Краткий исторический очерк. Кулаковский Юлиан. Глава  I

07 Июл
0

ПРОШЛОЕ ТАВРИДЫ
(Проф. Юлиан Кулаковский)

Глава  I

Начало греческих поселений на Черноморском побережье. Геродот и его сведения о Скифии и населяющих ее народах. Страбон и данные его географии. Птолемей и его карта.

Еще в VIII веке до Р. Х. Началось прочное знакомство Греков с далеким от их родины Черноморским побережьем. Греческая колонизация направилась могучей волной в двух направлениях: на западе она сделала греческой страной остров Сицилию и южное побережье Италии, на северо-востоке проникла на берега Черного моря. Малоазиатский город Милет был центром, откуда шло колонизационное движение на северо-восток. Около 785 г. до Р.Х. утвердились милетцы на южном берегу Черного моря и основали город Синопу; около того же времени возник в Пропонтиде (Мраморное море) город Кизик. А в течение VII века милетцы стали уже твердой ногой на северном побережье Черного моря. В дельте Дуная явился город Истр, на правом берегу днестровского лимана — Тира (на месте нынешнего Аккермана), в лимане Буга, в нескольких верстах к северу от слияния с ним днепровского лимана, — Ольвия (близ нынешнего села Парутина), на проливе, соединяющем Черное море с Азовским, — Пантикапей (ныне Керчь). Из этого последнего пункта греки проникли в Азовское море, которому они дали имя ‘Мэотида’ от имени народа Мэотов, и завладели устьем реки Танаида (Дона). На нынешнем Таманском полуострове возник город Фанагория, а на Кавказском побережье, в устье реки Фазида (Рион), явилось поселение, одноименное реке, и выше к северу Диоскуриада (близ нынешнего Сухума). Кроме этих главных центров, с течением времени явилось много других поселений.

Из тех трех племен, на которые делилась греческая нация, преимущественная роль в деле колонизации берегов Черного  моря принадлежала Ионянам. Не остались, однако, совсем в стороне от этого великого культурного дела и Доряне. Они основали на южном побережье Черного моря город Гераклею, а отсюда, вероятно в V веке, часть граждан этого города выселилась на территорию Тавриды. Так был основан Херсонес, вблизи развалин которого возник столетие тому назад, наш русский Севастополь.

Историческое предание не сохранило нам точных дат возникновения отдельных городов. Из сравнительно позднего времени имеем мы полную карту тех мест и отчеты мореходов о взаимных расстояниях отдельных пунктов. На карте географа половины II века по Р. Х., Птолемея, берега Черного моря предстают охваченные кольцом греческих поселений. Это было так уже в V  веке до Р.Х. , во время расцвета морской силы Афин. Перикл организовал большую морскую экспедицию в черное море в 444 году с целью вызвать присоединение к делосскому союзу тамошних городов. Неизвестно, в какой мере удалось ему достигнуть этой цели, но несомненно, что город Нимфей, расположенный невдалеке от Пантикапея (ныне урочище Эльтыгень), принадлежал впоследствии к союзу и платил ежегодно один талант дани афинянам. Весьма возможно, что к союзу привлечены были и другие города; во всяком случае, с тех пор упрочились торговые связи Афин с северным побережьем Черного моря, и для афинского производства если не впервые открылся, то, во всяком случае, упрочился обширный и богатый рынок. О том свидетельствуют великолепные афинские вазы и золотые изделия самых изящных типов и самой тонкой работы, находимые в гробницах Ольвии, Херсонеса, Пантикапея, Фанагории. Среди этих находок есть очень много предметов, приурочиваемых именно к V веку.

К тому же V веку относится посещение Геродотом одного из греческих городов далекого севера, Ольвии. Геродот воспользовался своим здесь пребыванием, чтобы собрать интересные сведения о природе страны и ее населении.  Согласно общей цели своего труда, он очень мало сообщает нам о Греках тех мест; быть может, также и потому, что его современники имели о них достаточно сведений. Скифия введена им в его труд по мотивам историческим, а именно: он желал точнее обставить и обосновать свой рассказ о походе Дария на скифов. Общие географические представления, которые составил себе Геродот о Скифии, настолько погрешают против истины, что его карту Скифии можно лишь очень приблизительно пригнать к подлинным данным, как знаем их теперь мы. Он представляет себе эту страну в виде четырехугольника, который ограничен с юга и востока морем. От Истра (Дунай) до Танаида (Дон) Геродот считал 20 дней пути, причем Борисфен (Днепр) приходится у него как раз по середине этого пространства. Считая дневной путь в 200 стадий, он определил общее протяжение поперечной линии через Скифию в 4 тысячи стадий (т.е. около 710 километров) и дал такое же протяжение поперечным линиям, ограничивающим Скифию с материка. Из этого четырехугольника выступает в море гористый полуостров Таврика. Тавры представляют особый от Скифов народ, ославленный за свои дикие нравы. Азовское море Геродот знает под именем Мэотидского озера, которое соединяет Киммерийский Боспор с Понтом. Через Скифию текут восемь рек. Две из них, Истр и Танаид, пограничные. Посредине течет Борисфен, небольшая река после Истра. Между Истром и Борисфеном текут Тира (Днестр) и Гипанид (Буг), а восточнее Борисфена впадает в море Гипакирис (Каланчак -?). Две остальные реки являются притоками: Борисфена — Пантикап и Гипакириса — Герр. Из греческих городов в пределах Скифии Геродот имел случай назвать всего три: Тиру, Ольвию и Кремны — последний на западном берегу Мэотиды.

Из народов, населяющих Скифию, Геродот остановился с наибольшей подробностью на господствующем и наиболее многочисленном — Скифах. Это имя дано было им Греками, а сами себя Скифы звали сколотами. На востоке от Танаида, за пределами Скифии, жили Савроматы или Сарматы — родственное Скифам племя, происшедшее, по сказанию, записанному Геродотом, от смешения Скифов с амазонками. К северу от Скифии по сведениям Геродота жили разные народы: Агафирсы, Будины, Невры, Андрофаги, и др. Он мог собрать о них немало сведений от Ольвиополитов, но больше всего узнал он о ближайшем и господствующем народе, Скифах. — Материал Геродота получил впоследствии каноническое значение и служил основой всех дальнейших трудов древних географов; его воспроизводили и тогда, когда этническая карта страны изменилась на глазах истории, и была полная возможность знать многое лучше и точнее, чем мог знать Геродот. Не входя здесь ни в какие подробности, отметим один факт общего значения, установленный в настоящее время ученым исследованием с достаточной определенностью, а именно: господство в припонтийских степях принадлежало кочевому народу арийского корня и в частности — иранской группы. С ним вступили Греки в непосредственные сношения, его они эллинизировали, и уже во время Геродота были метисы: племя Каллипидов он называет ‘Эллины-Скифы’. В более позднее время мы встречаем термин ‘Миксэллины’, т.е. смешанные эллины.

Географическое знание Греков о далеких окраинных землях расширялось вместе с упрочением торговых сношений и ростом торгового оборота античного мира. Творческий гений Греков создал науку о земле, как части вселенной; проблемы о виде и размерах земного шара, определения отдельных на нем пунктов решались на основании данных астрономии. Наряду с этой математической наукой, которая получила название географии, явилась и другая, описательная: хорография; ее понимали, как сопоставление сведений об отдельных местностях, их природе, климате, населении, его нравах и быте. Наиболее видным представителем науки о земле в этом втором смысле является из дошедших до нас писателей древности Страбон, издавший свой труд в 18 году по Р.Х., т.е. уже в такое время, когда миродержавное римское государство объединило под своей властью все побережье Средиземного моря  и  создало новые, более широкие и свободные формы международного общения и оборота.

Побережье черного моря в ‘Географии’ Страбона предстает в очень определенных ясных и отчетливых чертах, и эта определенность и точность является сама по себе свидетельством существования в ту пору живых и напряженных торговых сношений между культурными центрами юга и той окраиной. Взаимные расстояния отдельных пунктов побережья Страбон приводит  в числе стадий.[1]

Северное устье Истра (Дуная) находится в расстоянии 900 стадий от устья реки Тиры (Днестра). У выхода этой реки в море находится башня Неоптолема и поселок Ермонакта. Вверх по реке, в 140 стадиях от устья, лежат города: Никония на правом берегу и Офиуса — на левом. В расстоянии 500 стадий от устья лежит в море остров Левка (т.е. Белый), посвященный Ахиллу.

Следующая река к западу — Борисфен и поблизости от нее другая — Гипанид (Буг). В 200 стадиях вверх от устья по Борисфену лежит город Ольвия. Перед устьем Борисфена находится остров и к востоку от него тянется большая коса, носящая имя ‘Ахиллово ристалище’. На восточном конце она заканчивается мысом Тамиракою, близ которого есть пристань. Берег моря поворачивает здесь к северу, образуя большой залив, который называется каркинитским, а также Таиракским. Восточный берег этого залива омывает Таврический полуостров; этот последний соединен с материком узким перешейком, который омывается с востока Гнилым озером. Составляющим западную часть огромного морского бассейна Мэотиды.

На южном берегу Таврического полуострова лежит город Херсонес, отстоящий от устья Тиры на 4,400 стадий. За ним далее к востоку лежит бухта с узким входом, которая называется гаванью Символов. Между этой бухтой и Херсонесом в равном расстоянии от обоих лежит поселение и гавань Ктенунт. От бухты Символов к востоку до Феодосии побережье называется Таврическим; оно имеет протяжение ок. 1.000 стадий. Из него выдается далеко к югу мыс, называемый ‘Бараний лоб’, который приходится напротив Пафлагонского мыса Карамбия. Выступы этих мысов как бы разделяют Евксинский Понт на две половины. Там, где на Таврическом побережье заканчивается горная область, лежит город Феодосия с прекрасной и весьма обширной гаванью, а в 350 стадиях оттуда — Пантикапей. Город этот расположен на холме, заселенном со всех сторон и имеет в окружности 20 стадий. Гавань и доки, приблизительно для 20 кораблей, находятся с восточной стороны города.

На западной стороне пролива, через который Мэотида соединяется с Евксинским Понтом, лежит город Мирмикий в 20 стадиях от Пантикапея, а в 40 стадиях оттуда — поселение Парфений. Здесь наиболее узкое место пролива: ок. 20 стадий. Напротив Парфения на восточном берегу пролива лежит селение Ахиллей. От этого места до устья реки Танаида, где лежит одноименный реке город, по прямому морскому пути 2.200 стадий; если же плыть по левому (западному) берегу Мэотиды, то расстояние это более чем втрое. Против устья Танаида  лежит остров Алопекия.

В 20 стадиях от Ахиллея находится большой курган, насыпанный над могилой царя боспорского Сатира, и поблизости от него селение Патраэй. В 130 стадиях оттуда расположено селение Корокондама; подле него расстилается большое озеро, в которое впадает один из рукавов реки Гипанида (н. Кубань). На берегах озера лежит город Фанагория, затем: Кепы, Ермонасса и святилище Апатур. Местность к югу по берегу моря называется Синдикою от имени народа Синдика и Горгиппия. Далее Синдов к югу в побережной полосе, гористой и  не имеющей гаваней, живут племена Ахеи, Зихи и Эниохи, которые занимаются морским разбоем. Общее имя для всех племен от Синдов на юге и до реки Танаида — Мэоты. Сюда принадлежат, кроме Синдов: Дандарии, Тореаты, Обидиакены, Ситтакены, Доски, а также Аспургианы (между Горгиппией и Фанагорией).

Таковы сведения о северном побережье Евксинского Понта, какими располагал Старбон. В более позднюю пору они стали еще точнее и определеннее, как это видно из дошедших до нас ‘Периплов’, т. е. Дорожников. Во второй половине второго века ученый математик Птолемей закрепил на карте с градусной сеткой весь имевшийся в ту пору в наличности материал географического знания о всех землях и странах вселенной. Несовершенство материала, каким располагал Птолемей, а также и общие недочеты его приемов определения долготы и широты отдельных пунктов делают его карту весьма далекой от той точности, какая возможна в настоящее время. Так как наименьшая величина, с какой оперировал Птолемей. Одна двенадцатая градуса, т. е. 5 минут, то локализация отдельных городов не редко ведет к искажению действительных отношений. Но, во всяком случае, Евксинский Понт на его карте предстает перед нами в очертаниях весьма близких к действительности. Отсылая нашего читателя к таблице ? 1, мы не станем перечислять городов и селений, которые занес Птолемей на свою карту.



[1] Один стадий равен 177 метрам.