Введение и доисторический период

Относительно происхождения слова Крым существует много предположений. Видят в нем искаженное название Киммериума, древне-греческого поселения; производят это слово от кимвров, древнейших будто бы его обитателей; затем выводят из слова Кримни, упоминаемого Геродотом; Ф.Хартахай применяет к слову Крым отвлеченное понятие, знаменующее благодать; Тунман думает, что это название перешло на весь полуостров с города, который назывался Крым, что значит крепость; Кондораки сопоставляет слово Крым с татарским «Хырым», означающим поражение; Форстер объясняет слово Крым — крепость от монгольского Керм — стена; В.Смирнов сближается с Тунманом: Крым — кырым — ров — окоп, собственное имя города произошло от нарицательного, а от города перешло название на всю страну. Крымский полуостров назывался в древности Таврида или Таврическим. Это название удержалось у нас и по сей час в названии губернии «Таврическая», в которую входит и Крым.

Наименование это пытались произвести из разных слов, но наиболее вероятно, что оно произошло от народа тавров, которые были древнейшими аборигенами полуострова, и которых застает история на территории Крыма. Первым царем этого народа Геродот называет Таоса и относит его к половине XIII века до Р.Х.

Там же, еще, может быть, до Тавров, жили киммерийцы, которые, по Гомеру («Одиссея»), являются легендарным народом и живут на краю земли у океана, куда даже лучи солнца не проникают, в вечном мраке, около Аида, жилища мертвых. В эпоху, близкую к историческому времени, киммерийцы, вероятно, жили в Тавриде, но тавры оттеснили их на восток полуострова, где они сосредоточились около так называемого Киммерийского Боспора (Керченский пролив). Последнее название оставалось очень долго в историческую эпоху. Это название некоторые производят от финикийского kamar — темный. Сближают киммерийцев с греческим словом (cheimeria — зимние). Около VIII века на киммерийцев напали скифы, называшие себя сколотами, и вытеснили первых из Тавриды. Что за народ киммерийцы, пока неизвестно.

Таврида была известна культурным народам восточной половины Средиземного моря, «финикияне и карийцы были уже хорошо знакомы с водами Понта (Черного моря), прежде чем появились в них еллинские паруса, но это предположение, и оно сильно нуждается в доказательствах».

«…Следы их пребывания на южных берегах Понта ничтожны, на западных сказочны, а на восточных и вовсе не встречаются». Пока нет у нас данных ни литературных, ни вещественных о пребывании в Тавриде карийцев или финикийцев, но как-то не верится, что эти предприимчивые народы не заглянули в Тавриду. Ведь Таврида очень близка к югу Понта. Северные берега Понта Евксинского впервые точно и определенно были обнаружены малоазиатскими греками и особенно милетцами.

Со времени греческой колонизации у нас начинается исторический период Тавриды, в эту эпоху в историю втягиваются и ее автохтоны.(1)

Про доисторическую эпоху полуострова трудно сказать что-либо определенное, так как, можно сказать смело, что она совершенно здесь не подвергнута изучению. Незначительные находки, найденные большею частью случайно, лежат мертвым материалом в музеях, частных коллекциях (Музей Таврич. Губерн. Учен. Арх. Комм., коллекция Махова, Антрополог. Кабинет С.-Петербургского Универс. и др.). Те же попытки, которые сделаны в области изучения доисторического периода Тавриды, так слабы и малы, что приходишь в отчаяние при желании хоть немного пролить свет на этот поистине «киммерийский мрак».

Но все-таки воспользуемся хотя бы тем маленьким-маленьким материалом, который находится в нашем распоряжении. Несколько вещичек доисторической эпохи можем найти в исследованиях графа А.С.Уварова и К.С.Мережковского. Пока нам совершенно неизвестен «палеолит» Крыма. Определенно намечается «неолит», и хорошо выражена культура, так называемых, «скорченных или крашенных костяков».

Культура неолитического периода хорошо представлена в исследованиях К.С.Мережковского, который произвел раскопки и разведки в местах горного Крыма. Часть своего материала издал, громадное же его количество находится в Антропологическом Кабинете С.-Петербургского Универс. и ждет исследователей вот уже 20 слишком лет.

К.С.Мережковский исследовал пещеры: около дер. Сюрень, две на правом берегу Бельбека и одну на левом (против); около Бахчисарая в 2-3-х верстах от дер. Пычхи; около г.Ялты, так называемую, «Иографову пещеру»; в Дерекойской долине; на Чатырдаге Бимбаш-Коба, там же Суук-Коба; особенно замечательны находки в полях около дер. Кизил-Коба и там же на склоне Яйлы.

Жизнь доисторического человека протекала или в шалашах, или в примитивных хижинах, или в пещерах, где последние возможно было сделать, или где они уже существовали в силу природных образований; последних в горном Крыму большое количество. <…>

За неолитической культурой нужно поставить культуру «медного века», которая выразилась в Крыму, как и везде на юге России, в «погребениях со скорченными или окрашенными костяками».

Погребения со скорченными костяками называются так потому, что при расследовании могилы костяк находится не в вытянутом положении, а или в сидячем, или лежачем на боку с подогнутыми (поджатыми, согнутыми) ногами. Такая форма погребения дает форму костяку кучевидную, особенно при сидячем погребении, где череп, ребра, позвонки и др. лежат над тазовыми костями. Кости ног, при обнаружении погребения последнего характера, или перекрещены, или развалились по сторонам, иногда образуя квадрат. Погребение на боку имеет согнутыми только ноги.

Погребение в сидячем положении и положении на боку обусловливается длиной могилы; если могила короткая, то покойника садят, если же длинная, то кладут на бок и у него подгибают только ноги.

Погребения со скорченными костяками встречаются по всему югу России, по берегам Черного моря и по всему Средиземному морю. Костяк их — вполне определенно-антропологически выраженный тип. Он имеет крупные, сильные, мощные кости, и особенно выдается его череп. Последний больших размеров и развитых форм. Этот череп — длинноголовый, с покатым лбом, длинным крепким затылком, сильно выдаются и развиты надбровные дуги, сильные скулы, крепкая широкая челюсть. Одним словом, череп сильного, умного, энергичного человека.

В России погребения со скорченными костяками наблюдаются в огромнейшем количестве. Скорченные погребения называются еще «погребения с окрашенными костяками». Окраска костей является необходимым условием при скорченных костяках. Это происходило вследствие того, что дно могилы и самого покойника обсыпали красной или желтой охрой. Какая цель этого факта, нам неизвестно; может быть, для сохранности покойника, а может быть, он имел какое-нибудь религиозное значение. Погребения «со скорченными окрашенными костяками» встречаются в Крыму в громадном количестве, и может быть, это единственные остатки от тех древних киммерийцев, которые когда-то населяли наши южные степи и с необычайной энергией проникали в Азию и на берега Средиземного моря. Эти погребения обычно наблюдаются в курганах и преимущественно в степных областях. Курганы бывают самой разнообразной величины: от колоссальных (до 10 сажень высоты) до едва заметных.

На Крымском полуострове исследованием их занималась в продолжение нескольких лет Импер. Археолог. Комиссия при посредстве своих членов: графа А.А.Бобринского, проф. Н.И.Веселовского и Ю.А.Кулаковского.(3)

Для иллюстрации этих погребений в Крыму приведем описание профессора Н.И.Веселовского одного из погребений, сохранившегося (что очень бывает редко, так как «счастливчики-грабители» портят их) в целости на земле С.И.Черкеса.

«В центре кургана (непременное условие) оказалась устроенная в материке (тоже) гробница, покрытая тесанной плитой; края этой плиты выходили за стенки гробницы, обставленные четырьмя плитами, внутри слегка отштукатуренными и покрытыми черной краской, по которой шла роспись из полос красных и белых в клетку.

Кверху ящик немного суживался. Верхняя плита была положена на замазке, почему гробница не наполнилась землей; только осыпавшаяся штукатурка закрывала нижние части стенок. В этой гробнице, направленной с С.-З. на Ю.-В., обнаружены 2 скелета у южной стенки; из расположенных костей, хотя и сильно истлевших, было все-таки видно, что покойники были похоронены в сидячем положении ногами на З. В углу, образуемом северною и восточною стенками, найдены глиняный горшочек и круглый камень в виде куранта (для растирки краски), а далее к Ю. каменный, полированный (очень важно!) топор, кусок кремня и остатки сгнившего дерева». («Отчет Импер. Арх. Ком.» за 1895 г. 8-9 стр.).

Выше мы говорили, что культура крашеных костяков относится к медному веку (прежде относили к неолиту). Это подтверждается и в Крыму. На земле С.А.Крыма в одном (из трех) раскопанном кургане в грунтовой могиле обнаружен «окрашенный скелет с согнутыми ногами, обращенный головой на В. В ногах найдены черепки от черного глиняного сосуда, куски угля, около рук два кремневых скребка и бронзовый (и, настойчиво поправляем, медный) наконечник копья». Здесь же в другом кургане найден медный стержень.

Интересным является курган, раскопанный Ю.А.Кулаковским на реке Карасу: он имеет пять погребений со скорченными костяками, из них два в центральной могиле в глубокой материковой яме «с поджатыми ногами».

В заключение о погребениях со скорченными окрашенными костяками скажем, что они мало исследованы археологами и совершенно не тронуты антропологами.

Может быть, немного яснее представлены в Крыму «погребения» другого рода, в так называемых «каменных ящиках», которые одни исследователи относят ко времени за много столетий до Р.Х., другие ко времени Р.Х., находя, что вещи из каменных ящиков включают в себя самые разнообразные эпохи: здесь есть и близкие греческим, и поздне-римские, и лятенские и др.

Представителем погребений в каменных ящиках является могильник, находящийся в углу «Байдарской долины» у истоков Черной речки при въезде в полу-греческую, полу-татарскую деревню (теперь село, есть церковь) Скелю.

Исследователь каменных ящиков с их погребениями, Н.И.Репников, разделяет их на три типа: 1) без ограждений (наибольшее количество), 2) с ограждениями камнями и 3) под курганными насыпями. Про последние прямо скажем, что они близки к культуре с окрашенными костяками; два же первых типа стоят особо в стороне и по вещам значительно разнятся с третьим.

Ящики эти квадратные, состоят из колоссальных плит, стоймя опущенных в материк, покрыты громадной плитой и затем засыпаны сверху землей. Некоторые называют их дольменами, но последние совершенно иные.

Ящики при дер. Скеле относятся ко второму типу, с ограждениями; в них громадное количество костяков и множество различных предметов: бронзовых, железных и др. (крученные гривны, гладкие и спиральные браслеты, бусы из желтого стекла, трехгранные наконечники стрел, железный меч, кинжал и «традиционное, кованое из меди, копье»).

Ящики, подобные найденным у Скели, Н.И.Репников заметил при въезде в деревню Саватку, к северу от дер. Бага, в 2-х верстах по дороге в дер. Биюк-Мускомью, на правом берегу Черной речки, против мельницы д. Биюк-Мускомьи, при въезде в деревню Биюк-Мускомью. Перечисленные каменные ящики не имеют ограждений.

В урочище Мал-Муз при дер. Бага под продолговатой курганной насыпью Н.И.Репниковым обнаружены, стоящими на уровне земляной поверхности, семь каменных ящиков. В них находились костяки «с сильно скорченными ногами». Вещей при них, кажется, не найдено.

В Скеле в церковной ограде стоят три «менгира», один из них самый большой, около 2,85 мтр.