ПРОШЛОЕ ТАВРИДЫ
(Проф. Юлиан Кулаковский)

ПРИЛОЖЕНИЕ

Общий обзор изучения крымских древностей со времени присоединения Крыма к Российской Державе.

Склеп в кургане Юз-оба близ Керчи, открытый в 1860г.Историческое прошлое Крыма и вещественные памятники его многовековой культурной жизни стали интересовать русских людей с тех самых пор, как водворилось на этой окраине русское господство. Уже князь Потемкин отдавал приказы разыскивать монеты и медали, снимать рисунки с древних надписей и сообщать разные материалы итальянцу Одерико, который был занят тогда большим трудом по истории генуэзских колоний в Крыму.[1]
Тот же Потемкин послал в 1783 году подполковника Бальдани для проверки известий нашей летописи и снятия плана с городища Херсона; он же направил в Крым для ученых исследований Таблица и снабдил его средствами для производства съемок. Когда императрица Екатерин Великая совершала в 1787 году свое путешествие для ознакомления с вновь приобретенной территорией, в Николаев была доставлена найденная в Тамани мраморная плита с надписью князя Глеба от 1068 года. Императрица повелела отвезти ее назад и хранить на том месте, где она  была найдена. (Впоследствии ее перевезли в Петербург, и в настоящее время она хранится в Эрмитаже). В свите императрицы состоял художник  Иванов, составивший несколько альбомов акварельных рисунков с разных городов и местностей, посещенных Екатериною по пути на юг и в Крыму. По вызову правительства совершил в 1794 году свое путешествие в Крым и на Таманский полуостров академик Паллас, составивший ученое описание края, в котором уделено серьезное внимание его древностям. Около того же времени граф Ив. Потоцкий, человек широкого образования, близко и непосредственно знакомый с древностями Италии, предпринял путешествие по южнорусским степям до Кавказа и принялся за ученые изыскания о древних судьбах края.[2]  В 1797-98 году путешествовал по Крыму русский инженер Ваксель, собирал монеты, надписи и древности, которые затем издал под заглавием: ‘Изображения разных памятников древности, найденных на берегах Черного моря, снятые с подлинников в 1797 и 1798 годах’ (Петербург, 1801).[3]
Ученый митрополит римско-католический церквей в России Сестренцевич-Богуш принялся за составление цельного  очерка исторических судеб Крыма с древнейших времен до присоединения его к России и в 1800 году издал свой труд, составленный на французском языке, под заглавием: Histore de la Tauride. В 1806 году это сочинение появилось в русском переводе с посвящением императору Александру I.

Развалины древних городов и зданий, монеты, надписи и вещественные находки привлекали внимание образованных людей, попадавших в Крым на службу. Таков был Сумароков, объехавший в 1299 году много интересных в археологическом отношении местностей и оставивший свидетельство своего интереса к ним в сочинении: ‘Досуги крымского судьи’ (Москва 1800 и Петербург. 1803-5)._ В 1805 году было издано Высочайшее повеление об ограждении от разрушения и расхищения памятников древностей в Крыму, и дюк де-Ришелье, тогдашний Херсонский военный губернатор, предписал своим подчиненным ‘иметь наблюдение, чтобы частными лицами, по Крыму путешествующими, не было собираемо древних редкостей’. Повеление Александра I,  очевидно, стояло в связи с выступлением на поприще крымской  археологии Келера. Этот ученый занимал должность библиотекаря Эрмитажа и хранителя Императорского кабинета гемм и медалей. В 1804 году он представил в Академию Наук свою ученую работу: Lettres sur plusieurs medailles  de la Sarmatie d’Europe et de la Chersonese Tauriquue . император Александр I предоставил ему средства для ученого путешествия в Крым, и с тех пор до самой смерти (1838 г.) Келер работал в области изучения крымских древностей. В 1830 году министр народного просвещения князь Голицын, по инициативе графа Капниста, передавшего ему свои впечатления от путешествия по Крыму, вступил в сношения с Академией Наук о командировке Келера с целью принятия на месте мер к сохранению и поддержанию уцелевших памятников древности. Инструкция, выработанная тогда Академией для ее сочлена Келера, заключает в себе перечисление известных тогда древних сооружений и памятников, нуждавшихся в охране и поддержке.[4]. Но поездка не осуществилась, и отпущенные на нее средства нашли себе впоследствии другое назначение.

Первый музей древностей черноморского побережья возник в 1806 г. в Николаеве при тамошней штурманской роте, а в 1811 году был основан музей в Феодосии по инициативе тогдашнего местного градоначальника Броневского.[5]. Предметы Николаевского музея поступили впоследствии в Одесский музей, Феодосийский музей существует непрерывно доселе.

Случайные археологические раскопки происходили уже в конце XVIII века как на городище Ольвии, так и на Таманском полуострове. В 1811 году была случайно открыта морскими офицерами богатая гробница близ Еникале. В том же году поступил на службу в Керчь французский эмигрант Дюбрюкс. Заинтересовавшись местными древностями, Дюбрюкс приступил к раскопкам, и с 1816 года вел их непрерывно до самой смерти (1835). Он сумел заинтересовать в этом деле сначала генерал-губернатора Ланжерона, а затем и канцлера Румянцева. Благодаря этим лицам, в его распоряжении оказались денежные средства на производство работ.[6] В 1817 г. великий князь Михаил Павлович обозревал побережье Черного моря, побывал на городище Ольвии, а также посетил Керчь, где осматривал раскопки и находки Дюбрюкса. В 1820 году Дюбрюкс побывал в Петербурге, предоставлялся великому князю и заинтересовал его ближе в ходе своих работ по исследованию Керчи и окрестных мест. Раскопки шли непрерывно и увенчались в 1830-31 году открытием великолепной  царской гробницы в кургане Куль-оба в окрестностях Керчи. Деятельную помощь оказывал Дебрюксу Стемпковский, состоявший в должности керченского градоначальника  с 1829 по 1832 г. Бывший офицер русской армии, преследовавшей Наполеона после 1812г., Стемпковский воспользовался  своим пребыванием в Париже для расширения своего исторического образования и затем во время службы на юге России приложил свои познания и свой пытливый ум к исследованию местных древностей. Память Стемпковского Дюбрюкс увековечил воздвигнутой над его могилой на горе Митридата часовней. В 1826 году был основан в Керчи музей древностей, и первым его директором был назначен Бларамберг. Уроженец Фландрии, офицер голландской службы, Бламберг, вследствие политических осложнений бурного времени французской революции, переехал в 1797 г. в Россию, с 1804 г. перешел на русскую службу, а в 1808 году был переведен в Одессу. В 20-х годах он считался авторитетным знатоком местных древностей и известен был как автор нескольких ученых работ. По смерти Бларамберга (1831 г.) директором музея был назначен Ашик, остававшийся в этом звании около 20 лет. Сотрудничая с Дюрюксюксом, а после его             смерти продолжая его дело, он непрерывно вел раскопки в окрестностях Керчи и на Таманском полуострове. Одновременно с Ашиком вел также раскопки правитель канцелярии Керченского градоначальника Карейша, в распоряжении которого находился особый кредит, отпускавшийся из средств кабинета Его Величества. В1834 г. утвержден был план музея в Керчи, воспроизводивший сохранившийся в Афинах древний храм Тезея.[7]
Здание было сооружено на склоне горы Митридата, обращенном к морю, и является доселе украшением пейзажа.

Живой и непосредственный интерес к добываемым из раскопок древностям, который проявлял император Николай Павлович, был причиной того, что еще в 1843 году возникла мысль соединить в одном издании все находки, сделанные до той поры в Керчи и Тамани. Осуществление этого плана поручено было консерватору Эрмитажа, Жилю. Рисунки и таблицы заказаны были  в Париже, и предприятие осуществилось только в 1854 году, когда вышли в свет два огромных тома in folio под заглавием: ‘древности Боспора Киммерийского — Antiquites du Bosphore Cimmerien’ с текстом на русском и французском языках и великолепным атласом таблиц.[8]

Эпоху в историческом и археологическом изучении Крыма составил акад. Кеппен своим труд ‘Крымский сборник’ с археологической картой полуострова (Петербург. 1837). Переселившись в Крым по службе в 1827 году, знакомый с краем еще раньше по путешествию 1819 года, Кеппен в течение нескольких лет собрал сведения о местах древних поселений и осветил при помощи своей огромной эрудиции историю края. В 1836 году объехал Крым ученый француз Дюбуа-де-Монпере и описал в своем труде  Voyage autor du Cause  важнейшие местности края, интересные в историческом отношении. В атласе, приложенном к этому сочинению, даны снимки с многих развалин и древних памятников.

Под управлением Новороссийским краем князя Воронцова (с 1823 г.) поднималась постепенно Одесса и приобретала значение торгового и умственного центра нашего юга. По мысли Стемповского и при деятельном участии Бларамберга здесь возник в 1826 году музей древностей, который и стал наполняться находками, поступившими в него из Крыма. Первым директором музея был Бларамберг, заведовавший одновременно Феодосийским музеем, а с 1826 года также и Керченским. В 1839 году, по инициативе Мурзакевича, ознакомившегося с Крымом в ученых экскурсиях возникло Одесское Общество Истории и Древностей, которое поставило своей специальной целью изучение древностей черноморского побережья и исторических судеб края. С 1844 года Общество начало издавать свои ‘Записки’ в виде отдельных больших томов, в которых появлялось и продолжает появляться множество ценных исследований, статей, заметок, а также и материалов по истории и археологии Крыма и нашего юга. Назовем заслуженные имена: Мурзакевича, кн. Сибирского, Беккера, Бруна, Бурачкова, Юргевича, украсивших это издание своими трудами, А. Л. Бертье-Делагарда и Э.Р. фон Штерна, являющихся самыми видными деятелями этого Общества в настоящее время.[9]

В 1847 году возник в Петербурге под председательством герцога Лейхтенбергского кружок нумизматов и антиквариев, превратившийся вскоре в Археологическое общество. Спасский, барон Кене, Савельев, Григорьев разрабатывали материалы по нумизматике нашего юга. С самого своего основания это общество обратило таким образом, свои интересы на юг. По его инициативе граф А. С. Уваров, начинавший тогда свое ученое поприще, предпринял в 1848 году археологическое путешествие на низовья Днепра и западную часть черноморского побережья от устья Днепра до устьев Дуная. Свои археологические изыскания, раскопки и добытые предметы древности граф Уваров описал в издании: ‘Исследования о древностях южной России и берегов Черного моря’, два выпуска in folio с атласом рисунков (1851-56).

Район раскопок постепенно увеличивался. Граф Уваров начал исследование Ольвии, кн. Сибирский раскапывал курганы близ Феодосии. В 1853 году, по инициативе графа Перовского снаряжена была экспедиция в устье Дона на место древнего Танасиса. Туда отправился профессор Московского университета Леонтьев с художником Авдеевым. Раскопки дали обильные результаты, и Леонтьев представил их научную оценку с всесторонним исследованием исторических судеб той местности с древнейших времен и до гибели итальянской Таны в своем труде, озаглавленном ‘Археоологические изыскания на месте древнего Танаиса и в его окрестностях’ (‘Пропилей, IV. 1854). В том же  1853 году граф Уваров, по поручению графа Перовского, произвел большие раскопки на городище Херсонеса.  Местность Херсонеса была с 19=852 года передана в ведение духовного ведомства, которое, по инициативе архиепископ Херсонского и Таврического Иннокентия, стало интересоваться древними христианскими святынями Крыма. 4 мая 1850 года издан был указ Синода, по которому архиепископу Херсонскому было разрешено заняться восстановлением древних святынь. В силу этого указа архиепископ Иннокентий устроил на городище Херсонеса общежительную киновию, и 28 февраля 1853 года освящена была первая церковь этого монастыря во имя св. Ольги.

Тяжкая для России Севастопольская война прервала мирное течение жизни на всем черноморском побережье. Городище Херсонеса оказалось в черте осадных работ нашего неприятеля, и французы покрыли его своими батареями и траншеями. Киновия и храм св. Ольги были разрушены. Союзные войска захватили 12 мая 1855 года Керчь и оставались там до конца войны. В ожидании нашествия тогдашний директор Керченского музея Люценко постарался отослать заранее в Петербург более ценные вещи, но много ваз, громоздких предметов и камней с надписями осталось на месте. Вступившие в город отряды союзных войск, в числе которых были и турки, перебили и переломали все в музее, а камни с надписями англичане увезли впоследствии в свои музеи. На горе Митридата англичане сами принялись за раскопки, и сделанные тогда ими находки были опубликованы в издании Macpherson’a: Antiquities of Kertsch (London. 1859). Когда по окончании войны вновь налаживалась прежняя жизнь и Люценко опять начал раскопки; прежнее здание музея, сооруженное специально для него на горе Митридата, было оставлено, как слишком удаленное от центра города и не соответствующее более потребностям, и с тех пор музей ютится в наемном помещении. В Херсонесе отстроена была киновия, а в 1858 году вновь возбужден вопрос, который поднимал преосв. Иннокентий в 1852 году, о сооружении храма на месте, где якобы крестился великий князь Владимир. Закладка его совершилась в присутствии Императора Александра II 23 августа 1861 года. При сооружении этой церкви шли, по необходимости, раскопки, и находимые при этом предметы древности хранились в монастыре. Позднее, с 1876 по 1885 год, раскопки на городище Херсонеса велись Одесским Обществом Истории и Древностей, которое получало на это дело особый кредит.

В 1859 году возникла и начала свою деятельность Императорская Археологическая Комиссия, первым председателем которой был граф Строганов. Это учреждение стало ведать правительственными раскопками на юге России, которые велись тогда исключительно в районе Керчи и Тамани. Получавшиеся оттуда древности поступали в Эрмитаж и консерватор античного отдела акад. Стефани был привлечен к изданию ежегодных отчетов. Члены Комиссии каждое лето отправлялись сами на раскопки, расширяя их район на всю территорию, которая принадлежала некогда Скифам. Раскопки велись      с большей или меньшей интенсивностью непрерывно из года в год на территории Крыма. В 1888 г. к Комиссии, по инициативе ее председателя графа А.А. Бобинского (с 1886 г.), перешло руководство раскопками на городище Херсонеса. Дело было возложено на г. Косцюшко-Валюжнича, и Херсонес стал постепенно выходить на свет из-под куч мусора, покрывающих городище. Раскопки ведутся систематически и дают ежегодно богатые результата.

Со времени своего существования Комиссия издает 5ежегодные ‘Отчеты’ о своей деятельности. В ‘Отчет’ помещались сведения о раскопках и находках, а в ‘Приложении’ к отчету каждого года акад. Стефани давал обширное археологическое и художественно-историческое исследование и изъяснение находок, изображавшихся на таблицах in folio. В таком виде велось дело до самой смерти Стефани (1887 г.). К тому времени был им издан 21 том отчетов, с 1859 по 1881 год, с таким же числом атласов в шесть таблиц каждый. По смерти Стефани Отчет за годы с 1882 по 1888 был издан в одном томе, а затем стали опять выходить отчеты по годам. Общее руководство изданиями Комиссии взял на себя барон В. Г. Тизенгаузен (ум. 1902), участвовавший в трудах Комиссии почти с самого ее основания и до 1900 года. В соответствии с расширением задач археологической науки, расширился и район раскопок, изменился тем самым и характер Отчетов. Издание памятников древности Комиссия ведет теперь под заглавием: ‘Материалы по археологии России, издаваемые Императорскою Археологическою Комиссией’, которые выходят в свет в виде отдельных выпусков. Древностям Крыма и юга России посвящены выпуски: 6, 7, 8, 9, 12, 13, 17, 19, 23, 24 (с 1891 по 1901 г.), составленные как членами Комиссии, так и другими учеными, которых Комиссия привлекает к обработке поступающего к ней материала из раскопок.

С 1901 года Археологическая Комиссия расширила свою издательскую деятельность и кроме ‘Отчетов’ и ‘Материалов’ ведет периодическое издание под заглавием: ‘Известия Императорской Археологической Комиссии’. До конца 1905 года вышло 16 выпусков этого издания. В нем появляются подробные отчеты о раскопках, исследования об отдельных памятниках и новых находках как эпиграфических, так и вещественных.

Надписи, являющиеся таким важным непосредственным источником нашего знания о древних судьбах культурной жизни нашего юга, входили в обиход научного исследования по мере своей публикации в разных изданиях русских и иностранных. В 1881 году Императорское Русское Археологическое Общество возымело мысль сделать цельное издание этого богатого материала по образцу изданий этого рода берлинской Академии Наук. Задача эта нашла себе исполнителя в лице В. В. Латышева. Под заглавием: Inscriptiones antiquae orae septentrionalis Ponti Euxini graecae et latinae появился в 1885 году первый том этого собрания, за которым последовали II- IV — 1901. Здесь собраны эпиграфические тексты, проверенные, по возможности, по подлинникам, с переводом на русский язык, и обширным ученым комментарием. Научно разработанные указатели, приложенные к отдельным томам, облегчают возможность пользования этим богатым материалом и делают его общедоступным. В 1896 году к празднованию 50-ти-летнего юбилея Императорского Русского Археологического Общества акад. Латышев собрал в одно издание все ставшие до того времени известные христианские надписи юга России под заглавием: ‘Сборник греческих надписей христианских времен из южной России’.[10]

Наряду с материалом эпиграфическим с самого начала научной разработки древних судеб Крыма огромное значение имели монеты. Помимо интереса чисто антикварного, монеты послужили самым важным и во многих случаях единственным источником для восстановления исторической канвы с точными датами для эпох, когда исторические свидетельства крайне скудны или даже вовсе отсутствуют. Так, хронология царей  Боспора установлена на основании монет, которые они чеканили. Много почтенных имен ученых можно назвать в области разработки нумизматики греческих городов нашего юга. Таковы: Спасский, Кене, Григорьев, Юргевич. Всю свою долгую жизнь трудился над монетами Бурачков, составивший огромную коллекцию и издавший на ее основании капитальный труд под заглавием: ‘Общий каталог монет принадлежавших эллинским колониям, существовавшим в древности на северном берегу Черного моря, в пределах нынешней Южной России’ ч. I 1884. Частные поправки и дополнения давали и продолжают давать в этой области гг. Орешников, Подшивалов, Гиль, Бертье-Делпагард и др. В области изучения генуэзско-татарских монет много потрудился г. Ретвоский.

Императорское Московское Археологическое Общество и руководимые им Археологические Съезды всегда удерживали Крым в кругозоре своих ученых работ и в ‘Древностях’ Общества и ‘Трудах’ Съездов находили себе место ценные исследования многих ученых. С полным признанием следует отметить в этой связи деятельность крымского туземного ученого учреждения, а именно Таврической Ученой  Архивной Комиссии. В ее составе с самого начала были члены, интересовавшиеся местными древностями и обладавшие научной подготовкой для участия в обработке материала. При комиссии возник небольшой музей, рост которого стеснен недостатком помещения, каким он пользуется при Губернской Земской Управе. ‘Известия’, издаваемые Комиссией с 1887 года, заключают в себе много ценных исследований по истории края как древней, так и позднейших времен. Остается помянуть об одном популярном издании, авторы которого сделали попытку представить общий обзор древностей России, начиная с классических времен: ‘гр. И. Толстой и Н. Кондаков, Русские Древности в памятниках искусства’. Первые два выпуска (1889) и начало (1898) посвящены древностям нашего юга. Издание богато украшено снимками, воспроизводящими важные вещественные находки разных типичных предметов, а также монет, медалей, печатей и видов отдельных местностей.

В самое последнее время графиня П. С. Уварова предприняла ученое издание, под заглавием: ‘памятники христианского Херсонеса’. В конце истекшего 1905 года появился первый выпуск, обработанный проф. Айналовым. Он заключает в себе исследование о развалинах херсонесских храмов. Дальнейшие выпуски будут иметь своим предметом историю города и исследование всех вещественных памятников, найденных на территории городища.



[1] Аббат Одерико поднес Екатерине в рукописи свой труд по истории генуэзских колоний в Крыму, который позднее (1792) появился в печати под заглавием: Letter Ligustiche.

[2] Potocki, Histore primitive des peuples de la Russie. Petersbourg. 1803.

[3] Переиздано на французском языке под заглавием: Recueil de quelques antiquites, trouvees sur les bords de la mer Noire. Berlin. 1803.

[4] Тизенгаузен, О сохранении и возобновлении в Крыму памятников древности и об издании описания и рисунков оных. З.О. О. VIII. 363-403.

[5] В бумагах известного ученого и мецената начала XIX в., Оленина, оказалась опись вещей, собранных в Феодосийский музей в самом начале его существования. Акад. Латышев издал ее в XV томе З. О. О.

[6] Подлинный отчет Дюбрюкса о раскопках 1817 и 1818 годов, составленный на французском языке, найден был в бумагах Оленина и издан с русским переводом акад. Латышевым там же.

[7] На сооружение музея было отпущено 35 тыс. руб. См. З. О. О. VII 308.

[8] Библиографическая редкость этого издания, его высокая цена и археологические достоинства заключенного в нем материала побудили известного французского археолога Ренака (Salomon Reinach)  переиздать его в меньшем формате с некоторыми сокращениями в тексте, а также учеными дополнениями справочного характера (Paris. Didot. 1892).

[9] В  ссылках на это издание мы его обозначаем инициалами З.О.О.

[10] В ссылках на эти издания первое обозначено инициалами: I. P. E., второе — Х . н.ю. Р. — Тому же акад. Латышеву принадлежит издание свода известий древних писателей о Скифии и Кавказе под заглавием: Scythica et  Caucasica (I,  греческие писатели, 1893, II, латинские — 1906). Отрывки из древних авторов приведены здесь с русским переводом, что делает этот ценный материал общедоступным.