«В нашем смехе,

и в наших слезах, и в пульсации вен –

перемен, мы ждём перемен!»

Виктор Цой

Президент России Дмитрий Медведев дал указание Послу России на Украине Михаилу Зурабову приступить к исполнению своих обязанностей, а также назначил его спецпредставителем Президента РФ по развитию торгово-экономических связей с Украиной…

Д.Медведев выразил надежду, что таким образом М.Зурабов сможет «наладить всесторонние связи и с новым руководством Украины, и с политическими элитами, и с представителями общественности».

Со своей стороны М.Зурабов отметил, что приложит все усилия для реализации стоящих перед ним задач.

Итак, Посол Российской Федерации на Украине Михаил Зурабов, о котором так долго твердили министерства иностранных дел, политики и комментаторы наконец-то едет в Киев, который довольно долгое время оставался «городом безпосольским», или, как шутили остряки, «городом, который послали»…

К истории вопроса

О необходимости реальных перемен в деятельности Российского Посольства на Украине говорили долго и многие. Перемен ждали и спорили о кандидатурах.

Впервые о смене проговорился Виктор Черномырдин, обронив некую реплику о приметах будущего посла – «молодой, симпатичный, чернявый, бывший министр», отчего многие подумали, что это Немцов, и тогда уныние переросло в глухую тоску…

Все же гадать пришлось недолго. И хотя в Федеральном собрании и МИДе первоначально скептически отнеслись к слухам о назначении Послом России на Украине Михаила Зурабова, Президент Дмитрий Медведев представил на обсуждение депутатов именно эту кандидатуру, и она, естественно, была принята.

Назначение М.Зурабова послом на Украину вызвало бурю эмоций. Поначалу — преимущественно эмоций негативных. Почитаешь некоторые комментарии недавнего времени, может сложиться мнение, что хуже кандидатуры, чем Зурабов, и придумать трудно. Взять того же лидера КПРФ Геннадия Зюганова, с вызовом заявившего, что назначение Зурабова может быть «воспринято народом Украины, как оскорбление» и что в Кремле «не только не заинтересованы в восстановлении дружественных отношений с нашим соседом, но и собираются далее отталкивать их».

Пошли разговоры о том, что Киев может не дать агреман для «одиозной», как писали, фигуры российского политического истеблишмента и поступит так же, как поступил Минск с экс-губернатором Саратовской области Аяцковым. Однако Киев признал Зурабова, а руководитель парламентского Комитета по вопросам иностранных дел Олег Билорус назвал Михаила Зурабова «приемлемым вариантом».

На все упреки и уколы ответили спикеры обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации, давшие своеобразную аттестацию и характеристику будущему послу. Председатель Госдумы Борис Грызлов сказал о нём, что «те качества, которыми он обладает (коммуникабельность, хорошая память, умение выворачиваться из любых ситуаций), подойдут для работы на Украине». А глава Совета Федераций Сергей Миронов заметил, что Зурабов не очень хорошо справился со своей работой на посту министра здравоохранения, поскольку не совсем понимал саму суть этой сферы, но зато «блестяще умел оперировать финансовыми потоками и хорошо разбирался в экономике, демонстрируя высокие менеджерские навыки».

Однако утверждение кандидатуры в Москве и Киеве не изменило «безпосольский статус» Украины. Кремль продемонстрировал, и это подтверждали в интервью многие политики, что работать с законченным русофобом и союзником Саакашвили Виктором Ющенко никто не будет, и решили подождать его головокружительного пике в политическое небытие.

Коротко о главном

Михаил Юрьевич Зурабов родился 3 октября 1953 года в Ленинграде. В 1975 году окончил Московский институт управления им. С.Орджоникидзе по специальности «экономист-кибернетик».

Часть своей жизни он посвятил науке и преподаванию. Серьёзная предпринимательская карьера М.Зурабова началась в 1988 году, когда он занял должность председателя совета директоров АО «Конверсбанк», а позже создал собственные страховые компании «МАКС» и «Макс-М». А политическая — пошла на взлёт в конце 1990-х, когда он стал первым заместителем Министра здравоохранения. Затем он был советником Президента Б.Ельцина, Министром здравоохранения, главой Пенсионного фонда и, наконец, советником Президентов В.Путина и Д.Медведева.

У Михаила Зурабова нет «тёмных пятен прошлого», он добрый семьянин, не употребляет алкоголь, что является безусловным плюсом. Он известный театрал, и с назначением его послом ему, несомненно, повезло – стать зрителем украинского театра политической трагикомедии мирового уровня.

По мнению аналитиков, он обладает жёсткой деловой хваткой и умением «стремительной компетенции», приспосабливания к различным видам бизнеса: от атомного до страхового и медицинского.

Публично Зурабов никогда не говорил об Украине и украинско-российских проблемах, однако трудно представить, что занимавший столько высоких постов человек не знает специфики современной Украины. К тому же с Украиной его связывает и личное участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Смена декораций или смена парадигмы

У данного дипломатического назначения есть две составляющие. Главная — собственно российская, вторая – внутриукраинская.

Что касается первой, то заявления политологов и политколдунов сходятся в одном: «технический дипломат», или, как выразился «оракул» Вадим Карасёв, «патрон сделок по скупкам», Зурабов «приезжает для участия в финальной фазе приватизации Украины».

Директор Центра политических технологий (Москва) Игорь Бунин утверждает: «Сегодня для России в отношениях с Украиной важно, чтобы платились деньги и тогда дипломаты с их традициями МИДа не подходят. Началась дипломатия прагматиков, тех, кто умеет считать, выбивать и без сантиментов, а у Виктора Степановича таких хватало».

Российский политолог Шатров пошёл дальше и считает, что «принципы, на которых будут строиться в ближайшее время отношения между Россией и Украиной, эксперты формулируют так: только бизнес и ничего личного». Мол, «в условиях кризиса на смену разговорам о славянском братстве придут прагматичные экономические отношения».

Однако всё это, повторяю, касается первой составляющей. Вспомним, что Зурабов в ущерб собственному имиджу провел кампанию по монетизации льгот, логично уничтожив атавизм советской системы. Народ возмущался, но в итоге – согласился. Трудно ведь сегодня мыслить категориями прошлого века.

И как крупный специалист по «монетизации», Михаил Юрьевич, возможно, проведёт её в отношении зажравшейся украинской элиты, которая богатела на льготных российских энергоресурсах, а в ответ проводила антироссийскую политику и лезла в НАТО.

Действительно, а почему бы и не скупить дешевеющие украинские активы и почему бы не строить межгосударственные отношения по принципу – «купил — заплати» или – «не заплатил – отдай»?

Правда, речь идёт не о Береге Слоновой Кости. На кону — государство с громадной протяжённостью границы, огромной русской общиной, с многочисленными сторонниками и союзниками среди украинцев, государство, имеющее сакральные связи с Россией и русскими. И в то же время — государство, находящееся в глобальной геополитической разработке врагов России уже не первое столетие, врагов, сумевших создать широкую прослойку завистников и ненавистников, государство, проводящее последнее время руками своей правящей верхушки откровенно враждебную России политику, государство, чьи посланники воевали на территории России. Можно ли это бросить на циничные весы деловых рыночных отношений?

Безусловно, украинские политики и их заказчики здорово разорвали пуповину славянского единства, и единство сегодня выглядит совсем иным. Но это не значит, что о нём необходимо забыть, заменить «новым бизнес-технологическим проектом» или частью концепции нефтегазовой экспансии, в реализации которой Украина является ключевым звеном.

Оппоненты России уже выражают удовольствие и прогнозируют: «Посольство России на Украине окончательно превратится в декоративный институт российско-украинских отношений» — так пишет директор Международного института демократий (Украина) Сергей Таран…

Однако январь 2009-го продемонстрировал, как здесь могут обходиться с трубой и кого в этом обвинять. И вот, когда заканчиваются разговоры о газе и трубах (в конце концов, не всё на свете сводится к ним), вспоминают Севастополь, Флот и Русский Мир, о которых так много и так обнадеживающе говорили в конце прошлого года на встречах с русскими соотечественниками и патриарх Русской Православной Церкви, и Президент России.

А русские всё ждут…

По большому счёту уже не ждут, а работают, чему свидетельств масса. И ведь работают они в том числе и на лоббирование, а то и на прямое отстаивание жизненных интересов России.

А можно ли отстаивать что-то, не понимая для чего всё этот нужно?

Для чего держать в душе Севастополь, если его сдадут, для чего драться за храмы, если их отпустят в «филаретовскую секту», для чего защищать российскую историю, если её извращают в самой России?

Нет сомнения, что в случае дальнейшего отсутствия взвешенной, аргументированной, ресурсно-обеспеченной политики Москвы на украинском направлении, русские Украины, которые не захотят ассимилироваться или покинуть свою родину, будут сопротивляться бандеровщине в ином статусе, статусе настоящего маргинального «национального меньшинства», чего, кстати, и хотят на Западе. И это будет уже без русского Севастополя, без русского Крыма, без русской истории, даже Переяславская рада станет неким недоразумением прошлого, а краснодонская Молодая гвардия окончательно превратиться в оуновское подполье. Вам кажется это неуместной иронией? Тогда скажите, почему основная масса нынешней российской элиты не праздновала юбилей Полтавской Победы на Украине, а лишь отмечала 300-летие битвы, участвуя в ритуальных плясках на тему «всеобщего примирения» — и со шведскими захватчиками, и с мазеповскими изменниками… Объясните, почему Россия, имея значительное влияние на Украину, в том числе на интеллектуальном и «семейно-бытовом» уровне, значительно уступает влиянию далёких США?

Если действительно новый Посол Михаил Зурабов придёт как «реформатор», то русские Украины будут и рады, и готовы подставить ему своё плечо. Они готовы к диалогу, готовы к критике. Есть и более конкретные предложения. Желательны встречи руководителей и актива Русского Движения с послом, а не с узким кругом избранных. Такие контакты вполне могли бы начаться со встречи Михаила Юрьевича с полным составом Всеукраинского Координационного Совета организаций российских соотечественников. Желательно усовершенствовать и структурировать работу по оказанию гуманитарной помощи, дабы российские ресурсы не попадали в руки откровенных врагов России, как это происходило, например, в Кременчуге.

Желательно наладить реальную работу по консолидации русских общественных сил, которые бы стали проводником действенной народной дипломатии, эффективно работающей на укрепление российско-украинского сотрудничества во всех возможных формах.

Это не будет противоречить экономическому расчёту, больше того — от экономических успехов приведёт к успехам политическим.

Виктор Шестаков, «Одна Родина»