространяло свою деятельность на всю территорию РСФСР и имело право открывать свои отделения в любых городах страны. Тогда же был принят и план первых заседаний РОПИК, включавший проведение в октябре-ноябре 1922 г. собраний общества с докладами проф. МГУ Б.Ф. Добрынина ‘Происхождение Крыма’ и научного сотрудника Центрального музея Экскурсионного института А.А. Коленкина по теме ‘О научно-исследовательских экскурсиях’, а также устройство вечера, посвященного музыке крымских татар с исполнением музыкальных номеров.  На первом же заседании председателем Временного Совета РОПИК был избран проф. А.А. Крубер, его заместителем — Е.Э. Лейтнеккер. Тогда же определена первоначальная структура общества и образованы 5 секций: естественно-географическая, историко-археологическая и этнографическая, медицинская, экскурсионная, издательско-редакционная 4 .

Исполнительный орган РОПИК — Совет находился в Москве в Музее имени А.П. Чехова. Этот небольшой музей располагался тогда в нескольких комнатах старинной усадьбы Тучковых на ул. Кропоткинской, 21. В начале XX века этот особняк принадлежал И.А. Морозову — основателю известной картинной галереи. Парадные интерьеры здания были превращены в экспозиционные залы. В 1918 г. Морозовскую галерею превратили в Государственный художественный музей нового западного искусства, а позже в части особняка разместили и Музей им. А.П. Чехова.

Второе собрание ОПИК состоялось в Москве 20 мая 1923 г., а первое годичное собрание — 21 декабря 1924 г. На нем было сформировано новое Правление общества во главе с проф. А.И. Пинкевичем и его заместителями проф. А.К. Шенком и Е.Э. Лейтнеккером. Членами Правления были избраны многие известные ученые и общественные деятели, в том числе акад. А.П. Павлов, проф. А.А. Крубер, профессора, археологи А.С. Башкиров и В.А. Городцов, проф. Б.Ф. Добрынин, зав. Музейным отделом Наркомпроса РСФСР Н.И. Троцкая и др.

Как видно из сохранившегося первого Устава общества, деятельность его распространялась на всю территорию РСФСР. На I съезде общества, состоявшемся в Симферополе в апреле 1927 г., был принят новый Устав, тщательно регламентировавший деятельность общества на территории уже всего СССР. С этого времени в начале названия общества слово ‘Российское’ уже не писали. Согласно Уставу, ОПИК должно было заниматься собиранием коллекций и материалов, устройством музеев, организацией командировок, экскурсий, экспедиций в Крым, содействием развития туризма, печатанием собственных периодических изданий, созданием библиотек, лабораторий, организацией собраний для заслушивания и обсуждения научных работ своих членов, открывать филиальные отделения в пределах СССР. Разнообразные направления деятельности общества были свойственны многим краеведческим организациям, возникавшим с начала 1920-х гг. в различных регионах страны.

В течение первых двух лет центральное Правление общества находилось в Москве, в особняке на Кропоткинской улице, а с 1925 г. оно было перенесено в Крым в г. Симферополь. Однако фактически еще в 1925-1927 гг. руководство ОПИК осуществлялось из Москвы. Такое положение объяснялось организационной слабостью крымских отделений общества. Действительно, в Москве в Правлении состояли видные московские ученые и общественные деятели. Так, председателем московского отделения ОПИК, ответственным редактором журнала ‘Крым’ являлся руководитель Главнауки Наркомпроса РСФСР, видный партийный деятель Ф.Н. Петров, его заместителями — Е.Э. Лейтнеккер и проф. Московского университета Б.Ф. Добрынин. Членами Правления были такие известные в области крымоведения ученые археологи, архитекторы, этнографы профессора А.С. Башкиров, И.Н. Бороздин, Б.Н. Засыпкин, А.А. Крубер, Б.А. Куфтин, Н.Д. Протасов.5  Кстати, в первое время издательско-редакционную сессию общества возглавлял Н.К. Гудзий, в будущем академик АН СССР.

Московское отделение общества (МООПИК) особенно активно действовало в нескольких направлениях, среди которых важнейшими было проведение в старинном особняке, Доме ученых (Кропоткинская, 16) открытых научных собраний (каждые две недели), организация экспедиционной работы в Крым, издание журнала ‘Крым’, а также снабжение книгами крымских отделений общества. Так, в 1927 г. на собраниях и заседаниях московской секции было заслушано около 30 докладов. Выступления известных ученых (Н.Д. Протасова, А.С. Баш-кирова, Б.Н. Засыпкина, Г.А. Бонч- Осмоловского, Ф.Н. Петрова, Н.Р. Левинсона, Ю.В. Готье, А.А. Фомина, Н.И. Реп-никова, К.Э. Гриневича, Н.С. Бар-самова, Б.С. Жукова) были посвящены изучению архитектурных памятников полуострова, археологическим раскопкам. Остальные доклады касались в основном трех тем: постройки в Крыму южно-бережной железной дороги, географии Крыма и деятельности отделов МООПИК. 6 

Важной задачей МООПИК было создание в Москве и собственной крымоведческой библиотеки в которой к 1928 г. насчитывалось до тысячи томов. Силами московского отделения общества были организованы комплексные научные экспедиции на Керченский полуостров, в Горный Крым.

25 сентября 1925 г. после длительного организационного периода отделение РОПИК было организовано и в Ленинграде. Территориально отделение размещалось в Геологическом кабинете Университета, что наложило свой отпечаток на направление деятельности отделения в сторону изучения геологии, географии и флоры Крымского полуострова. За 1925 — 1926 гг. членами отделения было прочитано не менее 16 докладов, из которых лишь 3 было посвящено историческому и археологическому изучению Крыма ( докладчики К.Э. Гриневич, Г.А. Бонч-Осмоловский). Подавляющее число докладов было сделано учеными-геологами, ботаниками. В конце  1926 г. были произведены выборы, в результате которых председателем Правления был переизбран проф. Н.И. Кузнецов.7 

Членами Московского и Ленин-градского отделений РОПИК были, как правило, известные ученые, причем Крым в их изысканиях занимал важное место. Большинство москвичей являли собой известных специалистов-археологов, историков: Н.Д. Протасов, Ю.В. Готье, Н.И. Репников, Н.Р. Левинсон. В состав Ленинградского правления входили такие известнейшие ученые-географы и ботаники, как проф. Н.И. Кузнецов, В.П. Семенов-Тяньшанский, Б.А. Федченко, археолог — Г.А. Бонч-Осмоловский и др. Высокий научный уровень работы центральных, отделений ОПИК обеспечивал авторитет общества и признание со стороны как центральных, так и местных научных и общественных организаций.

С момента создания РОПИК в лице его московского отделения прилагало значительные усилия для открытия в самом Крыму отделений общества. Центрами научной и краеведческой работы в Крыму в 1920-е гг. являлись местные музеи, поэтому не случайно именно при них и возникали отделения общества. 22 октября 1923 г. по инициативе группы ялтинских краеведов в присутствии москвичей Е.Э. Лейтнеккера и Б.А. Куфтина открылось Ялтинское отделение РОПИК, 3 ноября состоялось собрание, оформившее деятельность Керченского отделения общества, а в мае 1924 г. организовалось и Симферопольское отделение. В течение двух последующих лет отделения общества возникли в Севастополе, Евпатории, Старом Крыму, Феодосии8. К 1927 году отделения или краеведческие музеи и кружки ОПИК были образованы в Алуште, Бахчисарае, Джанкое, то есть практически во всех крымских городах. Всего же в 1928 году ОПИК имело 11 крымских отделений. Структура и формы их деятельности были схожи с МООПИК. Возглавлялись они, как правило, директорами местных музеев: А.И. Полкановым (Симферополь), Ю.Ю. Марти (Керчь), П.Я. Чепуриной (Евпатория), Л.А. Моисеевым (Севастополь).

Деятельность отделений и их научный уровень были далеко не равнозначны. Работа отделений в Старом Крыму, Джанкое, Алуште сводилась в основном к созданию небольших краеведческих музеев производственного профиля, организации экскурсий, комплектованию местной библиотеки.

Более разнообразно протекала жизнь Керченского, Евпаторийского, Ялтинского и Севастопольского отделений ОПИК. Сразу следует указать на неполноту сведений о работе отделений, опубликованных в разделе ‘Хроника’. Так, например,  годовые отчеты о работе  только Керченского отделения ОПИК напечатаны полностью за 1923-1928 гг.9 , по остальным отделениям можно судить лишь по одному-двум годовым отчетам, опубликованным в журнале ‘Крым’.

Общее представление о формах работы крымских отделений дает деятельность Керченского отделения общества, созданного в ноябре 1923 г. Ядро его вначале составляли 36 человек, преимущественно музейные работники и учителя.1 0 Отделением был организован Музей производственных сил. Организационно работа строилась на проведении заседаний, заслушивании и обсуждении докладов по краеведческой тематике. Председателем отделения был известный музейный работник Крыма, директор Керченского археологического музея Ю.Ю. Марти, что во многом обеспечило отделению деятельность в историко-краеведческом направлении. Так, за годы работы отделения не менее трети докладов было посвящено историческим и этнографическим сюжетам, относящихся к Керченскому полуострову. Кроме Ю.Ю. Марти, неоднократно выступавшего с сообщениями об истории музея, новых археологических раскопках, докладчиками на заседаниях общества были москвичи: реставраторы А.И. Анисимов, Б.Н. Засыпкин, этнограф Б.А. Куфтин. Большинство же докладов на заседаниях было связано с деятельностью Азовско-черноморской лаборатории и популяризацией минеральных богатств Керченского полуострова. 1 1

Активно протекала деятельность и Севастопольского отделения общества, сформированного в 1926 г. и объединившего представителей местных научных общественных сил. Только за первый год работы было проведено 8 открытых заседаний, на которых прозвучали доклады о пещерных городах и памятниках Крыма, о Севастопольской биологической станции, применении фотографии в краеведении и др. Члены отделения выдвинули проекты устройства научно-исследовательских станций и экскурсионной базы РОПИКа в Георгиевском монастыре и в Ласпи-Батилимане. К сожалению, неосуществленным остался предложенный Севастопольским отделением РОПИК проект издания журнала ‘Экскурсант’.

Деятельность Феодосийского 1 2 , Евпаторийского и Бахчисарайского отделений также определялась главным образом историками и археологами, работавшими в местных музеях. Напротив, члены Ялтинского отделения (преимущественно ботаники, зоологи, геологи) занимались в основном изучением фенологических явлений Крыма, его геологии, экономики, курортного дела. Московские и ленинградские ученые — члены РОПИК часто выступали с докладами на заседаниях крымских отделений. Для более тесного контакта с Крымом в Гурзуфе на бывших дачах Троянова и Дерюжинского была организована научная база общества. Предпринимались попытки создания таких опорных пунктов в Симеизе, Коктебеле, Кучук-Ламбате.

Рассматривая деятельность Российского общества по изучению Крыма с точки зрения его вклада в развитие крымского краеведения, следует высоко оценить его публикаторскую активность. С 1925 по 1929 год обществом было издано 9 журналов (объемом от 87 до 210 страниц). Журнал ‘Крым’ выгодно отличался от местных краеведческих изданий других регионов хорошим по тем годам полиграфическим оформлением. Заслуживает внимания и содержание номеров ‘Крыма’. Помимо уникальных сведений о работе отделений общества, содержащихся в разделе ‘Хроника’, в журнале было опубликовано около 100 оригинальных статей. Больше всего работ — 38 — посвящено вопросам истории, археологии, этнографии, музейного дела Крыма. Остальные статьи можно распределить следующим образом: геология и география — 16, экономика — 10, курортное дело и медицина — 10, ботаника и зоология — 9. Отдельные статьи посвящены литературоведению, методике краеведения и др. Значительный удельный вес работ по исторической тематике объясняется тем, что журнал издавался от имени московского отделения общества, члены которого как уже указывалось, тяготели в основном к историческому краеведению. Большой интерес вызывают статьи по архитектуре и искусству 1 3, археологии 1 4, этнографии1 5, музейному делу Крыма.1 6 Из работ по геологии следует выделить статьи Б.Ф. Добрынина о крымском ландшафте, а также группу работ о землетрясении на южном берегу в сентябре 1927 г. Среди публикаций по экономике Крыма высоким уровнем отличаются работы известного экономиста С.А. Усова. В четвертом номере журнала (1927 г.) была помещена статья почетного члена общества Наркома здравоохранения Н.А. Семашко ‘Перспективы строительства государственных курортов Крыма’. По мере выпуска номеров менялось и их содержание. Для первых журналов характерно историко-культурное изучение Крыма, однако начиная с 1928 г. в номерах ‘Крыма’ большая часть публикации относится к изучению экономики, хозяйства Крыма, т.е. в основном производительных сил, что в целом отражало тенденцию в советском краеведении и в общем-то делало менее интересным и занимательным периодический орган РОПИК.

Заметным явлением в крымоведческой литературе стала подготовка и издание в Москве РОПИКом путеводителя по Крыму (М. — Л., 1925 г. 416 с.) — одного из лучших в послереволюционную эпоху. Авторами разделов путеводителя стали члены РОПИК, известные ученые и литераторы Б.Ф. Добрынин, А.С. Башкиров, А.К. Кончевский, И.М. Саркисов-Серазини. А поэт Максимилиан Волошин написал для путеводителя большую статью ‘Культура, искусство, памятники Крыма’.

Увы, Общество по изучению Крыма, как и все краеведческие общественные организации страны, было ликвидировано в 1930-1931 годах. Несмотря на столь краткий срок существования масштаб и результаты его деятельности впечатляют: издание в Москве периодического журнала, организация в Москве, Ленинграде, всех крымских городах отделений, активно изучавших Крым, его природу и памятники, создание в ряде крымских городов (Керчь, Алушта, Евпатория, Джанкой) краеведческих музеев и выставок и т.д. Кроме того, благодаря РОПИК крымские ученые и краеведы получили в Москве общественную трибуну, с помощью которой отстаивали культурные интересы полуострова.

Всесоюзный характер деятельности Общества по изучению Крыма, участие в нем видных специалистов в различных отраслях науки выделяют это объединение и из ряда многих краеведческих организаций СССР   1920-х годов. Кроме того, поиск и исследование материалов работы общества поможет при изучении жизни и деятельности ученых, в различной степени связанных с ОПИК. Восстановление полной истории общества может иметь немаловажное значение для исследования проблем истории культуры, государственных и общественных учреждений и организаций, музейного и экскурсионного дела не только в пределах Крыма, но и в целом по стране. Опыт общества крайне важен сегодня и для возникающих в Москве общественных организаций и землячеств, занимающихся проблемами истории и современной жизни Крыма.

В.Ф. Козлов

Примечания

  1. Крым, 1925, ? 1, ? 2; 1926 ? 1(3), С. 180-191; ? 2(4), С. 11-18; 1928, ? 1(5), С. 101-111; ? 1(6), С. 97-104;  ? 2(7), С. 109-112; ? 2(8) вып. II, С 103-111; 1929, ? 1(9), С. 203-206; ? 2(10), С. 87-88.
  2. ГАРФ, ф. 2307, оп. 2, д. 117. Уставы обществ и т.д.; д. 337. Сообщение об утверждении РОПИК и справки о базах общества; д. 338. Протокол организационного собрания РОПИК…
  3. Лейтнеккер Е.Э. Российское общество по изучению Крыма // Крым: путеводитель. М.-Л. 1925. С. 15.
  4. ГАРФ, ф. 2307, оп. 2, д. 338, л. 3-5 (с об.).
  5. Крым, 1926, ? 1(3), С. 193-194.
  6. Крым, 1928, ? 1(6) вып. II, С. 97-99.
  7. Крым, 1926, ? 1(3), С. 184-187.
  8. Крым, 1925, ? 1, С. 44-45, 75, 80, 82.
  9. Крым, 1926, ? 1(3), С. 180-184; 1928, ? 2(7), С. 109-111; 1929, ? 1(9), С. 203-206.
  10. Крым, 1926, ? 1(3), С. 180. В 1925 году Московское отделение ОПИК  насчитывало 180 человек (список всех членов МООПИК см. ‘Крым’, 1925, ? 1, С. 52), Феодосийское — 30 чел., Евпаторийское — 48, Ялтинское — 117 (на конец 1927 г.).
  11. Крым, 1928, ? 2(7), С. 109-111.
  12. В отчете Феодосийского отделения есть интересные сведения о членах отделения. В 1927 г. из 48 членов с высшим образованием было — 44 %, средним — 37%, остальные 19% — учащиеся местного педтехникума. Учет членов в отношении их интереса к различным отраслям краеведческой работы дал следующие результаты: а) исследования естественно-исторические — 20 чел., б) история, археология и искусство — 13 чел., в) экономика — 8 чел.,  г) медицина и курортное дело — 7 чел. (Крым, 1928, ? 2(7), С. 111).  По другим отделениям подобных данных нет.
  13. Протасов Н.Д. Памятники Судака // Крым, 1926, ? 2,С. 95-105; Башкиров А.С. Художественные памятники Солхата // Там же, 1927. ? 1(3), С. 122-144; Засыпкин Б.Н. Памятники архитектуры крымских татар // Там же, 1927, ? 2(4), С. 113-168; Башкиров А.С. Сельджукизм в древнем татарском искусстве // Там же, 1926, ? 2(4), С.108-125; Ширяев С.Д. Усадебная архитектура в Крыму в 1820-1840 гг. — Там же, 1928, ? 2(8), вып. II, С. 72-102.
  14. Башкиров А.С. Доисторический человек горного Крыма // Крым, 1925, ? 1, С. 18-22; Бонч-Осмоловский Г.А. Доисторические культуры Крыма // Там же, 1926, С. 74-94; Гриневич К.Э. Раскопки в Херсонесе Таврическом  в  1926 г. // Там же, 1926, ? 1(3), С. 112-121; Марти Ю.Ю. Раскопки керченской экспедиции 1928 г. // Там же, 1929, ? 1(9), С. 5-14 и др.
  15. Куфтин Б.А. Южнобережные татары // Крым, 1925, ? 1, С. 22-31; Каралезли Х. Старинный обычай татарского заручения и свадьбы // Там же, 1926,  ? 2(4), С. 132-142: Боданинский У. Производство из шерсти у крымских татар // Там же, 1928, ? 1(6), С. 67-75.
  16. Марти Ю.Ю. К 100-летию Керченского музея // Крым, 1926, ? 2(4), С. 126-131; Гриневич К.Э. Очередные задачи музейного строительства в Крыму // Крым, 1928, ? 2(7), С. 60-64; Марти Ю.Ю. Краткий отчет о деятельности Керченского историко-археологического музея за 1926-1927 гг. // Крым, 1928, ? 1(6), вып. II, С. 99-101; Барсамов Н.С. Феодосийский археологический музей и галерея Айвазовского // Там же, С. 101-104.