На главную станицу
ИСТОРИЯ
 
 
Фонд Москва-Крым | Россия и Крым | Атлас Крыма | История | Искусство | Духовный Крым | Инвестиции | Отдых | Открытки
  | новости | поиск | карта сервера | обновления | контакты | погода | закладка |  

Общие труды
Архаика
Античность
Крым и Византия
Крым в X-XIII вв
Крым в XIV-XV вв
Крымское ханство
Крым в XVIII-XIX вв
Крым в XX в.
Памятники истории
История народов
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
  • На Чеховской выставке в Ялте представлены уникальные экспонаты
  • В западной Африке погибли крымские вертолетчики
  • Прямые убытки от пожара в Краеведческом музее составили около 50 т. грн
  • Вышел в свет «Словарь винного языка»
  • Будет создан крымско-российский финансово-экономический холдинг
  • В доках «Севморзавода» отремонтировано очередное иностранное судно
  • Крым и Курская область подписали соглашение о сотрудничестве
  • В Севастополь доставлено тело Виталия Романюка - члена экипажа подлодки "Курск"
  • В Партените частично восстановлен храм, основанный в VIII веке Иоанном Готским
  • В Сакском районе строится храм свт. Иннокентия Иркутского
  • Парламент и правительство – кто в Крыму главнее?


  • КРЫМ В XX ВЕКЕ

    "Без победителей"
    К 75-летию окончания Гражданской войны
    А.Г. Зарубин, В.Г. Зарубин

    Глава II. Год 1918
    Германская оккупация Крыма, правительство Сулькевича

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1. Известия. 1918. 8 мая. Командующий главной из 4-х наступавших на Крым колонн германских войск Ашауэр откровенен в своих мемуарах, называя Крым "несравненной геополитической позицией". "Овладение этим плацдармом на северном побережье Черного моря, с его идеальными морскими гаванями и находящимися в них судами, - пишет он, - расширяло круг нашего влияния в таком размере, в каком мы и не предполагали" (вскоре из Крыма немецкие войска станут перебрасываться на Кавказ. - Авт.) (ЦГАК, ф. П-150, оп. 1, д. 67, л. 11; перевод С. Драбкиной).
    Между тем, социалисты Ледебур, Гаазе и др. опротестовывают в рейхстаге оккупацию Крыма, как противоречащую Брест-Литовским договоренностям.
    2. Цит. по: Надинский П. Н. Очерки по истории Крыма. Ч. II. С. 102-103.
    7 мая Крым был разделен на две зоны оккупации: западную, которую занимала 117-я егерская дивизия, и восточную - 15-я дивизия ландсвера. Севастополь (комендантом которого с 3 мая стал упомянутый Ашауэр) выделялся в самостоятельную единицу; его заняли 1-й и 9-й егерские батальоны. 7-й егерский батальон был направлен для усиления оккупационных частей в район Симферополя. "Вместо украинских флагов на русские военные суда... был водружен германский флаг" (ЦГАК, ф. П-150, оп. 1, д. 67, л. 10). Ашауэр подчеркивает, что немецкие колонисты и татары встречали кайзеровцев как "освободителей".
    3. Характерный пример: "От Коменданта гор. Феодосии. По приказу Генерал-Фельдмаршала фон Эйхгорн и на основании Императорского указа II от 28 декабря 1899 г. впредь до особого распоряжения будут судить полевым судом всех находящихся в Крыму лиц:
    1) Если они обвиняются в действиях, караемых по Закону Германской империи и совершенных против германских войск или против граждан Крымского полуострова или против учреждения, назначенного Германским Императором.
    2) Если они не исполнили или противодействовали приказу германского начальника и за такой проступок не полагается наказания согласно закону о маловажных проступках..." Дата: 7 мая (Бюллетень "Феодосийской Жизни". 1918. 9 мая).
    4. Крым. 1918. 10 мая.
    5. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 2, д. 394, л. 2, 5.
    6. Южные Ведомости. 1918. 10 мая.
    7. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы. С. 78-79.
    8. Там же. С. 78. См. также: Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром (октябрь 1917-1920 гг.). М., 1982. С. 180-184. Кадеты отрицательно отнеслись к проекту создания высшей власти в Крыму, предложенному татарской парламентской комиссией (см. с. 105-106). Проект несостоятелен, сочли кадеты, ибо у русских нет своих национальных организаций, а правительство, ответственное перед татарским парламентом, не будет пользоваться доверием всего населения Крыма, "и самый факт его существования будет лишь подливать масло в огонь и без того уже неестественно раздутой в Крыму национальной розни". Кадеты предложили выборы в органы самоуправления и их соглашение с Курултаем (Ялтинский Голос. 1918. 18(5) мая). Соглашение не осуществилось.
    Набоков Владимир Дмитриевич (1869-1922). Потомственный дворянин, сын министра юстиции при Александре II. Отец известного русско-американского писателя В.В. Набокова. Окончил юридический факультет Петербургского университета. В 1894-1899 годах - на государственной службе, получил звание камер-юнкера. Преподавал в Училище правоведения. За свои политические убеждения лишен в 1904 году звания камер-юнкера. Член Союза Освобождения. Один из основателей партии конституционных демократов (Народной Свободы). Товарищ председателя ЦК партии и редактор-издатель ее центрального органа "Вестник Партии Народной Свободы", соредактор газеты "Речь". Редактировал издания "Право", "Вестник Права", сотрудничал в журнале "Освобождение". Активный участник земских съездов 1904-1905 годов. Депутат первой Государственной думы, подписал антиправительственное Выборгское воззвание. После Февральской революции - управляющий делами Временного правительства. В 1918-1919 годах - министр юстиции второго Краевого правительства в Крыму. В эмиграции - среди правых кадетов. Издавал вместе с П.Н. Милюковым в Лондоне журнал "New Russia", совместно с И.В. Гессеном в Берлине - газету "Руль". Убит белоэмигрантом-черносотенцем при попытке покушения на П.Н. Милюкова (Советская историческая энциклопедия. Т. 9. М., 1966. С. 865; Федоренко А.П. Набоков Владимир Дмитриевич //Политические деятели России. 1917: Биографический словарь. С. 226-227, и др.).
    Винавер Максим Моисеевич (1863 (1862?)-1926). Родился в Варшаве. Там же окончил университет (1886). Юрист-государствовед с международной известностью. Выступал как адвокат. Редактировал (совместно с В.Д. Набоковым) журнал "Вестник Права". Стоял у истоков образования кадетской партии, член ее ЦК. Участвовал в деятельности еврейских общественных организаций. Депутат первой Госдумы, подписал Выборгское воззвание. В 1918-1919 годах - министр внешних сношений второго Краевого правительства в Крыму. В 1919 году эмигрировал в Париж, где участвовал, как публицист, в различных изданиях (журнал "Европейская Жизнь" ("Европейская Трибуна"), газета "Последние Новости"). Автор работ по праву и воспоминаний. Умер в Ментон-Сюр-Бернаре (Франция). (Советская историческая энциклопедия. Т. 3. М., 1963. С. 488-489; Голостенов М.Е. Винавер Максим Моисеевич //Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. М., 1993. С. 65-66 и др.).
    9. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы. С. 77.
    10. Сулькевич Мацей (Матвей) Александрович (Сулейман Сулькевич) (1865-1920). Сын полковника гусарского полка, из литовских татар. Получил военное образование в Воронежском кадетском корпусе, Михайловской артиллерийской школе и Академии Генерального штаба. С 1883 года - в армии. Генерал-майор с 1910 года, генерал-лейтенант - с 1915-го. Участник русско-японской войны 1904-1905 годов, первой мировой войны. Службу в Русской армии завершил в начале 1918 года на посту командующего 1-м Мусульманским корпусом. Издал два тома распоряжений и записок. Член ТУАК (Таврической ученой архивной комиссии) с 1912 года. После падения своего правительства в Крыму, с конца 1918 года, - начальник генштаба армии Азербайджана. Расстрелян большевиками в бакинской тюрьме (по различным источникам).
    11. Южные Ведомости. 1918. 12 мая.
    12. Крым. 1918. 21 мая; Елагин В. Националистические иллюзии крымских татар в революционные годы. С. 110. Известно, что Вильгельм II объявил себя покровителем ислама.
    Речь Сейдамета вызвала резкую реакцию в кадетской среде. "Крым - слишком малая величина, чтобы иметь какое-либо решающее значение на весах гигантской международной борьбы. (...) Крым - не субъект, а объект не только в международной, но даже в чисто германской политике.
    Поэтому мы считаем все споры о крымской ориентации (германской, турецкой. - Авт.) - чистейшей декорацией. (...) Крым... нуждается в организационной, а не в дипломатической работе. (...) Мы убеждены, что ближайшие дни покажут обоснованность наших сомнений, что: вы (курултаевцы. - Авт.) не научились ценить действительную свободу, равную для всех, а под влиянием ваших неумных вожаков вы увлеклись жаждой власти, вас научили не нуждаться в братстве, а стремиться к господству, к диктатуре.
    Отсюда все зло! Жизнь, построенная на ненависти и беспощадной борьбе, заканчивается неизбежно деспотизмом и реакцией, будь-то слева или справа". Как меняется тон Д.С. Пасманика, еще совсем недавно столь благожелательного к нацдвижению татар! (Ялтинский Голос. 1918. 24(11) мая).
    Так начинается охлаждение кадетов к Курултаю и сближение их с эсерами. Точки над і были поставлены в летней полемике между газетами "Крым" и "Ялтинский Голос". "Крым" (в статье Г. Кизильташлы. "Кадетская партия и политика". 1918. 24 июня) обвинил кадетов в политической беспринципности и проантантовской позиции. "Голос" ответил двумя программными материалами. "Вдохновители газеты "Крым" были не так давно горячими сторонниками российской социалистической федеративной республики, гордились своим французским воспитанием, короткое время вдохновлялись идеями константинопольского издания, а закончили германской ориентацией и поддержкой министерства ген. Сулькевича" (генерал публично подчеркивал, кстати, что "Крым" не отражает точки зрения правительства. - Авт.) 28(15) июля. А в ответе на статью "Историческая поездка" (Крым. 28 июля) (Сейдамета в Германию. - Авт.) читаем: кадеты "прекрасно знали, куда клонит политика "национального героя" Сейдамета" (потому и были против создания МИДа); теперь официоз крымскотатарской молодежи "открыто признается, что все дело - в отделении Крыма от России, напоминая при этом, что в былые времена "крымские ханы... по первому зову Константинополя представляли свою армию в распоряжение Халифа" (1 августа (19 июля).
    "...Плелась около Крыма медленно и незаметно германо-турецкая паутина" (Винавер М. Указ. соч. С. 4).
    13. Крымский Вестник. 1918. 17 ноября; Протоколы заседаний Таврической ученой архивной комиссии за 1918-1919 гг. / Примечания к 57-му тому Известий Таврической ученой архивной комиссии. Симферополь, (б. г.); ЦГАК, ф. П-150, оп. 1, д. 67, л. 56-57. См. также: Деникин А.И. Указ. соч. С. 140-141.
    14. См.: Елагин В. Националистические иллюзии крымских татар в революционные годы. С. 115.
    15. Крымский Вестник. 1918. 17 ноября.
    16. Там же.
    17. Крым. 1918. 10 мая.
    18. Там же. 12 мая. Ялтинский Голос. 1918. 16(3) мая.
    19. Там же. 17 мая. Полностью приведен в статье В. Елагина "Националистические иллюзии крымских татар". С. 109.
    20. "Среди депутатов (Курултая. - Авт.) замечается расхождение по вопросу создания Краевой власти, - фиксирует газета, - значительно усилилась левая группа, к которой присоединились голоса части группы центра, разделяющей мнение о необходимости созыва Краевого Учредительного Собрания" (Симферопольский Городской Вестник. 1918. 25 мая / Ф. Крымского республиканского краеведческого музея (КРКМ), КП32464 (Д11763).
    21. Крымское краевое правительство в 1918/19 г. /Красный Архив. 1927. Т. 3(22). С. 112-113.
    22. Там же. С. 101. А.В. Мальгин в своей содержательной статье "Внешняя политика крымского Краевого правительства генерала Сулькевича" (Крымский Музей. 1995. № 1. С. 56-66 (включая приложения), анализируя политику кайзеровской Германии в отношении Крыма, акцентирует внимание на таком факторе, как позиция Советской России, считавшей полуостров (по Брестскому миру) своей территорией. "Выход, - пишет Мальгин, - германское командование видело в поддержке формирования на полуострове самостоятельного правительства, которое, однако, не имело бы какого-либо международного статуса и не опиралось на официальное признание Германии, то есть являлось бы "краевым", временным, а не государственным" (Там же. С. 57). С этим можно согласиться, присовокупив особенности внутрикрымской ситуации.
    Что касается перманентных "угроз передать Крым Украине" со стороны Германии, то они носили не более чем характер словесного давления, ибо подобный автоматический акт был бы невыгоден со всех точек зрения самой Германии. Один из руководящих деятелей добровольческого движения писал: "...Украинское правительство неоднократно возбуждало вопрос о присоединении Крыма к Украине, но немцы определенно отвечали, что Крым должен оставаться самостоятельным" (Лукомский А.С. Противосоветские организации на Украине и начало гетманства //Революция на Украине: По мемуарам белых. М. - Л, 1930. С. 201).
    23. Крым. 1918. 10 мая.
    24. Там же.
    25. Нам предоставляются чрезмерно субъективными оценки личности Сулькевича В.А. Оболенским: "несчастный добродушный авантюрист", тип "хлебосольного помещика доброго старого времени", "беспрекословно выполнять волю немецкого штаба" и т. п. (Крым в 1917-1920-е годы. С. 80, 81, 82). Все было сложнее.
    26. Крымское краевое правительство. С. 105.
    27. Там же. С. 109.
    28. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 2, д. 397, л. 18.
    29. Цит. по: Мельник М. Україна i Крим в iсторичних взаєминах: Вiдбитка з журналу "Визвольний Шлях". [Лондон]. 1982. Ч. VIII, IX, X. Компилятивное сочинение М. Мельника ввиду тенденциозности, ошибок и передержек не может быть отнесено к рангу научных.
    Министр правительства Скоропадского И.А. Кистяковский рискнул заявить В.А. Оболенскому: "Мы заставим Крым присоединиться к Украине. Для этой цели и служит таможенная война. Мы примем еще целый ряд мер, чтобы сделать вас более покорными. А если вы потом будете агитировать в духе российской ориентации, то мы вас будем вешать" (Цит. по: Украина и Крым //Ялтинский Голос. 1 сентября (19) августа).
    30. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 2, д. 399, л. 1-5.
    М.А. Сулькевич держал интересы Крыма - как он их понимал, - на первом плане. На съезде земских гласных, открывшемся 9 августа, он подтвердил краеугольный камень политики кабинета: "Правительство стоит твердо... на точке зрения независимости Крыма впредь до решения этого вопроса на мирной конференции" (Ялтинский Голос. 1918. 11(28) августа). А в своем интервью во время пребывания в Ялте даже сказал то, что ему - военному человеку с развитым чувством собственного достоинства - говорить, видимо, не особо хотелось:
    "- На вопрос об украинско-крымских отношениях я могу ответить следующее.
    Уже как командир мусульманского корпуса, с которым я спешил в Крым для борьбы с большевиками, я имел столкновение с бывшей украинской Радой. Меня с моими войсками задержали в Тирасполе, несмотря на то, что по Брестскому договору Крым оставался вне пределов новосозданной украинской республики. (...) ...Мое правительство не было ни за Украину, ни против нее, а стремилось лишь к установлению добрососедских отношений, одинаково полезных и нужных как для Украины, так и для Крыма. После того, как я сообщил в Киев о моем новом назначении, я неожиданно получил от украинского правительства телеграмму, адресованную мне как "губерниальному старосте", на украинском языке. Я ответил, что я не "староста", а глава правительства самостоятельного края, и что я прошу установить сношения между нами на общественном языке - на русском. Этот мой поступок объявили в Киеве "разрывом дипломатических отношений". Мы, т. е. крымское министерство, послало своего уполномоченного в Киев для установления экономического соглашения, но оно там натолкнулось на абсолютно закрытые двери" (Там же. 3 сентября (21 августа).
    31. Там же, ф. Р-1694, оп. 1, д. 96, л. 62 -69; ф. Р-999, оп. 2, д. 399, л. 18.
    32. Там же, ф. Р-999, оп. 2, д. 399, л. 6-10, 17.
    33. Там же. л. 14.
    34. Крымский Вестник. 1918. 28 июня.
    35. Бененсон М. Возможна ли экономическая самостоятельность Крыма? //Южные Ведомости. 1918. 11 сентября.
    Находившийся в тот период в Киеве украинский кадет Н.М. Могилянский так смотрел на конфликт: "...Немцы постоянно и намеренно путали карты при переговорах Украины с Крымом, чтобы и здесь как-нибудь невзначай не было достигнуто какого-нибудь соглашения. Divide et impera (разделяй и властвуй) было их лозунгом. А русские Украины и Крыма, серьезно вообразив себя двумя государствами, вели таможенную войну между собой, будто кому-то было полезно, чтобы в Крыму гнили продукты, когда в Киеве на них стояли безумные цены. Позорная страница!" (Могилянский Н.М. Трагедия Украины (Из пережитого в Киеве в 1918 г.) //Революция на Украине. С. 132).
    36. ЦГАК, ф. Р-1000, оп. 4, д. 19, л. 32.
    37. Там же, л. 34.
    38. Крымское краевое правительство. С. 117. Это не совсем согласуется с утверждением А.В. Мальгина, что "немецкие представители позаботились о том, чтобы исключить по возможности упоминания о какой-либо зависимости... правительства от оккупационного командования..." (Указ. соч. С. 57).
    39. В директиве германского командования в Крыму от 16 сентября генерал Кош настаивал: "Правительство (крымское. - Авт.) не является Государственным правительством, а Краевым правительством без собственного Министра Иностранных Дел. Крым не должен иметь политических отношений с иностранными державами". "Правительство, - подчеркивал Кош, - должно быть составлено на равных началах из русских, татар, немцев". На что правительство Сулькевича ответило, что название "Краевое" не означает отсутствия у Крыма самостоятельности, а пропорциональное представительство по национальностям соблюдается со дня его основания (Крымско-украинские переговоры: Собрание документов, касающихся пребывания в Киеве Делегации крымского Правительства. 26 сентября - 16 октября 1918 г. Симферополь, 1918. С. 67, 68). Из чего следует, что кабинет Сулькевича далеко не всегда выступал в той роли послушного исполнителя германских директив, какую изображают некоторые современники (В.А. Оболенский) и советские историки (П.Н. Надинский). Так, 20 октября, образуя комиссию по внешним делам, Совмин счел нужным дать обоснование: "...Принимая во внимание особое значение для интересов и будущности Крыма создавшегося международного положения, а равно и событий, совершающихся в различных бывших областях Российской Империи, а также осложнившихся отношений между Крымом и Украиной, имея в виду необходимость принять все зависящие меры к наилучшему использованию в интересах Крыма настоящей политической конъюнктуры и учитывая исключительное положение вопроса об управлении в Крыму Иностранными Делами" (Собрание узаконений и распоряжений Крымского Краевого Правительства. № 9, отдел первый / Ф. КРКМ, КП11978/364. [Симферополь], 1918. С. 215-216).
    40. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 1, д. 56, 58; оп. 2, д. 110.
    41. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы. С. 82. Мы позволили себе несколько видоизменить фразу автора (он говорит не о режиме, а о правительстве), не исказив, надо думать, ее смысла.
    Кадетская сторона предприняла попытку провести достаточно осторожную юридическую экспертизу Декларации. Их крайнее недоумение вызвало то, что Крым ни разу не назван в документе "государством", а именуется "краем". Что же это такое? "...Государственный фрагмент, случайно оторвавшийся от своего целого... которому предстоит снова отойти к какому-то целому" (понятно, о чем идет речь. - Авт.). Но в то же время жители Крыма разделены на полноценных ("граждан") и неполноценных ("иностранцев") - явный признак государственности. Непонятно, считали эксперты (не забудем того, что среди кадетов, находящихся в Крыму, были блестящие юристы), взятие на себя правительством утверждения "уставов" - в контексте: программ - политических партий. "Можно карать за действия, даже преследовать за убеждения, но никому не приходило в голову утверждать партийные программы на манер утверждения устава акционерной компании" (Ялтинский Голос. 1918. 4(20) июля).
    По одному пункту Сулькевич возразил: "...Крым временно должен оставаться "краем" и не больше, судьба которого будет решена там и тогда, где и когда будут решаться судьбы всей Европы". По второму он тоже был убедителен: "...Мы хотим освободить Крым от пришлых элементов, создавших у нас большевизм. Весь вопрос в крымском гражданстве, не исключающем российского гражданства, может быть разрешен каждым заинтересованным лицом в один час" (Там же. 3 сентября (21 августа).
    42. ЦГАК, ф. Р-1000, оп. 4, д. 19, л. 77 об.
    43. Там же, л. 47-47 об. Здесь снова "сработала" дипломатия Советской России, считает А.В. Мальгин, вглядываясь в августовские договоренности между нею и Четверным блоком (Указ. соч. С. 58).
    44. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 1, д. 192, л. 17; д. 163, л. 170.
    45. Там же, д. 198, л. 13, 215; д. 195, л. 186 об; Ялтинский Голос. 1918. 4 августа (22 июля).
    46. Крымский Вестник. 1918. 28 июня.
    47. См.: Второй съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины. 17-22 октября 1918 года. Протоколы. Киев, 1991. С.31-32; Загородских Ф.С. Борьба трудящихся против немецко-кайзеровских оккупантов в Крыму //Борьба большевиков за упрочение Советской власти, восстановление и развитие народного хозяйства Крыма. Симферополь, 1958. С. 5-41; Шамко Е.Н. (Указ. соч. С. 166-174).
    48. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы. С. 82.
    49. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 2, д. 397, л. 53.
    50. Там же, ф. Р-1000, оп. 4, л. 19, л. 48-48 об., 66.
    51. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы. С. 82.
    52. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 1, д. 180, л. 4.
    53. Там же, л. 9.
    54. Там же. ф. Р-1000, оп. 4, д. 19, л. 60 об.
    55. Там же, л. 77 об.-78.
    56. О ходе переговоров, их результатах см. также: Мальгин А.В. Указ. соч. С. 62.
    57. Крымско-украинские переговоры. С. 20-22.
    58. Там же. С. 4, 46, 4-5.
    59. Там же. С. 41-43.
    60. Там же. С. 8.
    61. Там же. С. 57, 60.
    62. Крымский Вестник. 1918. 22 октября.
    63. Собрание узаконений и распоряжений Крымского Краевого Правительства. № 1, отдел первый. С. 15.
    64. Там же. С. 4; № 7, отдел первый. С. 152-153, 158, 161-163.
    65. Известный, в частности, тем, что в ноябре 1921 года он, в составе группы генералов и офицеров, в числе которых был и Я.А. Слащев, вернулся из эмиграции в Россию (Слащев-Крымский Я.А. Белый Крым 1920 г. Мемуары и документы. М., 1990. С. 252 (Примечания А.Г. Кавтарадзе). В дальнейшем - военспец Красной Армии, состоял для особых поручений 1-го разряда инспекции артиллерии РККА.
    66. ЦГАК. ф. Р-999, оп. 1, д. 135, л. 6.
    67. Там же. оп. 2, д. 398, л. 12.
    68. Там же, л. 5.
    69. Деникин А.И. Указ. соч. С. 141.
    70. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы. С.84 "Если год тому назад хватало на жизнь, зарабатывая 100 руб. в месяц, то теперь уже не хватает и 400 рублей" (Пасманик Д. Рабочий вопрос //Ялтинский Голос. 1918. 4 августа (22 июля).
    71. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 2, д. 403, л. 16-21.
    72. Собрание узаконений и распоряжений Крымского Краевого Правительства, № 4, отдел первый. С. 86.
    73. Там же. № 8, отдел первый. С. 190.
    74. Там же № 6, отдел первый. С. 123-124.
    75. Родионов А.М. От драхмы до рубля: Краткий очерк денежного обращения в Крыму. Симферополь, 1994. С. 21, 27.
    76. ЦГАК, ф. Р-1000, оп. 4, д. 19, л. 62.
    77. См.: Загородских Ф.С. Указ. соч. С. 22-24, 27-29; ЦГАК, ф. Р-999, оп. 1, д. 195, л. 16, 61; л. 198, л. 79.
    78. См.: ЦГАК, ф. 483, оп. 4 д. 1218 и др.
    79. Там же. ф. Р-999, оп. 2, д. 402, л. 70-71.
    80. Краткий обзор деятельности первой демократической Думы. 1917-1918 гг. Симферополь, 1919. С. 61-63.
    81. Авторы намеренно не останавливаются на состоянии науки, культуры, образования в период гражданской войны, считая, что эта проблематика специфична и выходит за рамки темы. Она, однако, затрагивалась в иных публикациях авторов (Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Культурная политика Крымских краевых правительств (М.А. Сулькевича и С.С. Крыма (Неймана) //Русская культура и Восток: Материалы III Крымских Пушкинских чтений. 13-19 сентября 1993 г. Бахчисарай. Симферополь, 1993; Зарубин В.Г. Политика Крымских краевых правительств в отношении развития исторической науки, археологии, музейного дела и сферы охраны памятников /Тезисы международной конференции "Византия и народы Причерноморья и Средиземноморья в раннее средневековье (IV-IX вв.)". Секция охраны памятников археологии. Симферополь, 1994. С. 16-18 (и др.).
    82. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы. С. 84.
    83. Крымский Вестник. 1918. 22 октября.
    84. Там же.
    85. Крым. 1918. 10 мая.
    86. Миллет. 1918. 22 августа (с крымскотатарск.) //Бочагов А. К. Указ. соч. С. 54-55.
    87. А.В. Мальгин осторожен: "Несмотря на безрезультатность переговоров, Крым и Украина, по-видимому, уже не вернулись к состоянию "экономической борьбы" (Указ. соч. С. 62). Поправляем: вернулись, хотя и ненадолго.
    88. Крымский Вестник. 1918. 22 октября.
    89. В тот же день собрание правления профсоюзов и организаций соцпартий Феодосии, констатируя в своей резолюции, что "политика Крымского Правительства, построенная исключительно на защите интересов имущих классов, полное игнорирование потребностей широких масс, разгон органов местного самоуправления, стремление к реставрации дореволюционных отношений усугубляют разруху краевого и местного хозяйства и вызывают сильное возмущение рабочего класса", призвало к воссозданию единой России при автономии Крыма (ЦГАК, ф. Р-999, оп. 2, д. 402, л. 10-12).
    Чуть ранее, в Гаспре в доме И.И. Петрункевича состоялось частное собрание кадетов. Набрасывается программа действий будущего правительства: возрождение единой России, которое должно идти только снизу, от самоуправлений; организация местной власти, но при опоре в военном отношении на Добровольческую армию (7 октября). На платформе "единой России" сошлись с левыми (то есть умеренными социалистами), хотя сохранялись разногласия: не предрешать форму правления ("демократическая", "республиканская" - пусть вопрос этот решает Учредительное собрание, но только новое, а не старое). Началась "тихая, полунемая осада властей предержащих", которая в виде митингов, собраний, деклараций и пр. "длилась более месяца..." (Винавер М. Указ. соч. С. 1, 5-15).
    90. Крымский Вестник. 1918. 22 октября; ЦГАК, ф. Р-999, оп. 1, д. 163, л. 89-89 об.
    91. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 1, д. 79, л. 1-3. "Очень интересует всех молниеносное превращение Крымского Президента Сулькевича, - заносит в дневник современник. - Все общественные учреждения выносят ему резолюции "вон!". По поводу его реакционности, а он нуль внимания, и все сидит и только все более демократизуется. В какие-нибудь две недели отменил незадолго до этого им же изданный квартирный закон, затем ввел свободу печати, отменил предварительную цензуру и разогнал правые цензовые Думы, на их место посадил опять же "демократические". (4 ноября) /А. В. Дневник обывателя (26 июля 1918 г. - 4 апреля 1919 г.) /Архив русской революции. Т. IV. /Репр. Берлин, 1922). М., 1991. С. 257.
    92. 23 сентября в Уфе создается коалиционное правительство под председательством правого эсера Н.Д. Авксентьева - Директория (Временное Всероссийское правительство).
    93. ЦГАК, ф. Р-999, оп. 1, д. 163, л. 90; Ялтинский Голос. 1918. 14 ноября; Винавер М. Указ. соч. с. 225-226.



      БЕЗ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
    Оглавление    
  • Предисловие
  • Глава I. Год 1917
  • Таврическая губерния: в феврале 1917
  • От эйфории марта к конфронтации октября
  • Октябрьский переворот - отзвуки в Крыму. Первые вооруженные столкновения
  • Глава II. Год 1918
  • Большевики приходят к власти
  • Республика Таврида: три месяца военной коммуны
  • Германская оккупация Крыма, правительство Сулькевича
  • Глава III. Год 1919
  • Правительство Самуила Крыма
  • КССР: Второе пришествие большевизма. "Деникинщина"
  • Глава IV. Год 1920
  • Крым при Слащеве, отставка Деникина, Врангель
  • Врангель и его реформы. Конец "Белого дела"
  • Глава V. Год 1921
  • Красный террор, продразверстки и голод
  • Заключение
  •      
    Design © Metakultura.ru
    © Фонд развития экономических и гуманитарных связей "Москва-Крым"
    Главный редактор