Крым: прошлое и перспективы



Общие особенности исторического процесса в Крыму
Политические преобразования Крыма в первой половине ХХ в.
Судьба Крыма в процессе распада СССР
Крым будет украинским или безлюдным?
Возвращение крымских татар: обособление или интеграция?
Россия и Крым сегодня

Общие особенности исторического процесса в Крыму

Для того чтобы ответить на вопрос, каким будет будущее Крыма, необходимы знания о ходе исторического процесса на полуострове, этнических и конфессиональных особенностях крымчан.

В той или иной степени на эти вопросы дают ответы античные и средневековые письменные источники. В исследованиях российских ученых XIX — начала XX в. — А.Л. Бертье-Делагарда, Ф.Ф.Лашкова, В.Д.Смирнова, А.И.Маркевича и др. — предпринята попытка приблизиться к пониманию исторических событий, в эпицентре которых находилась Таврика — Крым. Следует также особо отметить заслуги современных специалистов-историков, прежде всего археологов, в изучении проблем античного и средневекового Крыма.

Крым является одним из древнейших центров человеческой цивилизации. Находясь на периферии великих империй — Римской, Византийской, Османской и в последнее время Российской, Крымский полуостров на всем протяжении исторического процесса являлся местом активных культурно-цивилизационных контактов. История Крыма, его населения, в миниатюре отражает основные тенденции и коллизии истории всего средиземноморского региона. История полуострова неотделима также от истории огромного геополитического пространства — Балканы — Кавказ — Малая Азия. Крым является органическим элементом в этом ряду, и сейчас предпринимается рассмотрение исторических процессов на полуострове с учетом этого подхода.

Особенностью развития Крыма является то, что он необычайно многонациональный регион. Разнообразие этническое соседствует на крымской земле с разнообразим религиозным.

И сегодня на полуострове проживает 62% русских, 22% украинцев, около 10% крымских татар. Моноэтничным Крым никогда не был и, вероятно, никогда не будет. С учетом этого факта применение термина «коренной народ», на наш взгляд, в Крыму было бы неуместно.

Античные греки-колонисты застали в горах и предгорьях загадочных автохтонов полуострова — тавров. Сюда в периоды великих переселений народов дошли скифы и готы, гунны и хазары, славяне и половцы. В средневековье в Таврике — Крыму осели итальянцы и татары, евреи и османы.

Однако при этноконфессиональном разнообразии наиболее многочисленными традиционно являются общины христианская и мусульманская.

Христианская община начинает складываться в Крыму почти 2000 лет назад. Церковное предание говорит, что крестил Тавриду апостол Андрей Первозванный — ближайший ученик и сподвижник Иисуса Христа. В последующем сюда, на периферию Римской империи, ссылались первые подвижники христианской веры. В Крым, по преданию, был сослан св. Климент — третий Папа Римский, которому приписывают создание на полуострове первых христианских общин.

Уже к VIII в. в Крыму существовали Боспорская, Херсонская, Готская, Сугдейская епархии, а в последующем была образована еще Фульская. Есть все основания считать, что Крым являлся одним из мировых центров раннего христианства. И именно из Тавриды свет православия воссиял и для Киевской Руси. В византийской Таврике в православие были обращены в том числе и тюрки-кочевники кыпчаки, некоторые из них вошли даже в число христианского духовенства.

После разорения полуострова ордами Чингисхана влияние Византии ограничивается лишь горным Крымом и побережьем от Херсона до Сугдеи. Степной Крым становится прибежищем многочисленных кочевых родов, получивших земли от ордынских правителей. В конце XIII — начале XIV в. среди них распространяется ислам. Центром ислама на полуострове становится ставка ордынского наместника город Крым (Старый Крым). После захвата генуэзских владений в Крыму и православного княжества Феодоро войском турецкого полководца Гедик Ахмед Паши в 1475 г. и переходом этих земель под власть Османской империи процесс исламизации в Крыму усилился.

В XVI-XVIII вв. Крым был разделен между двумя исламскими государствами — Крымским ханством и Османской империей — и православное население также являлось разделенным. Однако вследствие массового переселения малоазийских турок в Кефинский вилялет (османские владения на полуострове) и усиления налогового бремени большое число крымских христиан вынуждено было покидать свои дома и целыми селениями переселяться на земли крымских ханов.

Даже в условиях предельно жесткой власти Крымского ханства отношение к немусульманам было более веротерпимым. Известны факты, когда Гиреи жертвовали некоторые суммы Успенскому монастырю в пригороде Бахчисарая, а отдельные члены караимской общины занимали достаточно высокое положение в ханской иерархии.

После присоединения Османских владений на полуострове и Крымского ханства к России 8 апреля 1783 г. указами императрицы Екатерины Второй российской администрации предписывалось «оставить неприкосновенным права, религию и имущество новых подданных». Татарским мурзам было даровано право пользоваться всеми преимуществами российского дворянства. На татар долгие годы не распространялась рекрутская повинность. Мусульманское духовенство навсегда освобождалось от уплаты подати.

Эта политика нашла живой отклик в сердцах национальной крымско-татарской элиты. В конце XIX в. в одной из своих работ великий тюркский просветитель Исмаил Гаспринский (1851-1914) пришел к такому выводу: «Наблюдения и путешествия убедили меня, что ни один народ так гуманно и чистосердечно не относится к покоренному, вообще чуждому племени, как наши старшие братья, русские».

К сожалению, взаимоотношения российских властей с крымско-татарской общиной были омрачены постоянной направленностью внешних сил на раскол и отторжение крымских татар от России. Многотысячная эмиграция крымских татар степных уездов в Османскую империю привела к опустению сотен деревень. Прибывшие на новые земли переселенцы были брошены турецкими властями на произвол судьбы. Некоторые из них с трудом возвратились назад в Крым, большинство же из выживших «мухаджиров» — переселенцев — стали в единоверной Турции людьми второго сорта.

Пустующие земли Таврической губернии предоставлялись многочисленным выходцам из германских государств, Османской империи, Австро-Венгрии. Этнические и конфессиональные особенности переселенцев не препятствовали этому. С начала XIX в. в Крыму возникают и компактные русские поселения. Центрами русской культуры становятся города — Севастополь, Симферополь, Феодосия. Переселенцы привнесли свои этнические и религиозные традиции в жизнь полуострова.

Крым на всем протяжении своей истории имел также необычайно интересную специфику экономических отношений. Каждый из исторических периодов имел свои экономические определяющие черты. Но было и общее, что прослеживается на протяжении всей истории. С древности основными направлениями традиционного хозяйства на полуострове являлись скотоводство и земледелие. В предгорье занимались садоводством, огородничеством. В степной части выращивали пшеницу, рожь, другие сельскохозяйственные культуры. По нашим предположениям, климатические, демографические и другие факторы Крыма способствовали тому, чтобы полуостров был самодостаточен в производстве продуктов питания.

Однако производительный труд был не единственным доходом здешних аборигенов. Следует сказать, что на многих этапах исторического развития полуострова имелись силы, которые жили за счет войн, набегов, грабежей других людей и даже целых народов. Иногда это проявлялось даже в форме государственной политики.

Географически Крым занимает уникальное положение. Он как бы стоит в центре между Востоком и Западом, Севером и Югом. Известно, что через Крым пролегал Великий шелковый путь, через полуостров лежал путь из «варяг в греки» и т.д. Древнейшие крымские города возникли как торговые центры — Херсонес, Кафа, Сугдея, Пантикапей и другие. И именно крымская портовая инфраструктура являлась и является важнейшим источником пополнения государственной казны.

Таким образом, наиболее общие особенности истории Крыма заключаются в следующем:

  • Крым является музеем под открытым небом, по сохранившимся экспонатам которого можно изучать ход всей истории человечества;
  • Крым на всем протяжении своего развития является многонациональным, здесь проживали и проживают многие народы. Стандарт приоритета общегражданских принципов общежития над другими для многоэтнического Крыма является единственно приемлемым в настоящее время;
  • Крым на протяжении всей его истории населяли народы, исповедовавшие различные религии, что определяло основы духовности и ментальности поведения проживавших здесь народов;
  • географически Крым расположен в необычайно экономически выгодном месте для развития здесь коммуникативных процессов и, прежде всего, международной торговли.

Политические преобразования Крыма в первой половине ХХ в.

Политический статус полуострова многократно менялся. Юридически положение современного Крыма как составной части Украины закреплено в Конституциях Украины и Автономии. Однако опыт показывает, что его статус юридически достаточно четко определялся и раньше, но ни один регион бывшего Советского Союза не претерпел таких многочисленных трансформаций в истекающем столетии, как Крым. С учетом этого, а также и других обстоятельств у нас есть основания предполагать, что процесс политического обустройства полуострова будет еще продолжаться.

С начала XIX в. в Симферополе находился административный центр Таврической губернии Российской империи. В годы гражданской войны в Крыму неоднократно менялись правительства и политическое подчинение края — от формальной независимости до восстановления губернского статуса. В 1921 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление об образовании Крымской Автономной Советской Социалистической Республики в составе Российской Федерации.

В 20-30-е годы в связи с отсутствием четкого указания на национальный характер Крымской АССР вопрос о национально-территориальном устройстве стал обостряться. Было принято решение о выделении в самостоятельные административные единицы населенных пунктов с преобладанием одной из национальных групп. Перед Великой Отечественной войной в Крыму проживало: 49,5% русских, 19,4% крымских татар, 13,7% украинцев, 5,8% евреев, 4,6% немцев и 7 % других национальностей. 30 июня 1945 г. Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика была преобразована в Крымскую область в составе РСФСР. В силу различных причин 19 февраля 1954 г. область передана из состава РСФСР в состав УССР.

Судьба Крыма в процессе распада СССР

Антисоюзные тенденции конца 80-х годов на Украине снова поставили на одно из приоритетных мест проблему политического обустройства Крыма. Большинство населения не мыслило своего будущего вне единого государства с Россией. Развитие политических процессов предопределяло и соответствующий подход в оформлении государственного статуса полуострова.

20 января 1991 г. в Советском Союзе состоялся первый в его истории референдум (всенародный опрос), и он был проведен именно в Крыму. Крымчанам предлагалось самостоятельно определить политический статус региона, в котором они жили. Разработчики концепции опроса (Н. Багров, Л. Грач, С. Ефимов, А. Клименко, В. Козубский и др.) смогли образцово организовать процедуру голосования. Население с энтузиазмом поддержало идею референдума. 81,3% избирателей приняли участие в голосовании. На вопрос: «Вы за восстановление Крымской АССР как субъекта Союза ССР и участника союзного договора?» положительно проголосовало 93,26%.

Историческая значимость данного референдума заключается в том, что это была первая попытка решить судьбу Крыма, основываясь не на позиции «верхов», а на волеизъявлении самих его жителей. И действительно, вскоре последовало решение Верховного Совета Украины о том, что Крыму возвращается статус Крымской Автономной Советской Социалистической Республики. Но такое решение украинского парламента не в полной мере отвечало позиции крымчан, высказанной на референдуме. Люди голосовали не просто за воссоздание автономии, но и за ее статус как субъекта Союза ССР, что давало крымчанам в условиях уже назревавших тогда глобальных катаклизмов перспективу самостоятельного решения политической судьбы полуострова. Однако эта принципиальная позиция местного населения реализована так и не была.

17 марта 1991 г., в соответствии с решением IV Съезда народных депутатов СССР, вслед за крымским проводился уже всесоюзный референдум. На голосование был вынесен вопрос: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в котором в полной мере гарантированы права и свободы человека любой национальности?» В референдуме приняли участие 80% избирателей страны, из них «да» ответили 76,4%. В том числе по Украине: в референдуме приняли участие 83,5% и за сохранение Союза проголосовало 70,2%. Особо активны были крымчане. В голосовании приняли участие 79,3% избирателей — 87,6% из них сказали «да». Результаты всеобщего опроса показали, что взгляды крымчан на перспективу развития всей страны не отличаются от позиции народа Украины и других народов СССР.

Таким образом, крымчане, как и подавляющее большинство граждан страны, совершенно четко определились по вопросу судьбы своей Родины. Следуя правилам демократии и элементарной логики, правящие элиты должны были с учетом «гласа народов» сосредоточить усилия на преодолении экономического кризиса в контексте развития народнохозяйственного комплекса всей страны. Однако этого не произошло. Вскоре после Всесоюзного референдума началась беспрецедентная по правовому произволу и цинизму интерпретация его предельно очевидных результатов. Вопреки волеизъявлению своего народа Б. Ельцину и его окружению удается законодательно оформить «независимость России от СССР», а в дальнейшем полностью заблокировать политические инициативы М. Горбачева. В силу этих, а также ряда других не менее важных причин, страна вступила в полосу неопределенности, непредсказуемости и неуправляемости. Проведение экономических, равно как и других, реформ становилось практически невозможным. Всячески приветствовались проявления политического экстремизма и сепаратизма, особенно в среде правящей элиты.

В таких условиях заинтересованные политические круги Украины, обуреваемые идеей независимости, инициируют еще одно всеобщее голосование. 1 декабря 1991 г. на всеукраиский референдум выносится вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?» Граждане Украины ответили: «да» — 90,32% из 84,18% принявших участие. По Крыму приняло участие 67,7%, из них «да» — 54,2%, «нет» — 42,22%. Такие результаты для многих были неожиданными. В течение 8 месяцев — время, прошедшее от первого референдума на Украине до второго, — население Украины высказывается в большинстве своем как за сохранение Советского Союза, так и за диаметрально противоположное — независимость Украины. Сегодня везде официальные лица Украины говорят о легитимности лишь второго, украинского голосования «о независимости» и практически полностью умалчиваются и игнорируются другие факты волеизъявления народа.

Социологической экспертизы на степень репрезентативности результатов референдумов 1991 г. не проводилось. Люди, голосовавшие за «подтверждение Акта о государственной независимости Украины», в большинстве не знакомы были с текстом этого Акта. Так, в Крыму с текстами этого Акта были знакомы всего лишь 5% населения. Об этом неоднократно докладывалось на конференциях и в масс-медиа. Более того, антураж психоза и националистической истерии по поводу независимости провокации по типу «голодуючих студентiв» — также далеко не тот фон, на котором можно исследовать мнение народа по такому важному судьбоносному вопросу, тем более интерпретировать результаты как единственно правильные «на все времена», в форме известного клише — «исторический выбор народа».

Воля народов СССР в последующем была действительно окончательно предопределена в Беловежской пуще. Тогдашние руководители союзных республик, подписав приговор стране, в которой родились, с нескрываемым восторгом доложили президенту США, что Советского Союза как субъекта международного права больше не существует.

История свершилась: «царство пало и опустело». Беловежское соглашение привело к образованию молодых независимых государств, а другими словами, к полному распаду страны на «удельные княжества». Трагические последствия такого «разделения» известны и не имеют аналогов в мировой истории. Крым в этих условиях оказался частью унитарного украинского независимого государства. Мнения крымчан, неоднократно высказанные на референдумах, были проигнорированы.

Крым будет украинским или безлюдным?

Мутная волна перемен и в Крыму с неизбежностью подняла проблемы его обустройства, но уже с учетом новой исторической реальности. Ответственность за обустройство многонационального полуострова взяла на себя независимая Украина. Крым снова, как это не раз было в его истории, оказался на перекрестке межгосударственных, межэтнических и межличностных интересов.

Особо активными в данной ситуации оказались украинские национал-демократические силы. Крым, по их мнению, стал неотъемлемой частью независимого украинского государства, и все, что здесь происходит, должно происходить по украинскому сценарию. Агрессивный национализм, в свою очередь, проявлял себя боевиками народного депутата Украины С. Хмары и лозунгами типа «Крым будет украинским или безлюдным».

Удивительно, но государственные институции во многом сознательно или по долгу службы явно выступили на стороне «независимых государственников», даже при проведении политики в многонациональном Крыму. Так, Украинской Православной Церкви Киевского патриархата передано одно из лучших зданий Симферополя — Дом культуры бывшего военно-политического училища, хотя данное религиозное объединение рассматривается во всем православном мире как раскольническое. В воинских частях Крыма в качестве, видимо, эталона и примера для подражания вывешены портреты Бандеры и Мазепы. Во всех школах и учебных заведениях пытаются обучать детей с крайне антиисторических позиций. Авторитет «молодой незалежной державы» катастрофически снижался и достиг недопустимо низкого уровня, а это, в свою очередь, ограничило роль государства в проведении так необходимых всему обществу реформ.

Неоднократно публиковались данные опросов выпускников вузов, техникумов и средних школ Крыма, именно тех людей, на плечи которых особо ложится ответственность за будущую судьбу страны. Они не утешительны. Еще раз отметим, что только 27% из них при условии возможности выбора хотели бы стать гражданами Украины.

Украинская национальная политика не только противопоставила себя большей части населения Крыма, но и навредила всему украинскому народу, существенно помешала его истинному возрождению. Кто должен разделить ответственность за те страшные последствия, которые понес народ независимой Украины в последние годы?! В многонациональном Крыму проявление такой национальной государственной политики воспринимается особенно болезненно. Нынешние же власти Украины и Крыма пытаются дистанцироваться от крайне агрессивного национализма. Хочется надеяться, что это начало устойчивой тенденции в сторону действительного выражения воли своих граждан. Шансов обустроить Крым по сценарию украинских пронационалистических кругов нет.

Возвращение крымских татар: обособление или интеграция?

Свою точку зрения на историю и будущее Крыма имеют и лидеры политических организаций крымских татар. Крымско-татарское население оказалось в особо тяжелой ситуации. Массовый переезд из обжитых мест породил и массу проблем по их обустройству. Прежде всего, историческая справедливость восторжествовала только в форме ряда решений, снимающих с целого народа клеймо предателей и пособников фашистам в Великой Отечественной войне. Было получено разрешение на въезд и поселение татар в Крыму. К сожалению, дальше этого дело не пошло. Эффективного механизма переселения разработано не было.

Неорганизованное возвращение повлекло за собой стихийные самозахваты общественных земель, незаконное строительство, попытки насильно возвратить старые наименования населенных пунктов. Это породило ответную реакцию местных жителей, частные столкновения перерастали в физическое противостояние (с. Плодовое Бахчисарайского р-на; местность Красный Рай недалеко от Алушты). Отдельные стычки между преступными группировками истолковывались лидерами меджлисов как борьба «русских бандитов» с крымско-татарским народом. Под националистическими лозунгами организовывались акты гражданского неповиновения.

Эти и многочисленные другие факты дестабилизировали межнациональные отношения на полуострове, но украинская, как и крымская, власть на все это практически не реагировала. До широкой общественности не были доведены результаты расследований по уголовным делам в Красном Раю, феодосийским погромам, нападению толпы на здание Верховного Совета Крыма и т.д.

По данным социологических исследований, в 1990-1991 гг. более 2/3 населения Крыма приветствовало репатриацию как акт исторической справедливости. А, начиная с 1994 г., наблюдается радикальное изменение данных позиций: от 75 до 85% населения уже полагают, что в Крыму межнациональные проблемы имеются и лежат они в двух плоскостях: «крымские татары — остальное население» и в «проявлении насильственной украинизации». На наш взгляд, национальная политика Киева по обустройству крымских татар и других лиц, переселенных по национальному признаку, не выдерживает никакой критики, порой углубляя и без того обострившиеся межнациональные отношения в Крыму. А как свидетельствует история, самые тяжелые последствия приносят конфликты, основанные на национальной и религиозной почве. В данном случае присутствует и то и другое.

Используя нерешительную позицию государственных органов, руководители одной из политических структур — Организации крымско-татарского национального движения (ОКНД) — взяли на себя инициативу по проведению съезда — курултая крымских татар. Называя его историческим институтом крымско-татарского общества, существовавшим еще в период Крымского ханства, организаторы почему-то упорно называют его вторым съездом. На нем был избран и меджлис — представительный орган. Анализ принятых курултаем документов показывает, что меджлису поручено действовать во имя «… восстановления государственности крымско-татарского народа на всей территории его Родины — Крыма». Экономической основой такой государственности должны стать «земля и природные ресурсы Крыма, включая его оздоровительно-рекреационный потенциал, являющиеся основой национального богатства крымско-татарского народа». А в случае противодействия этому процессу курултай поручает меджлису «добиваться признания за крымско-татарским народом статуса народа, ведущего борьбу за свое национальное освобождение».

Крымские татары, возвратившиеся на полуостров, безусловно, нуждаются в поддержке. Этому народу сейчас больше, чем кому-либо, она нужна, но обустройство репатриантов должно быть обусловлено обустройством всех проживающих здесь людей, к какой бы национальности они ни относились. Для обустройства Крыма по сценарию курултая предпосылки в настоящее время явно отсутствуют. Крымско-татарский народ должен возродиться, по нашему мнению, не путем обособления, а путем интеграции в многонациональное крымское сообщество.

Россия и Крым сегодня

Точка зрения на обустройство Крыма лидеров русских и российских общин также имеет под собой определенную историческую базу. Напомним, что 2/3 от всего населения республики — русские. Понятно, что в экономике, политике, ментальности большинства местных жителей устойчиво доминирует российское начало. Более того, крымская ментальность последних столетий была пропитана героизмом и величием данной земли для России и всякого русского. Здесь расположен легендарный Севастополь — гордость не только «русских моряков», но и всей России. Здесь — традиционная резиденция русских царей, место проживания или работы передовой российской интеллигенции. Крым, наконец, место крещения всей Руси, колыбель духовности русского народа.

По признанию преосвященного Иннокентия, архиепископа Херсонского и Таврического, служившего здесь в середине прошлого века, крымская земля — «древнее и родовое достояние наше. Здесь купель нашего крещения, здесь начало нашей священной истории и народных традиций. Уступить после сего страну эту кому бы то ни было, значило бы для России отказаться от купели своего крещения, изменить памяти…». Эти слова, сказанные святителем Иннокентием в самый разгар Крымской войны в осажденном Севастополе, при закладке храма Святому Владимиру 15 июня 1855 г., на наш взгляд, приобретают сегодня особую остроту звучания. Все сказанное архиепископом в той или иной степени отражено в сознании каждого русского крымчанина.

Для них особенно сильным социально-психологическим ударом был распад Советского Союза, который объединял земли всей великой соборной Руси. Поэтому они с особой остротой восприняли предательство правящей элиты современной России, бросившей на произвол судьбы десятки миллионов своих соотечественников.

С развалом Советского Союза, в условиях длительной неопределенности статуса Крыма, мы наблюдаем здесь, как реакцию на происходящее, всплеск русского самосознания. Но фактическое равнодушие к судьбе Крыма правящих кругов России привело к существенной дискредитации русской идеи в Крыму. Тем не менее, судьба Крыма в решающей степени будет зависеть, на наш взгляд, именно от нее, от форм ее преломления в геополитических отношениях Украины и России.

В настоящее время в России еще нет должной концепции геополитического развития, а следовательно, нет четко определенной позиции и по крымскому вопросу. Поэтому российский сценарий по переустройству Крыма еще не написан. С его появлением на полуострове могут произойти самые радикальные перемены.

Мы рассмотрели особенности политического обустройства Крыма в исторической ретроспективе двадцатого столетия и три основные концептуальные тенденции в вопросах его преобразования в настоящее время и в ближайшей перспективе. Однако следует подчеркнуть и международный аспект проблемы. Крым имеет уникальное геополитическое расположение. В силу этого известны позиции зарубежных исследователей на предмет будущего развития полуострова, схемы включения его в системы межгосударственных региональных отношений под контролем третьих стран. Вполне реально развитие Крыма и по такому сценарию. Но это несколько другая тема.

Из вышесказанного можно сделать следующие выводы:

  • политический статус Крыма, который формально закреплен правовыми документами Украины, вероятней всего, не окончательный. Историческая ретроспектива двадцатого столетия многократно демонстрировала его радикальные трансформации. В ближайшем будущем мы также должны быть готовы здесь к процессам возможных политических изменений. Их направленность будет лежать в плоскости взаимодействия и взаимообусловленности трех основных концептуальных воззрений на политическую судьбу полуострова — государственно-украинских, российских и крымско-татарских. При этом так называемое мировое сообщество, скорее всего, не упустит возможности реализации здесь и своих собственных интересов;
  • важным выводом из опыта политического обустройства Крыма является то, что для всех крымчан необходимо определение собственного критерия таких преобразований. На наш взгляд, доминирующей тенденцией в этом деле станет процесс становления гражданского общества. Примером может служить политическое обустройство Швейцарии, Австралии и других многонациональных стран. Гражданские приоритеты, равные права и обязанности всех людей перед Законом, независимо от национальности и социального статуса, — основной, на наш взгляд, критерий и в деле политической самоидентификации Крыма;
  • политическое обустройство полуострова не должно быть осуществлено без самоопределения самих крымчан, учета всего своеобразия этого необычайно уникального региона. Данный аспект проблемы требует специального рассмотрения.

В целом, для многонационального Крыма приоритет общегражданских ценностей над другими институциями общественно-политической жизни — исходный принцип соответствующих преобразований. Все это, на наш взгляд, концентрирует как исторический, так и современный опыт политического обустройства Крыма, является его основополагающим вектором.


П.А. Хриенко, О.А. Котолупов
Альманах «Москва-Крым» ?2 С.7