МАТЕРИАЛЫ СЕМИНАРА
Пути урегулирования прав собственности российских организаций в Автономной Республике Крым

Правовые основы признания прав собственности российских организаций и учреждений в АРК
Евгений Михайлович Бородин — заместитель начальника управления зарубежной собственности Министерства имущественных отношений Российской Федерации

      В выступлениях наших украинских коллег сегодня уже прозвучали ссылки на основы, на которых базируется вопрос признания прав собственности. Я в своем выступлении попытаюсь еще раз пройти по этим основам и рассказать о той работе, которая проводится у нас совместно с нашими украинскими коллегами из Фонда госимущества Украины.
      Как все прекрасно понимают, вопросы раздела территории, имущества всегда относились к категории очень труднорешаемых проблем, особенно межгосударственных отношений. И то соглашение, о котором сегодня говорится, подписанное между Украиной и Российской Федерацией, призвано каким-то способом упорядочить эту работу и регулировать процесс. Но для понимания вопроса, как рождалось это соглашение, почему именно в таком виде, почему в него заложены такие принципы — в работе очень часто приходится сталкиваться с представителями предприятий, организаций, которые выражают недоумение по этому вопросу.
      Я попытаюсь сегодня такой небольшой исторический экскурс сделать, напомнить всем присутствующим, которые прекрасно знают это, но наверное, время имеет такое свойство, что забывается что-то. Поэтому хочу напомнить, что еще во время существования СССР в июне 1990 г. Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, провозгласившей верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории Российской Федерации и исключительное право народа России на владение, пользование и распоряжение национальным богатством России. На основе этой Декларации 31 октября 1990 г. — подчеркиваю, 1990 г., т.е. во время существования СССР был принят закон РСФСР об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР, установивший, что расположенные на территории России объекты государственной собственности, включая имущество государственных предприятий, учреждений и организаций союзного подчинения, их основные производственные и непроизводственные фонды или иные общесоюзные фонды, являются собственностью РСФСР. При этом в законе предусмотрено, что РСФСР оставляет за собой и признает право других союзных республик предъявлять претензии на конкретные объекты, расположенные на территории другой союзной республики.
      Вот такие декларации и законы были приняты и другими союзными республиками в то же время, в частности, закон Украинской ССР от 23 августа 1990 г. об обеспечении экономической самостоятельности Украинской ССР, установивший те же самые принципы. Все расположенные на территории Украины предприятия, учреждения и организации представляют ее народнохозяйственный комплекс и являются собственностью народа Украины.
      После распада Советского Союза в декабре 1991 г. и создания Союза независимых государств в рамках этого образования стали все чаще возникать вопросы имущественные между государствами. И для их решения в городе Бишкеке 9 октября 1992 г. руководители независимых государств подписали соглашение, так называемое Бишкекское, о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности. К этому соглашению не присоединилась Украина. Однако позднее, 15 января в Москве между Украиной и Российской Федерацией было подписано отдельное соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности, которое практически аналогично Бишкекскому. В нем определены основные положения рассмотрения сторонами имущественных претензий. В частности, естественно, оно базируется на тех законах бывших союзных республик, о которых я сказал.
      Первая статья этого, я позволю зачитать, поскольку у нас сегодня посвящена этому тема. Стороны взаимно признают осуществленные в соответствии с их национальным законодательством переход в их собственность имущества, в том числе финансовых ресурсов предприятий, учреждений, организаций, структурных единиц и подразделений предприятий, учреждений и организаций бывшего союзного подчинения, расположенных на территориях сторон. Тем самым подчеркивается, что все имущество, которое расположено на территории, предположим, Украины после распада Советского Союза, является собственностью Украины. А дальше в этом соглашении устанавливается порядок, по которому можно предъявлять только претензию на это имущество, на которое сторона претендует. Статья 2 регулирует порядок признания собственности объектов промышленности. Статья 4, к которой сегодня мы апеллируем, это в части объектов социальной сферы, провозгласила, что стороны взаимно признают, что объекты социальной сферы, которые находятся на их территории или в соответствующей доле участия в этих объектах — санатории, санатории-профилактории, дома и базы отдыха, пансионаты, гостиницы, кемпинги, туристические базы, детские оздоровительные учреждения — строительство которых осуществлялось за счет средств республиканского бюджета другой стороны, а также средств предприятий и организаций республиканского и бывшего союзного подчинения, расположенных на территории другой страны… Т.е. за счет собственных средств этих предприятий. Если финансирование осуществлялось за счет средств союзного бюджета, а как правило, на территории Российской Федерации, в частности, Москвы, как практика показывает, в основном предприятия были союзного подчинения, в этом вся проблема доказательства права собственности и заключается.
      После подписания этого соглашения, естественно, встал вопрос о предмете деятельности, т.е. определении тех объектов, на которые стороны взаимно претендуют. Для создания такого перечня пришлось потратить значительное время и силы, поскольку в 1993 г. многие союзные министерства, к которым относились предприятия, были уже расформированы и довольно сложно было найти, составить этот перечень. Основную роль здесь сыграл Госкомстат России и те министерства и ведомства, которые все-таки нашли возможность и составили такие списки. По итогам этой работы был составлен перечень и передан Украинской стороне, который включал в себя 223 объекта социальной сферы, находящихся на территории Украины. Это не только в Крыму, естественно. Это и Запорожская область, и Прикарпатье.
      Для справки скажу то, что из этого перечня на балансе московских предприятий находилось 88 объектов, а в Московской области 22 объекта. Практически 50% из этого списка. Украина представила перечень предприятий, объектов, на которые она претендует на территории Российской Федерации, из 68 объектов. Т.е. здесь соотношение примерно в 3 раза больше объектов, на которые она претендовала на территории Украины. Но это и понятно, поскольку в основном туристические и оздоровительные зоны, как правило, располагались по берегам Черного моря и в Карпатах.
      Как я уже говорил, что в соответствии со статьей 4, основным условием признания права собственности сторон является подтверждение факта финансирования строительства этих объектов за счет средств соответствующего либо республиканского, либо собственных средств предприятий. Для реализации этого соглашения вторым вопросом, довольно сложным, стало создание того перечня документов, который стороны готовы были бы признавать при рассмотрении вопроса о признании права собственности. Здесь уже в одном из выступлений прозвучало, что к этому вопросу подошли поверхностно. Я хочу заверить, что это не совсем так, а вернее, совсем не так, поскольку этот вопрос очень длительное время обсуждался, готовился каждой из сторон, и каждая из сторон, естественно, исходила из своих интересов, а интересы, как я вам уже сказал, даже по перечню объектов были явно не в пользу Российской Федерации. 223 против 68. Поэтому переговорный процесс был долгим, мучительным. Я в этом процессе лично не участвовал, поскольку гораздо позже пришел на эту работу. Но застал еще людей, которые в Минимуществе, тогда Госкомимуществе России, занимались этой работой, и знаю об этом из первых уст.
      В результате этой работы на заседании подкомиссии по вопросам собственности был определен и согласован такой перечень. Эта подкомиссия создана в рамках смешанной межправительственной российско-украинской комиссии по сотрудничеству, возглавляют которую, вы знаете, премьеры стран. Эту подкомиссию возглавляет со стороны Украины заместитель председателя Фонда госимущества Украины, в настоящее время Глушко Сергей Николаевич, а со стороны Минимущества России в настоящее время возглавляет заместитель министра Мамигонов Владимир Григорьевич. Такие перечни были утверждены и разосланы всем заинтересованным субъектам, как на Украине, так и в Российской Федерации в соответствии с списком либо непосредственно предприятиям, либо, как правило, через территориальные органы Министерства имущественных отношений. Поскольку даже на сегодняшний день, из этого списка мы выявили не все еще объекты, т.к. он составляет из сведений Госкомстата. И в настоящее время некоторых субъектов — владельцев мы даже не можем найти на их территориях. Слишком много времени прошло, слишком большие события произошли в отношении собственности на территории Российской Федерации.
      Так вот, какие же это документы. Речь идет о подтверждении финансирования строительства объектов. Поэтому основными, конечно, являются документы, подтверждающие годовые отчеты предприятий о капитальном строительстве. Это форма ? 3 КС и 3-21 КС, а при их отсутствии — отчеты предприятий о выполнении плана ввода в действие мощностей и использовании лимита капитальных вложений, форма 2 КС вместе с годовыми отчетами предприятий о финансировании капитальных вложений, форма ? 7 КС. Эти формы, конечно, являются камнем преткновения, поскольку сроки хранения финансовых документов, как правило, не более 5 лет, и в 1993 г. 1994 они еще могли быть, найдены. Но чем больше времени проходит, тем труднее их предъявлять.
      Кроме основных документов, сюда относятся еще и учредительные. Я не буду подробно сейчас на этом останавливаться, если кого-то интересует, я взял с собой списки, и перечень дополнительных документов, которые предоставляются по требованию сторон. И как правило, требования такие предъявляются, поскольку процесс этот, как я говорил, довольно сложный, и стороны не заинтересованы, как вы понимаете, в скорейшем признании права другой стороны на объект, расположенный на ее территории. Поэтому, естественно, просматривается тенденция на паритет со стороны Украины, хотя мы заявляли уже о неравных условиях. Процесс этот сложный, и как я дальше скажу, процедура его требует, естественно, согласования со всеми заинтересованными органами обеих сторон.
      Подготовка необходимых документов осуществляется организациями-балансодержателями, после чего они представляются в Минимущество России, которое осуществляет анализ на предмет их соответствия предъявляемым требованиям и направляет дальше в Комгосимущества. В процессе работы была достигнута договоренность с Фондом о том, что предприятия могут самостоятельно направлять документы для ускорения процесса в Фонд госимущества, а копии — в Минимущество, с тем чтобы можно было проводить согласовательные процедуры.
      Здесь звучало в выступлениях наших крымских друзей, что многие предприятия, балансодержатели поменяли форму своей собственности, акционировались, приватизировались. Дальше уже сторона определяется с этим объектом, как именно с ним быть, то ли на основании своего законодательства передавать это предприятие балансодержателю, то ли использовать какие-то другие методы. Поэтому вопрос поиска документов, вопрос правопредставительства не возникал на уровне нашей подкомиссии. Мы понимаем, что представители предприятий — балансодержателей, которые продолжают эксплуатировать объект, осуществляют все необходимые платежи, в том числе и налоговые, они в общем-то правомерны представлять этот объект при поиске документов и при общении с органами местной власти. Если возникает такая проблема, мы готовы со стороны Минимущества давать какие-то подтверждения этих прав. Но до настоящего времени таких вопросов не возникало.
      Исходя из сказанного, работа продвигается. На сегодняшний день в результате этой работы удалось сформировать и направить в Фонд Госимущества Украины пакеты первичных документов только на 50 объектов из 223, на которые мы заявили. По каждому из этих объектов проводилась и проводится работа по доукомплектованию документов. Многие предприятия сообщают о том, что не могут, естественно, найти (мы понимаем) тех необходимых документов. Попытки на заседаниях подкомиссии по вопросам собственности с Фондом Госимущества как-то упростить эту процедуру, имеется в виду без финансовых документов, не привели к положительному результату и понятно почему. Были предложения со стороны Фонда Госимущества упростить процедуру в том плане, что статью 4 соглашения после признания прав собственности на объекты социальной сферы рассматривать так же, как статью «Промышленные объекты», т.е. как статью 2. Другими словами, республиканской принадлежности. Но в силу известных причин основная масса объектов, создававшихся на территории Украины нашими предприятиями, относилась к союзной подчиненности, и поэтому такой подход привел бы к тому, что в принципе мы на все объекты, на которые заявила претензию Украина, должны были признать право собственности Украины, а сами получили буквально единицы объектов. Потому что основной контингент предприятий-балансодержателей — это предприятия оборонно-промышленного комплекса, а он, как правило, был в подчинении союзных министерств.
      Кроме того, необходимо отметить, что на начальном этапе наше обращение к предприятиям-балансодержателям непосредственно через территориальные комитеты о поиске и представлении документов часто наталкивалось на такую позицию: вопрос о признании прав собственности решили на местном уровне. Т.е. директор предприятия или его руководство заявляло, что они уже договорились на местном уровне с Крымом, там признали право собственности этого предприятия и нет никаких проблем, поэтому никаких документов предоставлять не будет. Мы предупреждали, что это не окончательное решение, это временное. И жизнь это показала. Сейчас Фонд Госимущества Украины предпринял ряд мер, направленных на упорядочение этой процедуры, и разъяснил Фонду Госимущества Крыма то, что легитимным является процесс признания прав собственности только на уровне уполномоченного Украиной органа. Таким уполномоченным органом является Фонд Госимущества Украины. Эти решения, принятые в 1994, 1993 гг. и раньше, отменяются. Есть даже судебные процессы. В частности, предприятие «Авангард» в настоящее время находится в такой судебный иск. Вынесен протест прокурора Крыма об отмене ранее произведенной регистрации прав собственности российского предприятия «Авангард» на его объекты в Крыму. И руководство таких предприятий теперь обращается в Минимущество с просьбой защитить интересы Российской Федерации, но параллельно информировать о том, что соответствующими документами для признания прав собственности они не располагают.
      Это, естественно, процесс тупиковый. Не обладая документами, никто нам не подтвердит права собственности на эти объекты.
      Как же осуществляется процесс признания прав собственности? После представления документов они рассматриваются полномочными органами. На заседаниях, рабочих встречах сначала согласовываются перечни объектов, документы, которые удовлетворяют предъявляемым требованиям. А затем на заседаниях подкомиссии по вопросу собственности парафируются в соответствии со ст. 11 этого соглашения протоколы признания прав собственности. Учитывая, что по законодательству Российской Федерации органом, полномочным принимать решения о собственности и распоряжаться зарубежным имуществом, является Правительство Российской Федерации, такие протоколы между двумя сторонами оформляются межправительственными протоколами. После рассмотрения их на заседании подкомиссии каждая из сторон направляет проект этих протоколов, выполняя свои внутригосударственные процедуры на согласование с заинтересованными федеральными органами, затем представляет в Правительство. Принимается распоряжение Правительства, поручающее, я буду говорить о Российской стороне, Минимуществу провести переговоры с Украинской стороной и подписать такой протокол. После подписания этого протокола, после выхода такого распоряжения эти протоколы обретают свою законную силу. В настоящее время подписано два таких протокола. Один о взаимном признании прав собственности, которым Российской Федерацией было подтверждено право на 7 объектов социальной сферы, Украина получила 4 объекта по этом протоколу. И кроме того, был подписан отдельно протокол о признании Украиной прав собственности на 1 объект, это «Санкт-Петербург».
      Кроме того, были Украиной подтверждены доли участия российских организаций-балансодержателей в 3 объектах социальной сферы.
      В настоящее время подготовлен очередной протокол на подтверждение прав собственности, и летом этого года на заседании подкомиссии по вопросам собственности в Киеве он был одобрен и парафирован. Сейчас выполняются внутригосударственные процедуры. К сожалению, процесс этот довольно сложный. В частности, в этом протоколе идет речь о признании прав собственности Украины на научную базу «Терскол», научная база. Согласование определенных параметров задерживает, общее принятие протокола. Но сейчас работа близится к завершению. В этом протоколе у России 4 объекта фигурируют социальной сферы и 1 объект Украины социальной сферы, и 1 — научная база.
      Как я уже, основная проблема — поиск и представление необходимых документов. Здесь предприятия-балансодержатели, которые занимаются этой работой, прекрасно знают и понимают все проблемы. Мы обращались с просьбой к крымским властям, когда Грач был в Крыму, и просили местные органы оказывать содействие местных органов в поиске документов в архивах. Пока проблема остается.
      Хотел бы сказать еще об одном направлении, которое существует в этой работе. Фонд Госимущества Украины на базе объектов, на которые претендует Российская Федерация, находящихся на балансах российских предприятий, (уже 2 таких объекта было), создает закрытое акционерное общество. Проводится работа по оценке объекта. Затем подключается, как правило, украинский инвестор, который вносит сопоставимую долю. Таким образом, не на весь объект можно будет подтвердить право собственности, а только на его часть.
      Но как показала практика, такая схема осуществляется не в отношении брошенных объектов, а в отношении тех объектов, которые эксплуатируются предприятиями-балансодержателями и по нашим сведениям, довольно неплохо. Мы обратились с просьбой, учитывая, что в свое время была достигнута договоренность между Фондом и нами о том, что на объекты, на которые претендуют стороны, не менять организационно-правовую форму до подтверждения прав собственности, если возникает такая проблема и есть опасения потери имущества, его расхищения, обращаться к нам. И мы тогда совместно с предприятием-балансодержателем могли бы подыскать российского инвестора, чтобы потом не возникала проблема дележа этого имущества. Пока Фонд нам ничего не ответил на этот вопрос.
      Еще один объект. Есть такой пансионат «Заря». Балансодержатель ГосНИИприборостроения. Это в Новом Свете. По нашим сведениям, там местные органы уже предпринимают попытки перевести этот объект в муниципальную собственность.
      У меня просьба к нашим коллегам из Фонда госимущества Крыма все-таки посмотреть на этот вопрос именно с позиций, о которых я говорил.
      И последнее, наверно, в отношении инвестиций. Да, я подтверждаю выступление господина Шимина о том, что вопрос своего участия в этом объекте и свои права можно заявлять через инвестиции. Об этом мы тоже и писали, и разъясняли. Все финансовые средства, которые вкладывает предприятие в свой объект на территории Украины и Крыма, в частности, после 1991 года необходимо оформлять как иностранные инвестиции в соответствии с законодательством Украины. Тогда уже на эту часть не нужно будет представлять никаких подтверждений и документов. Достаточно подтвердить банковские перечисления и переводы.
      И о ратификации соглашения. Здесь этот вопрос тоже затрагивался. Да, в настоящее время Российской Федерацией, нашей Думой, закон не ратифицирован, хотя он был внесен нами для ратификации через Правительство еще в 1994 году. Была одна Дума, потом вторая. Этот вопрос рассматривается неоднократно, но решение о ратификации или нератификации Думой не принято. В настоящее время закон находится в соответствующем Комитете.
      Мы, естественно, сами проводили правовой анализ и подключали к этому соответствующее обращение, направление, и в наш МИД, и в Минюст, и в другие заинтересованные министерства о его правовом статусе.
      Есть официальное заключение, в том числе и Минюста, о том, что это соглашение действует. Оно введено временно, соответствующим Указам Президента.

Обсуждение выступления Е.М. Бородина

ВОРОБЬЕВА — ЗАО «Электролуч», Москва
Евгений Михайлович, у нас база отдыха «Луч» в Одесской области. В октябре 1998 года мы представили все необходимые документы. Все формы КС в порядке и в нотариальном, и в оригинальном виде.
Уже больше четырех лет мы ждем. Можно ли узнать, включен ли наш объект в очередной протокол, о котором вы сейчас упомянули?

Е.БОРОДИН
Хорошо, я узнаю и Вам сообщу.
Евгений Михайлович, там не только «Заря» так оформляется, таким же явочным порядком «Полет» оформляется и еще не один объект.
Я думаю, что если мы будем ограничиваться переписками Министерства, мы никогда этот вопрос не решим. Может быть, можно кому-то поручить, чтобы привлекали все-таки инвесторов. Я имею в виду, что есть структуры в Крыму, в том числе наши структуры. Может быть, через них решать вопрос. Это было бы более быстрым путем.

Е.БОРОДИН
В отношении инвесторов. Да, конечно, такой способ существует, но для того чтобы привлекать инвестора, первое, что нам необходимо сделать, официально отказаться от претензий заявления прав собственности на этот объект, потому что, согласитесь, с одной стороны, предъявлять претензии, что ты собственник этого объекта, а с другой стороны, привлекать инвестиции, как бы выкупать этот объект, это не логично. Если предприятие официально заявляет нам о том, что оно отказывается, не может больше представить документов, необходимых для подтверждения права, да, мы тогда можем решать эту проблему через привлечение инвестиций. Мы пытаемся это делать. В частности, есть договоренность такая первоначальная с Государственной инвестиционной корпорацией «Госингор» совместно проводить такую работу. Мы договорились пока предварительно, что мы такие сведения будем им давать. И если это будет их интересовать, они готовы будут участвовать в инвестициях в такие объекты.
Но, повторяю, для этого сначала нужно отказался от официальной претензии на право собственности такого объекта.

ИВАНОВ — Объединенный институт ядерных исследований
Евгений Михайлович, ответьте, тот протокол, который вы составили по линии Комитета госимущества, он ратифицироваться будет или нет?

Е. БОРОДИН
Нет, эти протоколы ратификации не подлежат.

ИВАНОВ
Вы что, считаете, что Украина будет соблюдать его?

Е. БОРОДИН
Не я так считаю, это в соглашении написано, что признание прав собственности оформляется протоколом между уполномоченными органами сторон. Если нарушается этот протокол, значит необходимо обращаться в Минимущества, будет заявляться официальный протест, поскольку известно, что международный договор имеет приоритет над местным внутренним законодательством.

ИВАНОВ
И вы считаете этот протокол нормой международного права?

Е. БОРОДИН
Я еще раз говорю, что это подписанное межгосударственное соглашение утверждает, что такие протоколы подписываются уполномоченными органами. Такими органами с нашей стороны официально через ноту МИД заявлено в Правительство Российской Федерации, которое выпускает распоряжение, поручающее подписать от имени Правительства такой протокол Минимущества России.

ИВАНОВ
Можно тогда в порядке справки? Мы тоже столкнулись с проблемами права собственности. Наш Институт является международной организацией. Мы благодарны организаторам, что нас сюда пригласили. Доля нашего Института в имуществе Российской Федерации порядка 70%. Поэтому нам тоже интересно участвовать в таком семинаре.
За счет долевых взносов стран-участниц Института, а таких у нас 18, был построен в 1967 году пансионат «Дубна» в Алуште, на который в свое время премьер-министр Украины издал Распоряжение и передал этот пансионат Минтрансу Украины, а тот в свою очередь — Луганскому автодору. Нами были представлены все документы о том, что он строился за счет долевых взносов стран-участниц, а бюджет Института порядка 37,5 млн. долларов. И доля России очень существенна в этом плане.
Несмотря на то, что нами были представлены формы КС, К2, К 7, документы о поступлении оборудования из Чехии, Польши, стран-участниц, а также само решение Комитета полномочных представителей высшего органа Института о строительстве этого объекта премьер-министр Ющенко издал такое Распоряжение в 2000г.
И поэтому только через Высший Арбитражный суд, (сейчас — Хозяйственный) и через Хозяйственный суд Киева нам удалось с помощью Арбитражного суда Автономной Республики Крым и управленческих органов Республики, подтвердить право собственности и признать недействительным распоряжение Кабинета министров Украины на этот объект.
Поэтому я бы просил вас более внимательно подходить к политике, которая проводится центральными органами власти Украины, при переоценке собственности, оставшейся от Советского Союза. Вы столкнулись здесь с тем, что большинство предприятий — это была оборонка. Видите, какой ущерб мы понесли, — отдав 230 предприятий ничего не получив в замен. Такое пожелание у нас будет к вам: больше и лучше отстаивать интересы России при переговорах с этими структурами.
Я могу порекомендовать нашим коллегам, обращаться не через исполнительные структуры, а через судебные органы, потому что они относятся достаточно объективно и решают эти вопросы. Спасибо.

Е. БОРОДИН
Я мог бы еще привести немало примеров аналогичного содержания. Хотелось бы обратить только внимание, откуда возник Ваш вопрос. Протоколы. В данном случае в Вашем примере протокола о признании собственности еще не был, подписан. Поэтому у таких объектов, на которые признаны права собственности, в частности в Санкт-Петербурге, возникают проблемы уже с местными органами. Мы писали в Фонд госимущества, который подтвердил, что обращался со своей стороны к крымским властям о подтверждении, что этот объект является собственностью Российской Федерации субъекта.
В частности, здесь говорили о «Зорях России». Я не совсем согласен с той информацией, которая прозвучала по этому объекту. Да, «Зори России» был на балансе акционерного общества «Апатит», но это уже внутренний вопрос Российской Федерации, каким путем он был передан.
Переговоры о признании прав собственности, еще раз хочу подчеркнуть, ведутся между двумя сторонами по признанию государственной собственности, а уже Российская Федерация или Украина решает потом дальнейшую судьбу этого объекта. В частности, по «Зорям России», мы считаем, что здесь даже с этой точки зрения внутренней было все сделано легитимно, поскольку этот объект был передан в уставный фонд распоряжением Президента Российской Федерации. На тот момент это являлось законодательным актом, поскольку других законов, регламентирующих порядок собственности не существовало, т.к. только в 1994 году был принят такой закон.
А может ли суд отменить решение межправительственного протокола, а Украинский суд принять решение, что не согласен с решением протокола?

Е. БОРОДИН
Это будет не легитимное решение, поскольку, еще раз говорю, суд может принять, конечно, любое решение, но его можно оспорить в вышестоящей инстанции. Международный суд во всем мире имеет высшую инстанцию. А соглашение межгосударственное, на которое мы ссылаемся, между Российской Федерацией и Украиной совершенно четко прописывает всю процедуру. И если межправительственным протоколом устанавливается, что объект относится к собственности Российской Федерации, то местные суды обязаны исполнять это как закон.

Е. ЖАГОРНИКОВ
Я прошу прощения. В качестве продолжения своего выступления и выступления Евгения Михайловича. Я бы хотел обратить внимание, что сегодня семинары не направлены на то, чтобы затрагивать вопросы разграничения собственности между Россией и Украиной.
Я, видимо, не совсем верно сформулировал цель нашей поездки. Наша цель — попытаться привлечь российских инвесторов к тем объектам, которые у нас сейчас находятся. От некоторых объектов проще было бы отказаться и привлечь туда российского инвестора. Мы это и предлагаем.
У меня есть ряд примеров. В Алуште, в Ялте есть объекты, которые просто разрушаются и уничтожаются. Мы предлагаем и у нас есть на это полномочия Фонда госимущества Украины, оказаться от имущества, на которое не претендуют субъекты Российской Федерации. Мы привлекаем инвестора, например, российского. Учитывая, что первоначальная стоимость этого имущества сегодня близка к нулю, мы предлагаем вносить инвестиций и продолжать строительство и эксплуатацию объекта на взаимоприемлемых условиях. Создавая хозяйственное общество, мы выступим учредителем совместно с этим субъектом предпринимательской деятельности.
Но я еще раз повторю, что нашей целью не является разграничение собственности или выяснение вопросов, почему собственность до сих пор не закреплена за Россией. Это действительно функции Министерства и Управления имуществом Российской Федерации и Фонда госимущества Украина.
Евгений Михайлович, предприятия чаще обращаются за юридическими консультациями и за юридической помощью напрямую. И мы сталкиваемся с теми же вопросами, которые сейчас задавали представители из Липецка, о доказательстве какой-то части на права собственности.
Поэтому назревает вопрос, что действительно, может быть, надо принимать решение о создании совместных хозяйственных обществ.

Е. БОРОДИН
Согласен с Вами. В своем выступлении я уже отмечал, что на ряд объектов признаны доли участия Российской Федерации. Это, конечно, мало, там всего три объекта, но я не случайно сказал, что Фонд госимущества Украины апробирует новый способ — создание ЗАО, в частности, по объекту «Новый Свет» был подготовлен протокол на признание доли, подтвержденной документально, порядка 73% в этом пансионате доля российская, а на остальную просто не могли найти и представить документы.
В силу таких организационных проблем по согласованию протокола решение затянулось где-то на 7-8 месяцев. Украинская сторона дезавуировала его, нашла инвестора., который по утверждению Фонда госимущества, внес сопоставимую долю. Фонд зарезервировал только где-то 49% за собой, которые могут перейти на подтверждение доли. Если было 73 из 100%, то теперь 49% из 100%. Это оказывается где-то порядка около 30% собственности.
Евгений Михайлович, как я понял, Украинская сторона для решения имущественных вопросов предлагает организацию хозяйственных обществ с долевым участием сторон. При этом доля участия российской стороны тоже должна быть подтверждена протоколом или это остается за предприятиями?

Е. БОРОДИН
Естественно, вся проблема в том, что собственность Российской Федерации на полный объект или какую-то часть может быть признана Украинской только на основании документально подтвержденного финансового участия в строительстве этого объекта, причем из собственных средств, а не из союзного бюджета. Поэтому тут совершенно четко всегда смотрят, из какого кармана шло финансирование. Если есть сомнение, что это шло из кармана собственных средств предприятия, значит рассматривается вопрос так, как будто он строится уже из средств союзного бюджета, а это стало быть уже собственность украинской стороны.
Даже вложения после 1991 года?

Е. БОРОДИН
Вложения после 1991 года, еще раз подчеркиваю, необходимо оформлять как инвестиции. И там уже другой порядок признания прав собственности.

И. КАРАМОВ — «Трехгорная мануфактура»
Где можно получить сведения по поводу того, что содержится в проекте очередного протокола? Мы подавали все документы с дополнениями приблизительно два года назад. Дело в том, что эта волокита в результате привела к тому, что наша рабочая группа, которая в субботу вернулась из Евпатории, (у нас лечебно-оздоровительный комплекс «Трехгорка»), склоняется к решению об изменении в организационной форме юридического лица, и организации украинского общества с ограниченной ответственностью, где учредителями будут аффилинированные лица. Если можно, дайте, пожалуйста, какую-нибудь информацию.

Е. БОРОДИН
Все справки можно получить у нас в Управлении. Телефон ответственного исполнителя я вам могу сейчас назвать 206-88-30. Зорин Михаил Анатольевич — консультант.
Что касается «Трехгорки», то, по-моему, в новом протоколе ее нет, если не ошибаюсь. Скорее всего документы, на которые Вы ссылаетесь, не отвечают тем требованиям, которые я перечислял.. Очень большие пакеты документов нам присылают, буквально тоннами. Это все уставы, учредительные документы, землеотводы и т.д., и т.д. Но форм, которые подтверждают, что финансирование осуществлялось за счет собственных средств предприятия, как правило, там нет. А это основной вопрос. Все остальные документы — это уже как приложение к ним.

Р. КАРАМОВ
За какие сроки нужно подтверждение финансирования? О каком финансировании идет речь? Мы же были союзного подчинения. О чем может идти речь?

Е.БОРОДИН
Значит, это собственность уже украинской стороны. Я же разъяснял. Если Вы имеете в виду нулевой вариант соглашения о том, что Россия берет на себя все обязательства по пассивам о долгах и активах, то речь идет о других объектах зарубежной собственности, дальнего зарубежья, а не на территория бывших союзных республик.

Представитель АРК
Я хотел бы напомнить, что когда вы будете искать документы в части подтверждения собственности на сами здравницы, не забывайте о том, что средств а вкладывались и в берегоукрепительные сооружения. У нас создано государственное предприятие противооползневых сооружений, которое пытается стать собственником всех берегоукрепительных сооружений по Крыму. А это, значит, что если даже вы докажете собственность по основному имуществу, то у вас окажется, что пляжная зона и набережная — чужие. Поэтому вы параллельно ищите документы, если такие есть, на берегоукрепительные сооружения.