В Солнечную долину и на гору Эчки-даг
И.Н. Лезина

Есть места, к которым надо привыкнуть, чтобы полюбить их. Солнечная Долина покоряет с первой встречи. Не каждого, правда, а тех, кого не привлекают шумные курорты и проторенные дороги. Кому по сердцу безлюдные бухты среди пустынных холмов, вздыбленные к небу дикие утесы, крутые тропинки к скалистым вершинам.

Гора Порсук-Кая

Приехать сюда можно из Феодосии (40 км), Планерского (24 км), Щебетовки (14 км) или из Судака (11 км): с. Солнечная Долина расположено в полутора километрах от шоссе, проходящего через упомянутые населенные пункты. Расстояние от моря — 4 км. Несколько раз в день в село заходят рейсовые автобусы.

С какой стороны ни подъезжаете к долине, еще издали вас встречает гора Порсук-Кая — громадная изолированная скала, возвышающаяся над шоссе. Своими стремительными обрывами она как бы задает тон здешнему ландшафту; особенно выразителен похожий на клык высоченный утес, отделившийся от скальной стены. Порсук-Кая представляет собой биогерм — коралловый риф, выросший на дне древнего моря.

Вход в долину охраняет хребет Эльтиген с тремя зубцами-башнями, за ними вдали виднеется гора Эчки-Даг. Самая высокая башня имеет вверху эффектное сквозное отверстие и поэтому называется Деликлы-Кая (‘дырявая скала’). В ее недрах пробиты винподвалы совхоза-завода ‘Новый Свет’.

О хребте Эльтиген и Деликлы-Кае неизменно упоминали ученые и путешественники П.Паллас, П.Кеппен, П.Сумароков, Ф.Дюбуа де Moпepe, побывавшие здесь в конце XVIII — начале XIX в. Они писали, что в окрестностях села Козы (так называлось раньше с. Солнечная Долина) на каждом шагу им встречались руины укреплений, храмов, надгробных сооружений разных эпох.

Не установлено, кто возводил эти сооружения, но несомненно, что люди жили здесь с давних времен. Близ бухты Чалка (восточнее села) археологи раскопали поселение эпохи бронзы, которому три с лишним тысячи лет. И теперь еще на нераспаханных холмах среди сухой полыни можно набрести на вросшие в землю могилы или старинную керамику. Из строений сохранилась только церковь Ильи Пророка, архитектурный памятник X-XI вв., охраняемый законом. Храм стоит на холме в центре села.

Козская долина — один из древнейших районов крымского виноградарства, начало которому, как предполагают, положено еще до нашей эры. Академик Паллас, побывавший в Козах в 1794 г., восхищался мастерством местных виноградарей (лучших в Крыму, по его мнению), крепким и сладким соком здешнего винограда.

Природные условия долины чрезвычайно благоприятны для выращивания этой культуры. Нынешнее название села не просто красивая метафора: солнечных дней в году здесь больше, чем в других районах Крыма, климат мягкий (среднегодовая температура +11,90). Каменистые, ‘хрящеватые’, по определению специалистов, почвы хорошо прогреваются и отдают кусту дополнительное тепло. Все это способствует высокой сахаристости ягод: у муската, например, она достигает 23-27 процентов. А какие-то не до конца еще изученные свойства почв придают особую изысканность букету здешних вин.

Десертные вина совхоза-завода ‘Новый Свет’1, которому принадлежат виноградники в этой и двух соседних, Капсельской и Токлукской, долинах, завоевали не только всесоюзное, но и мировое признание. К ним относятся в первую очередь знаменитые ‘Солнечная долина’, отмеченная четырьмя золотыми и тремя серебряными медалями, и ‘Эким-Кара’ (‘Черный доктор’). Эти вина не пьют, а вкушают, испытывая подлинно эстетическое наслаждение. В старинных подвалах виноделы совхоза-завода колдуют над тончайшими оттенками аромата, вкуса, цвета, создавая такие необычайные композиции, как, например, ‘аромат цветов знойной степи’, присущий ‘Солнечной долине’.

Своими замечательными качествами здешние вина обязаны и тому, что в их состав входят аборигенные сорта винограда, издавна выращиваемые в Козской долине: Сары пандас, Эким кара, Капитан яни, Манжил ав и другие. Многие из этих сортов, ранее незаслуженно забытых, теперь открывают заново, разыскивая отдельные кусты на старых виноградниках. На специальных участках создана уникальная коллекция аборигенов; их свойства изучают, создают микрообразцы вина. Выявить наиболее ценные из этих старожилов, внедрить их в промышленное производство — одна из важнейших задач совхоза.

Центральная усадьба его находится в Солнечной Долине. Это село напоминает курортный поселок: белеют многоэтажные дома, асфальтированные улицы обрамлены серебристыми елями и кипарисами, украшены клумбами. Есть почта, несколько магазинов, автостанция. У совхозной конторы увидите памятник танкисту Д.Е.Гнездилову, погибшему при освобождении села в апреле 1944 г., и односельчанам, не вернувшимся с фронтов Великой Отечественной войны.

В окрестностях Солнечной Долины прекрасные возможности для отдыха, прогулок, туристских походов. Чудесный пляж с песком и мелкой галькой тянется на много километров, вплоть до пансионата ‘Крымское Приморье’ в Отузской долине. Оборудован лишь небольшой его участок, а дальше к северо-востоку за крутобокими сланцевыми мысами прячутся уединенные бухты. Надо иметь в виду, что подъезжать к берегу на машинах и ставить в прибрежной зоне палатки запрещено; автобусного сообщения с пляжем нет.

Интересна прогулка к Деликлы-Кае, сквозное отверстие, через которое светится небо, хорошо видно, если обойти скалу с северо-запада; здесь выше тропы сохранились следы старинной дороги и могила в виде ‘каменного ящика’.

Рядом с Деликлы-Каей, по другую сторону крутого ‘водопадного’ русла, хребет образует еще одну группу живописных утесов под названием Сейран-Кая. На верхнем выделяется камень, напоминающий женщину в покрывале. Как водится, есть и легенда — о молодой женщине, безвинно убитой ревнивым мужем. Ниже пробивается источник Эльтиген, снабжающий питьевой водой долину; здесь же берет начало Козская речка. Ниже по течению на левом берегу обращают на себя внимание две расположенные рядом своеобразные вершины Теке-Атанг и конусообразная Сююрго-Кая.

Эти романтические пейзажи запечатлены художником К.Ф.Богаевским. Очарованный Солнечной Долиной, он не раз приезжал сюда в 20-х и 30-х годах. Рассматривая его полотна в Феодосийской картинной галерее, вы узнаете и Деликлы-Каю, и Сююрю-Каю, и горбатые прибрежные мысы. На многих картинах Богаевского, воссоздающих образ восточного Крыма, повторяются характерные контуры горы Эчки-Даг, поразившей воображение художника.

Приглашаем вас в путешествие по этой интересной горе. Эчки-Даг, горный массив Главной гряды (688 м над уровнем моря), расположен между Солнечной Долиной и Щебетовкой. На нем выделяются три вершины. Северная, трехгранный скалистый пик, называется Куш-Кая. К востоку от нее протянулась лесистая средняя вершина, Эчки-Даг, название которой распространилось на весь массив. Третья, Чал-Кая, расположена южнее, через глубокую седловину. Скалы массива в основном сложены мощными рифовыми известняками. Пласты их в результате тектонических движений оказались изогнутыми в складку, синклиналь. Куш-Кая и Чал-Кая — приподнятые края, ‘крылья’ этой складки.

На тропе в бухту новый свет

Эчки-Даг — одна из любимых гор феодосийского туристского клуба ‘Карадаг’. Здесь устраивают слеты, соревнования туристов-скалолазов и спелеологов, сюда просто приходят в выходной день, прокладывая новые маршруты среди скальных лабиринтов, открывая новые достопримечательности.

В одном из старых путеводителей упоминается о бездонном провале ‘Ухо земли’ на Эчки-Даге. После долгих поисков спелеологи ‘Карадага’ наконец нашли его: это вертикальный, очень узкий и извилистый ход глубиной в 126 м; проникнуть в него можно только с помощью специального снаряжения. На обрывах Чал-Каи феодосийцы также обнаружили карстовую щель и глубокий грот. И очень может быть, что каменные хаосы этой горы хранят еще не один подобный сюрприз.

Члены клуба несут здесь патрульную службу, призывая к порядку тех, кого они именуют врагами гор и лесов. ‘Враги’ не обязательно злостные хулиганы — многие из них попросту не имеют представления о культуре общения с природой. Заставить таких людей задуматься над последствиями своих поступков — дело нелегкое. И уместный тон, нужные слова всегда оставляют свой добрый след.

Равнодушие здесь, на Эчки-Даге, преступно. В противоположность великолепию его скал растительный и животный мир массива небогат и требует особо бережного отношения. Сохранит ли Эчки-Даг свое очарование — на совести каждого, кто придет сюда. Туристу, отправляющемуся в поход по этой горе, надо иметь в распоряжении не менее 7-8 часов. Возьмите флягу с водой и компас. Обувь — горные ботинки или кроссовки. Обязательны длинные брюки: на Эчки-Даге много колючего кустарника и ясенца (это высокое травянистое растение с перистыми листьями; его крупные розовые цветки в фиолетовых прожилках причиняют тяжелые ожоги).

Маршрут первый: Солнечная Долина — ‘Малая стена’ — Чал-Кая — шоссе — Солнечная Долина.

Выходим на восточную окраину села к горке Пандаша (на ней телевизионная мачта). Обогнув горку, дорога свернет влево и мимо теплиц, по плотине большого водохранилища спустится ко второму водоему, который называется ‘Три сестры’ по одноименному ландшафтному памятнику, трем утесам на соседнем холме.

В этом районе Крыма за год выпадает всего 330 мм осадков (в иные годы и 170 мм). А виноградникам влага необходима так же, как и солнце.

Идея создания водохранилищ для полива принадлежала директору совхоза (ныне покойному) М.Н.Матвеенко. Он делал ставку на паводковые воды: благодаря крутизне склонов и большой площади водосбора, потоки их достаточно велики. Однако добиться разрешения на строительство плотин в оврагах стоило немалого труда. Специалисты упорно твердили: накопление воды будет мизерным и затраты не окупятся. Но правильность расчетов М.Н.Матвеенко подтвердилась. Запасов одного только Капсельского водохранилища (2,5 млн. кубометров) хватает на четыре полива всех совхозных виноградников. Урожайность резко возросла, хозяйство пошло на подъем.

Сейчас совхоз-завод ‘Новый Свет’ имеет шесть водоемов; запланировано строительство новых. Здесь хорошо понимают, что расширение орошаемых площадей — один из основных путей повышения эффективности виноградарства.

Оставив на развилке скалы ‘Три сестры’ справа, поднимаемся к верхней границе виноградников по одной из тех плоских возвышенностей, которые составляют характерную черту окружающего ландшафта. Это террасы, образованные некогда реками, а затем поднявшиеся в результате тектонических процессов. Галька, принесенная водой с гор, создала ту хрящеватость почвы, которую любит виноград.

Отсюда хорошо виден весь массив Эчки-Дага с тремя его вершинами. Из-за Чал-Каи, самой близкой к вам, выглядывает Карадаг. К нему тянется отрог Эчки-Дага в виде мощного скального барьера, разделенного глубокими теснинами на несколько обособленных вершин. Для удобства условимся называть его ‘Большой стеной’, а гребень, который спускается от Чал-Каи к юго-западу, в вашу сторону, — ‘Малой стеной’.

Левее, ближе к Солнечной Долине, обращают на себя внимание неприступные скалы Деламет-Каи — восточной оконечности хребта Эльтиген. под ее обрывистым скальным зубом, в урочище Кызык, археологи обнаружили следы таврского убежища. Склоны Деламет-Каи и Чал-Каи, встречаясь, образуют седловину Ач-Хапу. На ней и сейчас можно увидеть развал древней стены, которая перекрывала этот проход к морю и, возможно, тоже имела отношение к таврам.

По пути к вершине Чал-Каи надо пересечь глубокий овраг, берущий начало у Ач-Хапу, и, поднимаясь затем по плоскому водораздельному бугру, держать курс немного правее седловины.

Вдоль ‘Малой стены’, по которой дальше пойдет тропа, выстроились в ряд живописные группы скал: ‘Ворота’ (две большие глыбы рядом), ‘Крепость’ (наподобие зубцов крепостной стены), ‘Эстакада’ (два параллельных ряда камней-торчков) и под самой вершиной — ‘Плавник’ (короткий тонкий гребень). Немного правее и выше, на склоне, обращенном к морю, торчит утес, похожий на нос Буратино. За ‘Плавником’ тропа раздваивается: вправо — к ‘Буратино’, а вам надо идти влево, вверх по северному склону Чал-Kaи. Минут через десять окажетесь на ее вершине около мачты.

Серебрится под солнцем широчайшая дуга моря. На востоке голубыми сказочными замками встают скалы Карадага и Легенера, выглядывая из-за ‘Большой стены’. На юге, покрытый смугло-розовым пустынным загаром, лежит мыс Меганом.

На севере дыбятся горные хребты, громоздятся скальные обрывы зубчатые, как пилы, гребни, острые пики. Столь резкий контраст рельефа объясняется тем, что здесь проходит граница между двумя крупными тектоническими структурами земной коры.

На западе проступают в дымке судакские горы; в ту сторону протянулся от Солнечной Долины волнистый Токлукский хребет. Правее над извивами шоссе высится изборожденная морщинам громада Порсук-Каи. А отрог Эчки-Дага, выдвинувшийся к западу длинной когтистой лапой, называется Паидас.

Склоны Эчки-Дага покрыты лесом. Из древесных пород здесь преобладают дуб скальный, грабинник, ясень. Когда вы спуститесь под сень их крон, то заметите, что большинство деревьев низкорослые и кривоствольные. В свое время эти массивы сильно пострадали от неумеренных рубок, сказалась и скудость почв. И все же ценность этого леса велика. Он предохраняет почву от эрозии — вспомните обнаженные склоны прибрежных холмов и террас, истерзанные, иссеченные оврагами. Лес задерживает и накапливает влагу атмосферных осадков, создавая постоянный резерв подпочвенных вод.

Здешние леса укрывали партизан. В 1920 г. феодосийской большевистской организацией был сформирован отряд, который действовал в этих местах. Партизаны поставили перед собой задачу закрыть для белогвардейцев шоссе Судак — Отузы (Щебетовка) и совершали нападения на следовавшие по нему вражеские части и обозы. Летом того же года они устроили засаду на перевале Синор между Судаком и Козами и захватили в плен графа Капниста вместе с его охраной (врангелевский министр ехал во Францию для переговоров с Антантой).

И во время Великой Отечественной войны этот участок шоссе находился под контролем народных мстителей. В конце января 1942 г. между Судаком и Отузами приняли последний бой участники Судакского десанта. Немногим оставшимся в. живых удалось уйти к партизанам.

Возвращаться будете лесной дорогой, которая пролегает по седловине между Чал-Каей и средней вершиной. Тропа с вершин Чал-Каи к седловине пока еще не протоптана, поэтому спускайтесь напрямик через лес в северном направлении. У перевальной точки седловины есть развилка: к шоссе ведет левая дорога (азимут 240°).

Спускаясь к шоссе, помните, что основное ваше направление западное, и не сворачивайте на менее наезженные дороги, уводящие в сторону.

Маршрут второй

Щебетовское водохранилище — ‘Кошары’ — ‘Большая стена’ — спуск ущельем в бухту Чалка — Солнечная Долина.

Маршрут начинается у Щебетовского водохранилища, в 1,5 км западу от Щебетовки. Дорога проходит по плотине, углубляется в сосны, затем в лиственный лес. Направление близко к южному. Время от времени справа открывается весь хребет Эчки-Дага от острого зуба Куш-Каи до оконечности ‘Большой стены’ на юге, на которую вам предстоит взбираться.

Километрах в трех от шоссе встретится развилка; ваше направление по-прежнему южное (идти направо). Через десять минут дорога снова разветвится; на сей раз держитесь левее. Лес редеет, и вот уже с поляны на водоразделе открывается вид на Карадаг и море. Это урочище называется ‘Кошары’: на равнине пасут овец, в балке виднеется домик пастуха и два пруда. Выше домика, метрах в ста к западу, укрыт деревьями источник, над которым шефствуют члены клуба ‘Карадаг’. Кроме него, феодосийцы возродили к жизни и благоустроили еще три источника, представляющие большую ценность в этой безводной местности. Наполните здесь фляги: вода по пути больше не встретится.

Близ источника оставляете дорогу и сворачиваете вправо по тропе, которая пересечет поляну и устремится круто вверх по осыпи к подножию утесов. Пройдете под ними, а затем по узкому проходу в скалах подниметесь к перевальной выемке у крайней вершины ‘Большой стены’.

Отсюда пойдете дальше по хребту к юго-западу. Сначала обогнете ближайшую вершину с севера и по тропе выйдете к следующей седловине. Дальше по курсу встанет самый высокий (после Чал-Каи) уступ ‘Большой стены’; тропа упрется в скалу и исчезнет. Поднимайтесь по небольшому кулуару: пройдя его, возьмите наискосок вправо и вверх, а потом по гребню идите к вершине.

Она расчленена на отдельные мощные утесы. На одном из них, почти горизонтально выбросив в сторону моря ствол и крону, растет (так и хочется сказать взлетает) красавица сосна. Туристы ‘Карадага’ называют ее ‘самолет’. Отсюда стремительно сбегает вниз каменистая ложбина, которая впадает в ущелье, расположенное к западу от вас. В том направлении виднеется знакомая вам лысина Чал-Каи с мачтой. Правее горбится средняя вершина; между ней и верховьями ущелья скрывается в лесу дорога, на которую вы в прошлый раз вышли с Чал-Каи.

Если времени осталось мало, имеет смысл и теперь возвратиться тем же путем. Спускайтесь в ущелье по тропе, держа курс на среднюю вершину. Сначала идете по границе леса и скал, потом углубляетесь в заросли; спуск сменяется подъемом. Чтобы не разминуться с дорогой (тропа здесь нечеткая), при подъеме старайтесь держаться левее. Встретив дорогу, сверните по ней к западу, пересечете поляну, пройдете еще с километр и окажетесь на седловине между Чал-Каей и средней вершиной, откуда до шоссе час с небольшим ходьбы (см. первый маршрут).

Гораздо интереснее, хотя труднее и дольше (это займет свыше трех часов), спуститься от сосны ‘самолет’ к морю, в бухту Чалка, и оттуда пройти в Солнечную Долину, Ложбина под сосной непроходима, и надо идти в обход, тем же ущельем. Достигнув его дна, следуйте вниз вдоль сухого русла. Придерживайтесь при этом более пологого левого склона. Над ним возносятся в небо утесы, на которых вы недавно стояли; стены их отвесно обрываются в ущелье, напоминающее здесь каньон.

У самых ворот теснины перейдите на правый склон и, огибая крайнюю скалу, поверните за ней к юго-западу. Не спускаясь в следующее ущелье, идите вниз по правой кромке водораздельного бугра (курс на виноградник с домиком). Когда путь пересечет тропа, пойдете по ней вправо. Вынырнув из ущелья, тропа выберется на равнину, и вы вдруг обнаружите, что под ногами дорога, вернее, бывшая дорога. Проложена она, видимо, очень давно: подпорные стены полуразрушены, местами на колеях растут старые деревья.

Эти одиночные дубы — свидетели того, что здесь некогда был лес, исчезнувший в результате порубок и выпаса скота. Его место занял шибляк, пояс кустарников и низкорослых лесов из дуба, держидерева, боярышника. Ниже склоны покрыты лишь степными злаками и полукустарниками. Ветер несет запахи чабреца и полыни, смешивая их с дыханием близкого уже моря.

То пляжем, то тропинками, спрямляющими его изгибы, пойдете к юго-западу, к столовой пионерлагеря, откуда иногда удается уехать на попутной машине в Солнечную Долину. Но это позже: так хорошо отдыхать на мягком песке, глядя на вздымающуюся из моря громаду Карадага! Волны выносят к вашим ногам то полупрозрачные халцедоны, в которых застыл лучик солила, то зеленые, как морская глубина, трасы.

Не уподобляйтесь тем, кто килограммами увозит камни в городские квартиры, где они лежат забытые в каком-нибудь ящике, а потом выбрасываются в мусоропровод. Килограммы складываются в тонны, и пляжи скудеют. Разве недостаточно привезти как сувенир два-три красивых самоцвета? Может быть, вам повезет, и найдете розовый, как заря, сердолик — считают, что он приносит счастье.

А не найдете, что ж — разве уже не подарила вам счастье встреча с Солнечной Долиной и Эчки-Дагом, их неповторимая красота?

Путешествие окончено. Не правда ли, вы вернулись усталыми и чуть-чуть иными: более восприимчивыми к красоте, более мудрыми? И более человечными, потому что подлинная человечность немыслима без любви к природе. И вы в ответе за то, чтобы не померкло ее очарование. Чтобы всем, кто пройдет следом за вами, крымские леса и горы подарили такую же незамутненную радость свидания с природой — ‘чистейшую из радостей земных’, как сказал поэт.



1 В 1974 г. под этим названием объединены совхоз ‘Солнечная Долина’ и завод шампанских вин ‘Новый Свет’.